Что делать, если из за ошибок молодости не могу устроиться на работу педагогом?

Крик души простого учителя

Что делать, если из за ошибок молодости не могу устроиться на работу педагогом?

Извините конечно, но что-то вот.. ужас как надоело. Как вы, наверное, понимаете, я работаю в школе. И я ненавижу свою работу. Если меня читают мамы школьников – читайте, пожалуйста, повнимательнее.

У меня один класс, 5й. 20 человек. из них минимум 10- претенденты в класс коррекции. а они учатся вместе со всеми, чем очень омрачают мне трудовые будни. Не подумайте, пожалуйста, что я чмо, что бедных деток унижаю и как-то способствую их деградации. но…

Один мальчик например в классе принципиально не делает домашнее задание. ну вот не делает и все. и завучи вызывали, и всяко-разно. бесполезно.

Когда классная руководительница этого класса по моей просьбе звонила ему домой, его мама ответила: “Какого черта вы его заставляете? Не хочет-пусть не делает. Он уже взрослый, пусть сам решает, что ему важно.

Не любит русский язык-пусть не учит”. И положила трубку. В 5 классе, он взрослый и самостоятельный, и может решать? Ну-ну.

Вторая девочка не ходила в школу пару недель. Классная руководительница, позвонив домой, чтобы поинтересоваться, почему девочка не ходит на занятия, услышала вопрос пьяной в говно матери – “а что, она в школу не ходит, да?”

Третья мамаша прибежала ко мне в кабинет через 20 минут после окончания последнего урока, и, брызгая слюнями, начала орать, что,мол, какого хера я ставлю ее сыночку двойки, если он у нее аутист-эпилептик, что я его двойками своими вгоняю в депрессию и отбиваю желание учиться, что я вся такая-рассякая и вообще. Я конечно же потерялась вконец, и так бы стояла, если бы на помощь мне не пришла проходящая мимо классная руководительница. Она быстро разрулила всю ситуацию, и мамашка ушла. а я осталась, как облитая помоями, и стала думать.

Извините, во-первых, я не знала что он аутист-эпилептик с рассеянным вниманием. и в школе ни разу за полгода припадков я у него не наблюдала. только периодическое отсутствие домашней работы и безобразное поведение. как у всех, самых обычных 11 летних детей.

Во-вторых, в журнале не написано, что он припадочный, и что у него щадящий режим обучения. Да и мне никто не сообщал. существует специальный порядок работы с такими детьми. насколько мне известно.

И в конце концов, не мне учить таких детей, новичку, который журнал то увидел первый раз в жизни. Существуют специальные школы, специальные учителя, и вообще.

Да, я изучала педпсихологию, но вашу мать! я не знаю как себя вести в таких ситуациях! это приходит с опытом, а у меня опыта – кот наплакал.

Я считаю, что такие классы, где тотальная безграмотность и похеристичное отношение родителей, надо брать на сцецконтроль, или еще что там есть.. а их не расформировывают из жалости, что над такими детьми будет смеяться весь остальной класс. конечно, выход офигенный – собрать их всех в один класс, ага.

Я очень стараюсь, я за этими проклятыми, простите конечно, тетрадями, за которые мне платят, кстати ДВАДЦАТЬ КОПЕЕК за штуку, сижу до ночи, я пишу конспекты на каждый урок, но..

Я не вижу отдачи. Элементарно не вижу интереса в глазах у этих детей. потому что им интересно пописАть маты на стенах подъездов, посидеть в компьютерном клубе вместо уроков, разбить друг другу морду или пошарахаться по улице.

А как работать в пустоту с детьми, расскажите мне, пожалуйста? На уроках работает пара человек, из которых одна-отличница , а вторая- просто очень хорошо соображающая девочка. у остальных – полный конец. Но я же не могу весь урок построить на работе с этими двумя детьми. всем остальным же- глубоко наплевать на то, что я там вещаю у доски.

И я думаю, что это все происходит потому, что дома нахер эти дети никому ненужны. Ими никто не занимается, и не говорит о том, что без обучения и знаний они никем не станут.

Родителям глубоко наплевать на то, что задали ребенку в школе, и выполнил ли он это домашнее задание. А я потом, извините, предоставляя результаты мониторингов завучам, получаю втык за то, что я плохой учитель, и не могу ничему никого научить, раз у меня в срезовых работах сплошняком стоят двойки.

А что я могу сделать, простите, если материал, который выдается на несчастных 45 минутах, не закрепляется домашней работой???? Я когда разговаривала с родителями, неоднократно говорила: ваша задача, как родителей, заключается в проверке выполнения домашнего задания у вашего ребенка.

Не надо изучать с ним новые темы, это моя задача, как и тренировка. но закрепление нового материала в виде выполнения несчастного 5-строчечного домашнего задания – это прямая родительская обязанность. А они..

Они работают, учатся, пьют, трахаются – в общем живут полной жизнью, а ребенок вырастает, простите, дебилом, который к 9 классу пишет “жыл” и “ищо”.

А потом все валят на школу, и винят ее во всех смертных грехах.

Я считаю, что виновата СЕМЬЯ. И если нет времени на ребенка – зачем было его рожать, простите. А то тоже мне – извините, че вы пристали со своими родительскими собраниями, “я же УЧУУУСЬ”, или “Я ЖЕ РАБООООТАЮ”. Не бывает безвыходных ситуаций. хоть вы меня убейте, никогда в это не поверю. Говорю это, вспоминая маму.

Которая, когда папа пил “не просыхая” месяцами, работала за себя и за того парня чуть ли не грузчиком. И она ВСЕГДА ПРОВЕРЯЛА У НАС У ВСЕХ ДОМАШНЮЮ РАБОТУ, УСТАЛА ОНИ ИЛИ НЕТ, БОЛЕЕТ ЛИ ИЛИ ПРОСТО НЕТ НИКАКИХ СИЛ. И СИДЕЛА С НАМИ ДО НОЧИ, И МЫ ПЕРЕПИСЫВАЛИ ЛИСТ ЗА ЛИСТОМ,ЧТОБЫ БЫЛО БЕЗ ОШИБОК.

И чтоб не было стыдно ей перед учителями, что, мол, нарожала, и справиться не может (если кто помнит, нас 5 детей в семье, я вторая).

И поэтому я считаю, что всегда можно найти 2 часа проверить 3 предложения и 5 примеров. А они накупят решебников детям и посылают на все 4 стороны – а я потом во всем виновата.

Нафига мне это все, спросите???? Такое отношение и детей, и родителей тупо заставляет опустить руки. Я хожу на работу как на каторгу, потому что знаю – ничего в этом классе положительного я не услышу и не увижу, кроме списанной с решебника домашней работы или драки с матами. Один урок был удачным. ОДИН.

Первый урок по Некрасову, пару недель назад, когда обсуждали его биографию и “Бурлаков на Волге”. Тогда целых 5 человек подготовилось, написали биографическую справку и пообсуждали со мной картину. Остальные сидели придуривались, ковыряли в носу или рисовали в тетради.

Видимо я такой “хороший” специалист, что не могу привлечь их внимание?

Я всегда считала что я люблю детей, какими бы они ни были. Но изо дня в день видеть такое скотское к себе отношение – извините, я себя не на помойке нашла.

Мне тетки “Марьиванны” говорят – потерпи, классу к 7 будет виден результат работы,скорее всего…

К 7 классу, очень оптимистично… а что мне делать еще полтора года?

Долго очень хотела написать, но что то все никак не собиралась.. а два дня подряд встречаю девочек, которые тоже работают в школе. и у них АБСОЛЮТНО ТАКИЕ ЖЕ настроения. Или дети деградируют вместе со своими родителями, или мы- говно, и зря нас вообще к этим детям пустили.

Я прекрасно понимаю, что эти дети по сути то не виноваты в том, что их родители- безответственные уроды, которые не выполняют свои родительские обязанности. И на уроках я никогда не показываю того, что я устала, или что это все меня уже дастало в доску.

Просто мне обидно, вот и все. я бы с радостью с ними занималась отдельно с каждым, Ведь, поверь, моментально заметно на уроке, кто хоть попытался вникнуть в тему, а кто нет. И те, кто хоть раз чего-то дома открыли – на уроке следующем активно тянут руку, стараются отвечать…

Но это так редко бывает. просто как буде, то все в трубу… я устала уже от этого.

Спасибо за внимание.

gong77.livejournal.com

Сохранить:

Источник: http://www.eduhelp.info/page/krik-dushi-prostogo-uchitelja

Как молодому учителю устроиться на работу

Что делать, если из за ошибок молодости не могу устроиться на работу педагогом?

Даже опытные учителя, переехав в другой регион, далеко не всегда могут устроиться на хорошую работу. Несколько советов тем молодым учителям, которые хотят устроиться на работу в хорошую школу, где, откровенно говоря, вас не очень ждут. И всё-таки, давайте попробуем.

Опыт, сын ошибок трудных

Прежде всего, мой первый совет: все-таки, постарайтесь хотя бы несколько лет поработать в той школе, куда вас взяли от безысходности. Да, эта школа может находиться в глубинке. Находится в ветхом здании, и с детьми у вас не ладится.

Но первые годы работы в школе бесценны.

Вы приобретёте бесценный опыт работы. Никакие методические рекомендации и ваши успешные вузовские знания не помогут, пока вы не окунётесь в школьную повседневность. Вы набъёте себе много шишек. Но за битого… вы знаете, что дальше.

Я очень благодарен судьбе, что не сразу оказался в своей родной школе. Сначала поработал в других. Приобрёл опыт. Завоевал авторитет. И меня пригласили в ту школу, о которой я мечтал. И мои бывшие учителя относились ко мне не как бывшему ученику.  А как к коллеге.

Собеседование

Итак, вы ходите устроиться в хорошую школу. Теперь пришло время узнать небольшие секреты собеседования с руководителями школы или управления образования. Чтобы сделать его успешным для себя, безусловно, нужно подготовиться к собеседованию.

К этому волнительному событию необходимо хорошо подготовиться, вы должны произвести хорошее первое впечатление. И здесь очень важно, как вы себя будете презентовать, а главное, как отвечать на вопросы.

Изучите заранее школу

Ещё до собеседования узнайте побольше об этой школе. Загляните на её сайт и соберите всю необходимую информацию. Вам нужно будет подготовиться, если работодатель спросит вас: «Что вы думаете о нашей системе обучения?» или «Наша школа является ресурсным центром. Что вы знаете об этом ?»

Каждая школа имеет свою программу развития, которую она реализует, и вы должны быть подготовлены к работе в условиях, предлагаемых школой. Это может быть гимназия, лицей с особыми предметными приоритетами, особым подбором детей и т.п.

Если в какой-то момент собеседования директор школы спросит вас, есть ли у вас какие-либо вопросы, было бы неплохо задать конкретный вопрос о системе работы школы, показать свою компетентность.

Совершенствование вашего портфолио

Сейчас многие специалисты ходят устраиваться на работу со своим портфолио. Разумеется, это лучшее осязаемое доказательство ваших достижений. Портфолио демонстрирует приобретённые вами опыт, достижения. Ещё учась в педагогическом вузе вы должны создавать такой портфолио. Это победа в предметном конкурсе, межвузовской олимпиаде и т.п.

И, конечно же, будет здорово, если вы представите коллекцию ваших лучших примеров с прежних мест работы. Представление своего профессионального портфолио — это способ представить себя за рамками обычного собеседования и продемонстрировать, чего вы достигли и во время учёбы, и в первые годы своей работы.

И всё  же, чтобы наилучшим образом использовать свой портфолио во время собеседования, воспользуйтесь следующими советами.

Как лучше всего использовать портфолио в собеседовании?

Ознакомьтесь детально с ним. Знайте его с закрытыми глазами. Если работодатель задает вам вопрос, вы должны быстро перейти на ту страницу, которая послужит наилучшим материальным подтверждением вашего ответа.

Не злоупотребляйте портфолио! Используйте его экономно. Если вам задают вопрос, и вы считаете, что портфолио дополнит ваш ответ, то можете им воспользоваться. Постарайтесь не вытаскивать его для каждого вопроса, который вам задают.

Постарайтесь уловить, насколько руководитель реагирует на ваш портфолио. Возможно, его устроит, прежде всего, устное собеседование, без отвлечения на вашу папку.

Вопросы и ответы

Основная часть вашего собеседования будет состоять из конкретных вопросов о вас и о вашей предыдущей работе. У каждого руководителя свой подход при собеседовании, и вы никогда не узнаете точных вопросов, которые он вам задаст. Но вы можете подготовиться, ознакомившись с наиболее часто задаваемыми вопросами и продумать, как вы будете реагировать на них.

Старайтесь отвечать лаконично. По существу.

Внешний вид

То, как вы одеваетесь на собеседование, так же важно, как и ваши верительные грамоты, и ответы, которые вы даете на интересующие вас вопросы. Первое впечатление, которое потенциальный работодатель получает от вас, является чрезвычайно важным.

Помню, как директор одной из школ Молдавии призналась, что после собеседования со мной, она закрылась в кабинете и заплакала: кого ей прислали из отдела образования?! Я заявился в джинсах, футболке, с копной длинных до плеч волос. Лишь через несколько недель впечатление обо мне у неё серьёзно изменилось.

В одой из статей я прочёл, что 55 процентов восприятия вами другого человека основаны на том, как он выглядит. «Успешное платье» должно быть вашим девизом, когда вы думаете о том, что одеть на собеседование.

Женское собеседование

Не яркого цвета брючный костюм или юбка Хорошо причёсанные волосы Скромный маникюр Консервативная обувь

Неяркий макияж

Мужское собеседование

Не яркого цвета костюм Консервативный галстук Обычная однотонная рубашка Консервативная обувь

Консервативная причёска

И всё-таки главное в собеседовании — это ВЫ.

Больше уверенности, но не самоуверенности.

Не путайте скромность с застенчивостью. Это тоже насторожит руководителя.

Больше позитива! Ваша улыбка если не обезоружит руководителя, то сделает его помягче.

Не жалуйтесь на прежних руководителей и прежнюю школу. Это негативно скажется на впечатлении работодателя о вас.

Удачи!

Подписаться на авторский канал Георгия Аствацатурова 

Источник: https://pedsovet.org/beta/article/kak-molodomu-ucitelu-ustroitsa-na-rabotu

Как педагоги с судимостью устраиваются на работу в школы и детсады

Что делать, если из за ошибок молодости не могу устроиться на работу педагогом?

2018-04-05T08:00+0300

2018-04-05T14:22+0300

https://ria.ru/20180405/1517942217.html

Как педагоги с судимостью устраиваются на работу в школы и детсады

https://cdn21.img.ria.ru/images/151797/18/1517971899_0:3:1036:586_1036x0_80_0_0_9e16d75f5bf7164aa7571f089b0b88dd.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 5 апр — РИА Новости, Ирина Халецкая. Побои, воровство, мелкое хулиганство — педагогам с подобным “багажом знаний” нелегко устроиться в школу или детский сад.

Однако руководители образовательных учреждений нередко закрывают глаза на пикантный факт биографии и берут в штат людей с судимостью. Тем самым нарушая закон.

Как учителей и воспитателей с уголовным прошлым допускают к детям, разбиралось РИА Новости.

Вчера за решеткой — сегодня в саду

В конце марта в Екатеринбурге прошли масштабные проверки дошкольных учреждений. Поводом послужили постоянные жалобы на воспитателей, жестоко обращающихся с детьми. Так, в детском саду № 473 воспитательница фактически организовала “концлагерь”: она била малышей и дрессировала их как собак, приучая к командам. Инцидентом заинтересовались правоохранительные органы.

По итогам только одной проверки прокуроры направили в суд 17 исков. Выяснилось, что в восьми учреждениях работали педагоги с криминальным прошлым. В частности, нянечка в детском саду № 544 оказалась судима за подделку документов, а в детсаду № 555 работал сотрудник, дважды побывавший в колонии — за побои и растрату. После проверки его срочно уволили.

Руководство учреждений, в свою очередь, лишь разводит руками. Заместитель по воспитательной работе детского сада № 555 в беседе с корреспондентом РИА Новости заявила, что ей ничего неизвестно о человеке, который мог работать с двумя судимостями. На вопрос, каким образом его устроили, собеседница затруднилась ответить, попросив “позвонить завтра”.

Момент покаяния

В 2010 году на волне резонансных уголовных дел о педофилии в образовательных учреждениях законодатели внесли поправки в Трудовой кодекс (ТК): всем, у кого в биографии есть “уголовный опыт”, фактически запретили приближаться к детям.

Однако вместе с педофилами под масштабную “чистку” попали педагоги с судимостью, к примеру, за оскорбления, хулиганство и другие мелкие правонарушения. Работу потеряли не только приговоренные к реальным срокам лишения свободы, но и условно осужденные, а также учителя, чьи дела были прекращены на стадии предварительного расследования по “нереабилитирующим основаниям”.

Уволенные сотрудники в ответ завалили прокуратуру письмами, а суды — коллективными исками с просьбами восстановить их права, с жалобами на “уравниловку”. Одно дело — рецидивист, отсидевший за групповое изнасилование, другое — почетные учителя, которые оступились в молодости, но давно исправились, аргументировали педагоги.

В 2013-м Конституционный суд признал запрет чересчур жестким и внес некоторые разграничения: необоснованно увольнять учителей с судимостью за преступления небольшой и средней тяжести. Кроме того, судьи решили, что нужно учитывать срок давности преступления, а также обращать внимание на личные качества и заслуги педагогов.

Еще через два года правительство утвердило порядок допуска к работе преподавателей, у которых в личном деле есть судимость по статье средней тяжести. Работать они могут, если пройдут проверку на комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДН). Благодаря поправкам в законодательстве появилась возможность разбираться в каждой конкретной ситуации.

Впрочем, ограничения распространяются не только на педагогов. Адвокат Владимир Старинский пояснил РИА Новости, что статья 351.1 ТК затрагивает всех, чья работа пусть косвенно, но связана с детьми. Раньше это касалось исключительно занятых непосредственно педагогической деятельностью, даже если судимость по ним погашена.

Тайна на двоих

Тем не менее многие директора школ и детсадов в обход комиссии, без разрешения берут в штат педагогов с криминальным прошлым. А СМИ сообщают об учителях-уголовниках, выявленных прокуратурой в процессе проверки.

В марте учительница русского языка и литературы из Костромы едва не лишилась работы из-за давней судимости, о которой руководство школы просто решило умолчать.

По информации региональной прокуратуры, педагог работала в школе с 1990 года, была на хорошем счету, ее ценили и коллеги, и родители. Но в 1997-м оказалась на скамье подсудимых за нанесение побоев.

Срок давно прошел, и вопрос о дальнейшей судьбе учителя на КДН рассматривать почему-то не стали, хотя этого требует ТК.

В таких случаях, объясняет Старинский, руководство организации может быть привлечено к ответственности (по ст. 5.27 КоАП). В итоге директора учебного заведения оштрафовали, а педагога решили “помиловать”. Получив заключение комиссии, она теперь работает на законных основаниях.

В то же время нередко учителя скрывают от руководства судимость, в особенности если они работают давно и справки из МВД не предоставляли.

Так, в конце 2017 года в селе Ухтым Кировской области прокуратура обратила внимание на то, что в личных делах подобных справок не было у учителя химии и физкультуры.

Выяснилось, что в послужном списке у физрука есть срок за хищение бюджетных средств — 18 тысяч рублей. Судимость не была снята или погашена, и его уволили.

Источник в правоохранительных органах, контролирующий образовательные учреждения, рассказал корреспонденту РИА Новости, что вся ответственность за принятие решений лежит на работодателе: он лично обязан следить за порядком и при устройстве на работу требовать у соискателя справку из МВД.

“Раньше ее не требовали в принципе, но когда ввели новые правила, директора по идее должны были провести ревизию. Сделали это далеко не все. При своих проверках мы нередко выявляем факты нарушений. В некоторых учреждениях не просят справку даже при трудоустройстве нового сотрудника”, — комментирует собеседник.

По его словам, когда возникает пограничная ситуация, материалы необходимо направить в КДН, там решат, может конкретный человек работать с детьми или нет.

“Иногда директорам жалко, наверное, их увольнять, например, в условиях дефицита кадров”, — предполагает источник.

Есть и еще один аспект: многие руководители образовательных учреждений до сих пор не знают о порядке трудоустройства лиц с судимостью, поэтому прокуратура при проверках обращает на это пристальное внимание.

“Учитель — это пример”

Само педагогическое сообщество пока не пришло к единому мнению насчет того, как относиться к коллегам с криминальным прошлым, даже если речь идет не о тяжких преступлениях.

Михаил Шашков из Санкт-Петербурга вспоминает, как несколько лет работал с уже немолодым учителем истории, который производил хорошее впечатление и на детей, и на родителей, пользовался авторитетом в глазах руководства школы.

“Однако потом кто-то пустил слух, что у него якобы есть судимость за какое-то мелкое хулиганство, совершенное еще по молодости.

Родители тут же забыли обо всех заслугах педагога, коллеги стали на него коситься, директор попросил справку о судимости. Слух подтвердился.

Историка уволили, хотя, по мне, он давно искупил свою вину прилежной работой”, — поделился своим мнением с РИА Новости Шашков.

Сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования “Учитель” географ Леонид Перлов, наоборот, считает, что профессиональная репутация учителя — это главное. “К сожалению, об этом стали забывать. Директор школы обязан запрашивать документы об отсутствии судимости, отсутствии психических заболеваний.

Железные нервы — одно из главных профессиональных требований к учителю.

Если человек сорвался один раз и совершил преступление, пусть и не тяжкое, кто знает, может, он его повторит? Педагог и статья за воровство или побои, хоть бы и нанесенные  по неосторожности, разве может это сочетаться? Мне кажется, этого достаточно, чтобы уйти из профессии”, — категоричен Перлов.

Родители не вмешиваются

Крест на карьере учителей и воспитателей способны поставить и родители детей. Перлов уточняет, что директор не обязан знакомить родителей с биографией сотрудников. Однако, если до них дошли слухи, что в школе или детском садике есть судимый педагог, они могут направить запрос директору или надзорным органам.

“Когда родители узнают, что человек судим, вряд ли им захочется, чтобы он работал с их детьми. Никто не имеет права осуждать их за это.

Учитель, как и воспитатель, в представлении общества — святой, не имеющий права на аморальный поступок, — уверен Перлов. — Но должны ли родители влиять на кадровую политику? Скорее всего, нет.

Работа педагога очень ответственная, изматывающая, возможны срывы. Идеальных людей нет. Решение об увольнении остается прерогативой директора”.

Источник: https://ria.ru/20180405/1517942217.html

Закрытые уроки

Что делать, если из за ошибок молодости не могу устроиться на работу педагогом?

Не верите? А вы попробуйте.

Даже если у вас профильное образование, даже если дополнительно вы получаете педагогическое, даже если у вас есть собственные интересные предложения по внеурочным занятиям — вам откажут в девяти школах из десяти.

А в десятую если и возьмут, то только в случае, если там совершенно неожиданно за неделю до начала учебного года уволится педагог, преподающий в шести классах одновременно.

Я не шучу. Я-то как раз попробовала. Сейчас расскажу.

Идеей попробовать свои силы в школе я загорелась давно. Примерно тогда, когда поняла, что ни в школе, где учится старшая дочь, ни в соседних нет никаких интересных кружков, связанных с литературой и творчеством. Когда поняла, что не могу больше просто сидеть и слушать жалобы дочери, что уроки литературы скучные-скучные, что они там сидят и тупо по очереди читают вслух учебник.

Первые попытки предложить школе свои услуги я предприняла еще года полтора назад. Но тогда меня завернули сразу.

Директора, ссылаясь на какие-то приказы, объяснили, что просто филолога они принять на работу не имеют права, что нужно обязательно педагогическое и еще непременно курсы ФГОС. Я пошла учиться. Осенью у меня — защита диплома.

А весной я вновь приступила к штурму ближайших школ. Начала с банального — стала звонить по объявлениям. Но ко мне теряли интерес сразу же, когда узнавали, что я без опыта.

Я удивилась (и как не удивиться, когда откликаешься на вакансии, которые висят месяца по три), но не расстроилась. Даже где-то воодушевилась.

Вот, мол, конкурсы у них в школах, стало быть, случайные люди в педагогику теперь не попадут. Меня это даже как-то подстегнуло.

Я решила подойти к делу серьезнее. Никаких обзвонов. Только визиты. Причем визиты с конкретными предложениями. В общем, сочинила пару программ, решив ловить директоров на них, как на наживку.

Я не утверждаю, что придумала что-то совершенно невероятное. Идея изучения с подростками современной прозы и обсуждения на ее материале актуальной общественно-политической повестки не самая оригинальная.

Но ничего подобного (даже в самом простейшем варианте, без каких-либо завлекалок вроде социально-психологических игр и квестов по мотивам книг, встреч с писателями и публицистами) ни в одной школе нашего огромного района нет.

Казалось бы, почему? Потому что подросткам это на фиг не надо? Потому что им не интересна полемика Быкова с Прилепиным или последнего с Полозковой? Потому что они не могли бы проникнуться грустной иронией Дугласа Коупленда? Потому что ни один из взрослых не готов с ними говорить о «Голодных играх» Коллинз или «Сумерках» Майер, каким бы жутким чтивом это ни было?

Мне, наивной, казалось, что ничего такого в наших школах нет лишь в силу какого-то нелепого недоразумения, из-за какой-то глупой ошибки вселенной, что стоит только предложить — и будет всем счастье.

Еще ведь понимаете, ФГОС этот новый — образовательный стандарт, который недавно ввели, — он ведь вроде как раз за это. Он же прямо предписывает развивать в школах как можно больше кружков хороших и разных.

Школы, чтоб соответствовать (читай, чтоб отчитаться), что в этой ситуации делают? Нагружают предметников факультативами типа «Занимательная физика» и «Загадки русского языка» и загоняют на них детей чуть ли не принудительно.

Мне искренне казалось, что так нехорошо в школах поступают исключительно от безысходности. Мне думалось, что при таких раскладах энтузиастов, идущих в школы со своими программами, должны встречать там чуть ли не с объятьями.

Нет, я понимала, конечно, что после объятий и на профпригодность должны протестировать. И я готовилась ко всяким испытаниям. К тому, что мне предложат отличить Фета от Тютчева по выдержкам из малоизвестных стихотворений.

К тому, что попросят найти нетривиальный выход из ситуации, когда пятиклассник внезапно обложит меня трехэтажным матом. К тому, что моя концепция кружка по авторской журналистике увидится консервативным руководством школы «чересчур либеральной».

К тому, что идея почитать на досуге со старшеклассниками Алексея Иванова покажется вопиющей (у него ж там, в «Географе» — подумать только! — школьница целуется с учителем). Короче, много к чему я готовилась.

Но каково же было мое разочарование!

Ни владение предметом, ни познания соискателя в области психологии педагогики школьных руководителей больше не интересуют. А всякие там личные инициативы и подавно.

Только один директор из десяти мои предложения просто прочитала. По диагонали.

— Литературный клуб? — подняла она на меня изумленные брови. — Это что-то читать? Журналистика? Еще и авторская какая-то? Это писать? Детям это не надо, скучно, вы их не заставите.

Так отреагировал человек, который обязал всех учеников школы ходить как минимум на три факультатива (от которых детей просто тошнит) и отчитываться об этом в специальных зачетках!

Я хотела было пояснить, что как раз заставлять я никого и не собираюсь, хотела рассказать, что подростки все же читают (и что на некоторые книжки в их компаниях длиннющая очередь), но директор отмахнулась: все это, мол, слова-слова-слова, приходите, дескать, когда будут конкретные результаты.

Других директоров тоже очень интересовали результаты, статистика личных достижений. Педагоги же теперь все меряются цифрами по ЕГЭ и ОГЭ да ведомостями успеваемости.

У кого отличников на 1,5% больше, тот и молодец, а у кого стобалльник народится, тот вообще гуру педагогики.

Даром, что и к экзаменам и ко всяким олимпиадам детей сегодня готовят в основном репетиторы.

Еще директора опасались, что я, не владеющая искусством школьной бюрократии, потону в бумагах. «На педагогах столько ответственности: и техника безопасности, и инструкции по охране труда, и отчеты по борьбе с терроризмом, как тут без опыта!» — услышала я на очередном собеседовании.

А иногда мне отказывали даже из-за того, что я слишком уж молода и у меня не получится держать детей в строгости!

Впрочем, я действительно не вписываюсь в возрастной эталон современной школы.

Средний возраст российского педагога — 52 года. При этом доля педагогов от 50 до 60 лет составляет в среднем треть педагогических коллективов, а десятая часть работающих учителей приходится на пенсионеров, разменявших седьмой десяток.

Если вы раньше, так же как я, думали, что проблема старения кадров в педагогике обусловлена нежеланием молодежи идти в школу, забудьте. Молодежи в школах отказывают уже просто массово. Газеты об этом еще активно не пишут, а вот соцсети красноречивыми историями полны.

Впрочем, отказывают порой так, что формально не придерешься. Просто иногда новичкам предлагают взять такую нагрузку, на которую они не могут согласиться. У меня тоже так было.

Предлагали взять ставку учителя, кружок, несколько скучно-обязательных факультативов, управление школьным музеем, подготовку сценариев школьных праздников. Набиралось на две полноценных ставки.

«Не можете взять такую нагрузку, значит, мы не можем взять вас», — отвечали мне в тех редких случаях, когда разговор затягивался больше чем на пять минут.

А один раз беседа приняла совсем уж неожиданный характер.— Но у вас же зарплата будет совсем смешная, если вы возьмете меньше работы?

— Ничего страшного, — улыбаюсь. — Не в деньгах счастье.

Директор хлопает глазами, ничего не понимая (то ли я дура, то ли прикидываюсь).
— Но мы не можем вас взять на такую зарплату. Нам проще обойтись своими силами, чем статистику портить.

Очень жалею сейчас, что не уточнила у директоров, желающих повесить на меня первое, второе и третье, какая нагрузка была бы закреплена за мной официально. Было бы интересно, если б формально за мной значилась одна или даже неполная ставка.

Впрочем, не думаю, что в школах идут на откровенные махинации. Все-таки данные о том, что средняя нагрузка на российского учителя сегодня 28–30 уроков в неделю, а это примерно 1,7 ставки, отнюдь не являются засекреченными. При этом номинальная средняя зарплата педагога в России — 33 тысячи рублей.

Начни в школы принимать всех рвущихся в нее энтузиастов, так чтоб нагрузка нормализовалась, зарплата сдуется до 20–22 тысяч. А это, понимаете ли, противоречит президентским указам о повышении учительских зарплат до средних по регионам.

Конечно, в указах не сказано, что ради этих средних зарплат и работать надо как проклятым, но кто будет разбираться, за счет чего они там выполняются. Особенно когда разбираться совсем не хочется.

Вот школьные администрации и крутятся. Вот и получается, что в школы сегодня набирают людей не по принципу профессиональных и личных качеств, а таких, которые могут вписаться в эту нашу систему абсурда и маразма без особых рефлексий.

Рады лишь тем, кто готов быть винтиком. А остальным, всяким там «со взором горящим», — давайте, до свидания.

Остальным, ненормальным-то этим, можно надеяться только на чудо. На то, что перед самым началом учебного года кто-нибудь где-нибудь уволится, а освободившиеся часы уже ни на кого не смогут раскидать, потому что у всех уже давно по две ставки.

Я устроилась в школу, видимо, благодаря как раз такой аховой ситуации. В школе, куда меня все же взяли, два года мучились со школьной газетой. То одному предметнику ее поручали, то другому.

Получалось скверно, поскольку делом занимались по остаточному принципу. А в этом году и по остаточному принципу некому заниматься. А группы-то есть, не рассосались. И рабочая программа опять же написана и утверждена.

Не пропадать же. А тут я, значит, мимо проходила.

Мне обещают, что в рамках этого кружка я могу воплощать в жизнь собственные идеи. Посмотрим. Может быть, в итоге ничего не получится. Может быть, я не выдержу и сбегу. Но пока я вдохновляюсь примерами тех, кто умудряется работать в школе практически за идею и не сходить при этом с ума. Таких педагогов мало, но они все-таки еще есть.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/2017/08/25_a_10857320.shtml

Тысячи казахстанцев не могут найти работу из-за судимости

Что делать, если из за ошибок молодости не могу устроиться на работу педагогом?

Тысячи казахстанцев в последние несколько лет не могут устроиться на хорошую работу из-за “ошибок молодости и юности”.

Безжалостный компьютер ЦОНа на запрос справки о наличии или отсутствии судимости выдает интересующимся документ, который показывает даже условное наказание за мелкое хулиганство, совершенное еще при царе Горохе.

А рядовому работодателю некогда разбираться, кто свой долг государству и обществу погасил, а кто нет. Всех когда-либо привлеченных к уголовной ответственности чаще всего ждет отказ в приеме на работу. Но, как показывает опыт сильных мира сего, не всегда…

Припомнили…

Андрей (имя изменено) вот уже полгода как безработный. Всему виной – веселая молодость. Когда-то, почти 15 лет назад, парня друг попросил передать пакет пассажиру проходящего поезда. Как позже выяснилось, в пакете было 100 граммов марихуаны. Суд приговорил Андрея к году условного срока.

– Тогда мне и судья, и сами полицейские говорили, что через 5 лет моя судимость будет полностью погашена и никто о ней не узнает. И действительно, ЦОН в своей справке сообщал, что судимости я не имею. А вот недавно, когда решил поменять работу, пришел в ЦОН, а в этой справке написано, что я был судим, – жалуется мужчина.

С тех пор бывший уголовник работу, соответствующую квалификации, найти не может.

– Как один сказал: “Я тебя возьму инженером, у тебя на миллионы будет материалов ежедневно. А вдруг что пропадет? Я в итоге крайним останусь из-за того, что бывшего зека взял”, – рассказывает о своих мытарствах Андрей.

Как уверяет региональный директор Международной тюремной реформы в Центральной Азии Азамат ШАМБИЛОВ, подобных историй в Казахстане тысячи.

Только недавно к нему обращался мужчина, который, в советское время сбив на автомобиле стадо коров, лишил надежды устроиться в правоохранительные органы всю свою родню. Что уж говорить о тысячах граждан, которые остались без работы из-за того, что когда-то в юности или молодости преступили закон.

– Что примечательно, чаще всего это не те люди, которые претендуют на высокую должность. Это обычные люди, которые хотят быть сварщиками, водителями и так далее. И им практически каждый работодатель говорит: принеси справку из ЦОНа.

И на основании этой справки человеку отказывают в приеме на работу. Хотя по факту он мог быть осужден 20 лет назад за то, что разбил где-то окно. Какая связь между тем окном и работой водителя? – рассказывает об абсурдности ситуации Азамат Шамбилов.

На свободу с чистой совестью и биографией не получится

По международным нормам, да и по законодательству Казахстана, по истечении определенного судом срока наказания человек считается чистым перед законом. А справка о несудимости – это просто статистика взаимоотношений человека с Фемидой. С 2014 года в ней указываются не только реальные и условные сроки, но даже просто привлечение гражданина как обвиняемого.

В основном – для статистики. Хотя изначально столь подробные сведения решено было выдавать для того, чтобы граждане, осужденные за насилие в отношении несовершеннолетних, не смогли пробраться на должности, связанные с близким контактом с детьми. Идея, что и говорить, благородная.

Вот только в Генпрокуратуре, инициировавшей нововведение, не учли того, что вряд ли кто-то будет особо разбираться.

Согласно нормам нового Трудового кодекса, справки о судимости могут требовать только при приеме на госслужбу, в правоохранительные органы, школы и больницы, а также компании квазигосударственного сектора.

Причем здесь тоже имеют право отказывать далеко не каждому бывшему зеку. В квазигосударственный сектор нельзя принимать человека с непогашенной судимостью, в соцслужбы – отбывших наказание за насильственные действия.

– По факту работодатели отказывают всем когда-либо привлеченным к уголовной ответственности. Да, по закону кандидат на вакансию может отказаться нести в какое-нибудь ТОО или ИП эту справку.

Но ведь его могут не принять на работу вообще без объяснения причин.

И мы это в Генпрокуратуре не единожды обсуждали, – говорит управляющий партнер Казахстанской лиги юристов Ерлан ЕРБОЛАТУЛЫ.

Впрочем, в надзорном органе о создавшейся проблеме знают. И сейчас пытаются исправить ситуацию.

– Генеральной прокуратурой создана межведомственная рабочая группа с участием представителей государственных органов, национальной палаты предпринимателей “Атамекен” и Национального центра по правам человека.

С учетом имеющихся проблемных вопросов в данной сфере совместно с указанными заинтересованными органами и организациями обсуждаются и прорабатываются вопросы обеспечения законных интересов и прав граждан при трудоустройстве, недопущения фактов их нарушения, а также внесения изменений в трудовое законодательство Республики Казахстан, – сообщил нам первый заместитель генерального прокурора РК Иоган МЕРКЕЛЬ.

Но когда и какие изменения будут внесены – неизвестно.

Личная тайна? Нет, не слышали

Правозащитники, дабы права бывших зеков соблюдались в полном объеме, предлагают вообще запретить ЦОНам выдавать подобные справки.

– Вот, например, в Англии такие сведения могут получить учебные заведения и поликлиники. Причем только по статьям, связанным с насилием в отношении несовершеннолетних.

И когда приходит информация о том, что кандидат на вакансию врача или учителя привлекался по такой статье, ему не говорят о том, что не берут из-за судимости.

Используют более мягкую причину отказа, чтобы не напоминать кандидату лишний раз о его криминальном прошлом, – рассказывает Азамат Шамбилов.

Особенно такое предложение касается судимости, полученной человеком до 18 лет.

– В некоторых странах, в частности  в Грузии, такая судимость вообще засекречена, если речь не идет об особо тяжких деяниях. Потому что есть понимание: преступивший закон подросток вполне может стать во взрослом возрасте добропорядочным гражданином. И задача государства – ему в этом помочь, а не напоминать постоянно о совершенной ошибке, – уверен Азамат Шамбилов.

Украл – выпил – в тюрьму

Между тем ситуация может привести и к весьма печальным последствиям.

Так, Павлодарская область наверняка еще помнит, как осенью прошлого года безработный Ермурат Иманкулов зарезал свою беременную жену, четырехлетнего сына, девятилетнюю племянницу и зятя, задушил родную сестру и пытался наложить на себя руки. Мужчину спасли и осудили. Как признался он сам, на столь жестокие меры его толкнула нужда.

Долгое время он был военным, но пару лет назад руководство узнало о том, что Иманкулов в 2001 году получил условный срок за грабеж. Мужчину уволили. После безуспешных месяцев поиска работы он начал пить. Сейчас Иманкулов находится на принудительном лечении в психиатрической клинике.

И вряд ли по возвращении его ждут счастливое будущее и стабильная работа.

По статистике Международной тюремной реформы в Центральной Азии, 6 осужденных из 10 не могут трудоустроиться и найти работу, 8 осужденных из 10 не могут найти работу по профессии или высшему образованию, полученному до осуждения.

Естественно, в такой ситуации многие бывшие зеки, не придумав ничего лучше, снова идут на преступление. В общем, алгоритм советского фильма “украл – выпил – в тюрьму” казахстанскими сидельцами выполняется регулярно.

Как уверяют правозащитники, так быть не должно.

– Ситуацию можно изменить, создавая прецеденты. Каждый, кому отказали в приеме на работу по причине наличия погашенной судимости, может и должен обращаться в суд, – уверена директор ОФ “Центр мониторинга прав человека” Ардак ЖАНАБИЛОВА.

Однако сами экс-заключенные считают такую идею утопичной: во-первых, где взять деньги на судебные мытарства, во-вторых, какой работодатель признается суду, что отказался от кандидата из-за судимости, ну и, в-третьих, кому в принципе нужен такой скандальный работник?

За одного битого двух небитых дают

Между тем судимость действительно вовсе не крест на карьере. И опыт многих бывших чиновников – тому прямое доказательство.

Так, успешно трудится председателем правления Нацпалаты предпринимателей Казахстана приговоренный в 2002 году к 5 годам условно за мошенничество и руководство преступным сообществом экс-министр транспорта и коммуникаций Аблай МЫРЗАХМЕТОВ.

Назначен в 2010 году управляющим директором Казахского института нефти и газа Жаксыбек КУЛЕКЕЕВ, которого в 2008 году осудили на 3 года за превышение служебных полномочий и злоупотребления в должности.

Экс-министр здравоохранения Жаксылык ДОСКАЛИЕВ, в апреле 2011 года приговоренный к семи годам лишения свободы и помилованный Президентом, уже через семь месяцев вышел на свободу. С 2013 года он руководит Республиканским центром трансплантации.

То есть власти предержащие закон чтут и понимают, что один раз оступившийся всегда заслуживает второго шанса. Да и вообще, как сказал, предлагая на должность главы НПП Аблая Мырзахметова, председатель президиума Нацпалаты Тимур КУЛИБАЕВ, “за одного битого двух небитых дают”.

Но, видимо, распространяется это правило только на властный олимп. Простые бизнесмены рисковать не любят. И должность инженера, а уж тем более водителя “Газели”, бывшему зеку не доверят. Потому как мало ли…

Астана

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/tysyachi-kazakhstancev-ne-mogut-najjti-rabotu-izza-sudimosti-87918/

Округ закона
Добавить комментарий