Что делать, если родитель избивает своего ребёнка?

Инструкция для родителей: что делать, если вашего ребёнка бьют в школе

Что делать, если родитель избивает своего ребёнка?

Я, как человек, который был директором школы, и как родитель детей-школьников, прошёл через разные стадии процесса отстаивания прав тех или иных ребят, своих или чужих.

Поэтому могу сказать, какие шаги можно, а какие нужно делать родителю в той или иной ситуации, когда вашего ребёнка в школе обижают. Обижают одноклассники (или один), обижают старшие ребята. Понятно, что обижать можно по-разному.

Можно доводить до слёз оскорблениями, а можно быть побитым каждую неделю. И вот на это надо обращать внимание.

Первое.

Если вы несколько раз в течение довольно короткого времени (а время летит быстро, поэтому если раза четыре в месяц) услышите от ребёнка одну и ту же “фамилию”, которая сделала то-то или то-то, созвонитесь с классным руководителем и постарайтесь выяснить, не замечал ли он что-то в их отношениях и как складываются отношения с обидчиком у других детей. Если по косвенным признакам будет понятно, что не знакомая вам ещё мама того мальчика или девочки вменяемая, то можно попробовать встретиться с ней и поговорить. Отцам было бы проще решить конфликт вообще на этом этапе. Но, повторюсь, при вменяемости сторон.

Второе. Если жалобы не прекращаются, контакт с родителями стопорится, на уровне классного руководителя вопрос стопорится, вам от этого тревожно и вообще синяки, честно говоря, начинают уже доставать — идите в бой, но с полной уверенностью, что пойдёте до конца.

Потому что путь до конца слишком нервен, грузен и требует большой бюрократической волокиты, хотя и кратковременной с вашей стороны. Вовсе не обязательно, что вам придётся топить кольцо в кипящей лаве, но уверенность должна быть.

А чтобы она была, нужно помнить чётко цель и алгоритм действий.

Цель — то, что вы хотите в конечном итоге. Вы хотите, чтобы обидчика высекли розгами перед всей школой? Вы хотите, чтобы ему дали 15 лет строгого режима? Любая цель может быть реализована, дело во времени и в личном психическом здоровье.

Допустим, вы хотите, чтобы обидчика перевели в другую школу. Такое возможно, согласен. Но требовать этого незаконно: решать, где ребёнку обучаться, — это право родителей.

Самая реальная цель — зафиксировать и громко заявить о ситуации, чтобы она начала рационально решаться и на неё обратило внимание максимальное количество заинтересованных лиц, в том числе и внутри школы.

Потому что иногда информация до директора банально не доходит, пока вы не напишете письменное заявление на его имя и не проведёте его через канцелярию. Либо запишитесь к нему на личный приём.

Но встречу должно предварять письменное заявление с детальным описанием ситуации и того, что было сделано, проведённое через секретаря, и у вас на руках должна остаться копия с входящим номером, заверенная у секретаря. Возможно, на этом вопрос и начнёт решаться. А если нет?

Ситуация обостряется, и начались побои. Мелкие тычки, толчки, унизительные клички и издевательства. В конце концов вашего ребёнка побили в школе. Отмечу, не после уроков на улице, а непосредственно в школе. Ваши действия.

Идите в школу, по дороге созванивайтесь с классным руководителем либо с кем-то из администрации, проходите вовнутрь и сразу вызывайте полицию. Набираете 112, выбираете по голосу — и вперёд.

Сообщаете, что вы находитесь по такому-то адресу, это здание школы, ваш ребёнок получил физические травмы, вы просите прислать наряд полиции, чтобы зафиксировать произошедшее. Вам будет предложена скорая помощь — решайте сами в зависимости от тяжести.

Если разбили нос, то, может, и стоит вызвать скорую, чтобы сделали снимок. В любом случае вам будет необходимо в тот же день появиться в лечебном учреждении и снять побои. Но об этом позже.

Вы сообщаете сопровождающему вас лицу о вызове полиции, ожидаете приезда. По приезде полиции вы вправе написать заявление (и чтобы с вас сняли объяснения) прямо на месте.

Но это на практике мало реализуется по одной простой причине: вам в любом случае нужно будет иметь корешок регистрации вашего заявления в журнале регистраций, который находится в отделе полиции.

Поэтому если ребёнку не грозит смертельная опасность и он просто сидит, хлюпает носом и держит пятак у фингала, то соглашайтесь на любезное приглашение проследовать в отделение для дачи показаний как законный представитель своего ребёнка.

Далее вам определят инспектора по делам несовершеннолетних, который возьмёт с вас объяснения произошедшего: расскажет ребёнок, расскажете вы. Вы же и заверите оба листа показаний.

После вы напишете заявление, отдадите его в окошко дежурной части, и — самое главное — не забудьте взять корешок регистрации, он вам пригодится, это единственный документ, доказывающий, что вы подали заявление. В течение десяти дней они должны произвести проверку изложенных вами сведений и дать вам письменный ответ. Неплохо было бы при прощании с инспектором ПДН взять контактный телефон и держать на контроле, делается что-то или нет.

Инспектор затребует с вас справку из травмпункта с фиксацией побоев, поэтому вы едете в травмпункт и едете именно сегодня.

Внимание: взрослые травмпункты не выдают такие справки детям, вам нужен именно детский травмпункт.

После получения справки дома её сканируете. Вообще, теперь все документы сканируете, все они будут нужны в электронном виде. Из травмпункта врач обязан сообщить в полицию, так как побои произошли в школе. Это ещё один плюс вам в вашей истории, потому что в отдел по делам несовершеннолетних о вас сообщат дважды.

Дома первым делом, не затягивая, открывайте сайт департамента образования вашего города или области и пишите в электронную приёмную. Департамент образования города Москвы откликается очень оперативно.

Описывайте ситуацию, прикрепляйте сканы всех документов, которые подтверждают ваши слова (в том числе и все сканы заявлений на имя классного руководителя или директора школы, бумаги из полиции), просите организовать проверку изложенных фактов.

Делайте это сразу, завтра у вас на это уже не хватит сил, да и настроение пропадёт.

При этом надо понимать, что Федеральный закон “О порядке рассмотрения заявлений граждан Российской Федерации” трактуется таким образом, что позволяет отправить письмо на “рассмотрение по компетенции”, то есть школе.

Так и будет, поэтому своим письмом вы лишний раз побудите руководство школы вникнуть в ситуацию, но никак их не накажете. То есть ещё раз: ваше письмо в департамент образования — это трата времени директора на составление вам ответа. Но ваша проблема будет решена, если вы уже сформулировали для себя, что вы хотите, а не в порыве праведного гнева палите вокруг из всех орудий.

Ваши действия не приносят результата — стопорится что-то на всех уровнях, в течение трёх дней до вас не доходят никакие сигналы. Маловероятно, но всё же. Не ждите — ищите СМИ, которые готовы осветить вашу ситуацию: школьная тема актуальна. Три дня у вас на всё на это и уйдёт — описание ситуации, подтверждение документами, принятие решения на планёрке по поводу нужности материала.

Обычно медиа понимают, что такие темы могут и не выстрелить, и должны быть готовы остановить вашу публикацию по вашей просьбе в случае изменения ситуации и при должном этическом уровне отношений, но и вы должны понимать, что вас могут женить и без вас. Это крайний шаг к огласке. По степени распространения этой информации последствия будут различаться — вы сами видели разные примеры.

Но публикация даёт вам следующий шаг — вместе со ссылкой на публикацию вы пишете письмо в мэрию Москвы, Генеральную прокуратуру, Министерство образования, президенту РФ с просьбой проверить изложенные в статье факты, так как вы и являетесь тем лицом, о котором идёт речь. Далее опять начинается круговерть бумаг, но она дополнительно стимулирует какие-то рациональные изменения в ситуации, а возможно, что приведёт и к возбуждению уголовного дела по факту халатности.

Я описал предельное количество уровней, которым был свидетель или прошёл сам. Редко требуются все этапы.

Самое главное правило — вовремя остановиться! Идите на любой контакт, который вам будет предлагаться, ищите варианты разрешения ситуации, возможности перевести всё в область человеческих отношений.

Вашему ребёнку ещё в этой школе учиться, а вам ещё несколько лет встречаться с этими людьми и на выпускном вечере постараться не испортить друг другу настроение.

Источник: https://life.ru/p/990433

Почему родители избивают своих детей

Что делать, если родитель избивает своего ребёнка?

Дети часто становятся жертвами преступлений и агрессии со стороны взрослых. К сожалению, это нередко приводит к трагедиям. Иногда агрессорами становятся самые близкие для ребенка люди – мамы и папы.

В августе 2017 года 19-летняя жительница села Грязнушки забила до смерти своего 4-летнего сына. В том же месяце от рук приемной матери в Новобурейском погиб шестилетний мальчик.

Летом 2016 года в Белогорске пьяный отец убил свою двухлетнюю дочь.

Почему дети – самые слабые и беззащитные – становятся жертвами чудовищных преступлений, почему родители бьют своих же малышей, мы поговорили с Юлианой Канунниковой, кризисным и семейным психологом.

В рамках нормы

По уголовным делам, находившимся в производстве следователей следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Амурской области, несовершеннолетние были признаны потерпевшими:

– 2016 год – 237 человек;

– 2017 год – 184 человек;

– 2018 год – 138 человек.

Данные СУ СК РФ по Амурской области.

– Почему же все-таки родители бьют детей? Ведь это свое, родное дитя. Как может подняться рука?

– Агрессия – это обычно физическое выражение гнева. Как правило, родители, избивающие детей, это родители, которые не справляются со своим гневом. Физическое насилие – это свидетельство родительской беспомощности. Хотя бывают разные варианты.

Например, родитель срывается, так сказать, разово. Когда он пытается свой гнев удерживать, и потом наступает момент, когда он сдерживаться не в состоянии и начинает применять физическую силу. Это одна сторона.

Вторая сторона бывает, когда у родителя смазаны рамки нормы, рамки дозволенного – для него применение физического насилия является нормой. Это бывает следствием того, что к нему самому применялось физическое насилие. То есть его избивали – и это было нормой.

Это замкнутый круг: если родитель бьет ребенка, ребенок вырастает в осознании, что это – норма. И впоследствии он так же может бить своего ребенка.

Комплекс жертвы

– Такие дела, когда один из родителей систематически избивает своего отпрыска, а то и всю семью, часто вызывают недоумение – а почему второй родитель терпел?

– Это опять-таки смещенные границы нормы. Вроде бы мы все умом понимаем, что бить нельзя, бить нехорошо. Но если норма смещена – это не кажется уже чем-то таким ужасным. Очень часто жертва даже оправдывает агрессора – «ну, может, я сама виновата», или ребенок может говорить: «Я сам виноват».

Если, например, мужчина избивает жену и детей, женщина начинает его оправдывать: «Мы же сами виноваты, мы же его достали, мы ему мешали». Это опять-таки история про то, что смазаны границы допустимого. Насилие – это всегда проявление власти. Жертва всегда беспомощна, у нее нет никаких вариантов к сопротивлению, чтобы избежать насилия.

И, собственно говоря, агрессор пользуется именно этим. Здесь нет какого-то получения удовольствия от процесса избиения. Это упоение властью.

Порочный круг

– Не может же такого быть, что избиения проходят бесследно для детской психики?

– Это порочный замкнутый круг. Если ребенок подвергался насилию в любой форме, у него происходит смазывание границ нормы. Ребенок до семи лет воспринимает мир некритично. Все, что с ним происходит, является для него нормой.

Если норма для него, что самый близкий человек, значимый взрослый, тот человек, который призван его защищать, заботиться, проявляет агрессию, избивает – то для ребенка это становится нормой. Такой ребенок, вырастая, занимает позицию такого же агрессора.

Он проявляет эту самую жестокость к другим: к сверстникам, к супругу в будущем, к своим детям.

Либо он становится жертвой – он становится тем, кого всегда будут бить. Если для него нормально, что его бьют, то он будет вызывать у других людей своим поведением, своими действиями, агрессию.

Очень часто дети, изъятые из семей, пережившие жестокое обращение, физическое насилие, попадая в нормальную среду, к нормальным родителям, начинают, как говорится, «выпрашивать». Он провоцирует родителей на применение силы. Такой ребенок может даже вслух сказать – «ты меня не любишь, потому что ты меня не бьешь».

Если ребенок продолжает быть в той среде, где его избивают, – он может также периодически провоцировать родителя на проявление физической силы, проявление агрессии. Это для него подтверждение – «меня бьют – значит, я существую». И разорвать этот круг просто так практически невозможно. Здесь глубокое изменение внутренних норм у человека.

Когда спрашиваешь у таких детей, «что ты будешь делать, если тебя будут бить?», то они часто отвечают – «убегать», «ничего», «бить в ответ». То есть вариантов какого-то конструктивного решения вопроса у такого ребенка не существует.

Было ли лучше раньше?

Число несовершеннолетних, пострадавших от преступных посягательств со стороны близких, членов семей:

– 2016 год – 9;

– 2017 год – 23;

– 2018 год – 29.

Данные СУ СК РФ по Амурской области.

– Кажется, что случаев, когда дети становятся жертвами агрессии, становится все больше. Было ли общество в прежние годы менее агрессивным?

– Если брать «среднюю температуру по больнице», то, скорее, нет. Сейчас много говорится о насилии, о недопустимости наказания детей. Если говорить культурально, то лет 100-200 назад физические наказания еще были абсолютной нормой, причем не только в отношении детей, а в принципе. Сейчас общество, наоборот, пытается уйти от агрессии,

Но здесь есть трудность, почему и бывают такие большие серьезные срывы, когда родители забивают детей до смерти. Это происходит как раз потому, что мы культурально уходим от насилия, уходим от нормы физических наказаний. Но никто не учит адекватно справляться с агрессией.

Например, когда в частной консультации родитель говорит: «я бью своего ребенка», то, как правило, это родитель, который не хотел бы этого делать. Но он не умеет по-другому. Он неспособен контролироваться свой гнев, неспособен адекватно его выражать. Он пытается зажимать, терпеть этот гнев, но наступает момент переполнения и момент неконтролируемой агрессии.

В этом смысле именно неконтролируемой агрессии становится очень много в нашем обществе.

Гнев – это нормально

– Но что же с этим можно сделать? Терпеть гнев – нельзя, но ведь и бить ребенка – это неправильно?

– У нас принято говорить, что злость – это плохое чувство, и нужно куда-то ее зажимать, прятать и никак не демонстрировать. Но гнев – нормален, злиться – нормально. Мы злимся друг на друга, на детей, на партнеров, на друзей. Должно быть адекватное выражение гнева.

А самое адекватное выражение гнева – говорить о нем. Говорить: «я злюсь, мне не нравится вот это и вот это, меня ранит вот это, я обижаюсь вот на это». И уже проговаривание этого гнева, легализация его разгружает ситуацию.

Дает возможность другому человеку, в том числе и ребенку, отреагировать. И самому человеку, сдерживающему свою агрессию, это помогает как-то выдохнуть.

Если же не помогает проговаривание, есть другие легальные способы выражения агрессии: побить подушки, покидать какие-нибудь вещи, которые не жалко, даже побить посуду в некоторых случаях дает очень хорошую разрядку.

Но, конечно, лучше всего – не накапливать агрессию, чтобы не нужно было ее потом разгружать.

На заметку

Источник: https://2x2.su/society/article/pochemu-roditeli-izbivayut-svoih-detey-156870.html

Бьют родители: куда обратится за помощью?

Что делать, если родитель избивает своего ребёнка?

Насилие в семье недопустимо. Редакция МОЛНЕТ.ру надеется, что эта статья поможет всем, кто столкнулся с подобной проблемой.

В х к статье «Заявление в полицию: как правильно подать» есть несколько вопросов, которые «Молнет» не может оставить без ответов. Они касаются насилия в семье. Условно разделим их на две группы: в первой оказались случаи, когда родители или другие родственники бьют несовершеннолетних детей, во второй – когда жертвой насилия в семье становятся взрослые.

Если родители бьют ребенка

Вопрос: “Здравствуйте! Возможно ли написать заявление в полицию на родителей? Они держат меня дома, избивают периодически (бывает что каждый день), душили, били головой о стену. Хочу написать заявление чтобы хоть что-то сделали. Хотя бы взяли с родителей расписку, что больше не будут меня трогать”.

Что делать ребенку в такой ситуации? Первым делом надо найти союзника. Если руку на тебя поднимает один из родителей – поговори с другим. Спроси, как мать или отец относятся к тому, что тебя периодически бьет второй родитель? Попроси поговорить с ним.

Если тебе ответят (чаще всего такое можно услышать от мамы) что-то вроде: «А что я могу сделать?» или «Нам же некуда идти» или «Нужно потерпеть, мы без него не проживем» – постарайся убедить маму в том, что вам надо обратиться за помощью.

Иначе рано или поздно может случиться непоправимое.

Если же твоя мать (или отец, если бьет мама) скажет: «Отец(мать) знает, что делает» или «Сам виноват, не надо хулиганить» – значит, родители заодно и один из них бьет тебя при полном согласии другого.

В этом случае ищи помощи у других людей: бабушек и дедушек, дяди или тети, взрослых братьев и сестер.

Если их нет, или они не хотят вмешиваться – попроси о помощи кого-то из знакомых взрослых: мамы своего друга, любимой учительницы и так далее.

Также ты можешь позвонить на единый общероссийский «телефон доверия» для детей – 8-800-2000-122. При звонке на этот номер тебе не нужно называть свое имя и платить деньги.

Позвонить можно с любого телефона – и городского, и мобильного.

По этому телефону ты сможешь поговорить с психологом или социальным работником, которые расскажут тебе, что делать дальше и дадут адреса специальных кризисных центров, где ты сможешь спрятаться от родителей.

Если ты уже достаточно взрослый, чтобы действовать самостоятельно, можешь сам обратиться в органы опеки, прокуратуру или полицию. А если ты старше 14 лет – написать заявление в суд. Только учти, тебе надо придумать, чем ты сможешь подтвердить свои слова. На языке юристов это называется «собрать доказательства».

Если после побоев остались следы – сходи в травмпункт. Доктор осмотрит тебя и выдаст справку, что на твоем теле остались следы ударов. Если кто-то видел или слышал, как тебя бьют, видел следы побоев – попроси их стать твоими свидетелями.

Это может быть школьная медсестра, которая обратила внимание на синяки во время медосмотра, соседка, которая слышала твои крики и звуки драки.

Затем тебе надо пойти в районное управление опеки и попечительства и написать подробное заявление, в котором ты расскажешь все, что с тобой делали родители.

Если ты не знаешь, где находится управление опеки, иди в ближайшее отделение полиции или прокуратуры. В заявлении укажи, что твои родители жестоко обращаются с тобой, бьют и т.д.

Если ты боишься возвращаться домой и хочешь, чтобы тебя поместили в кризисный центр – также напиши об этом в заявлении.

После того, как ты напишешь заявление, органы опеки и попечительства вместе с полицией займутся устройством твоей дальнейшей судьбы и наказанием твоих родителей.

С ними побеседует психолог, который попробует убедить их в том, что детей бить нельзя, и участковый инспектор полиции, который объяснит им, какое наказание может быть назначено родителям, которые бьют ребенка . Если это не поможет – органы опеки подадут иск о лишении или ограничении родительских прав.

Это значит, что тебя заберут у родителей и назначат опекунов: например, кого-то из родственников. Также тебя могут отдать в приемную семью или в детский дом. При этом ты не потеряешь своих прав на часть квартиры своих родителей, и когда тебе исполнится 18 лет, сможешь ее разменять и жить отдельно.

Если же тебя бьет только один из родителей, то родительских прав лишат только его, и тогда суд может принять решение о том, что он больше не имеет права к тебе подходить и жить в вашей квартире.

Это называется «выселение без предоставления другого жилого помещения лиц, лишенных родительских прав, если совместное проживание их с детьми, в отношении которых он был лишен родительских прав, невозможно». В крайнем случае, суд даже может привлечь твоих мучителей к уголовной ответственности. Например, по таким статьям:

Если Ваши родители или другие лица:Их привлекут к ответственности за:статья УК
1. Постоянно Вас избиваютИстязание.117, предусматривающая от 3 до 7 лет лишения свободы.
2. Умышленно избили Вас, причинив Вам кратковременное расстройство здоровья или не причинив ухудшения здоровьялегкие телесные повреждения.115, предусматривающая арест от 2 до 4 мес., либо штраф до 7 тыс. руб.
3. Избили Вас, причинив Вам расстройство здоровья на срок свыше 21 дня, или ухудшение зрения, слуха, психики, речи, обезобразив Ваше лицосредней тяжести или тяжкие телесные повреждения.112, предусматривающая до 3 лет, и 111, предусматривающая от 2 до 8 лет лишения свободы.
4. Говорили Вам, что убьют или покалечат Вас и Вы поверили, что они действительно могут это сделатьугроза убийством или нанесением тяжких телесных повреждений.119, предусматривающая до 2 лет лишения свободы.
7. Жестоко обращались с Вами и при этом не выполняли свои обязанности по Вашему воспитаниюнеисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.156, предусматривающая до 2 лет лишения свободы.

Имей в виду, судебный процесс – дело долгое. Пока он длится, тебя могут поселить в одном из кризисных центров для детей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию.

Однако имей в виду, что жаловаться на родителей имеет смысл только тогда, когда тебя действительно бьют.

Не вздумай обманывать органы опеки и полицию только для того, чтобы отмстить родителям за то, что тебя не пустили гулять, не купили модный телефон или заставляют делать уроки! Ведь после того, как ты пожалуешься на то, что тебя бьют, тебе будет очень сложно доказать, что ты просто решил проучить родителей. Ты же не хочешь из-за дурацкой обиды оказаться в детском доме!

Но если тебя по настоящему бьют – обязательно жалуйся, иначе это может закончиться серьезной травмой.

Если же ты уже ушел из дома потому, что боишься побоев, то кроме органов опеки и попечительства, полиции и прокуратуры тебе могут помочь в детских приютах и социальных службах по следующим адресам:

  • Детский приют «Дорога к дому». Москва, ул. Профсоюзная, 27, корп.4, телефон 8 (499) 128-66-20 (станция метро “Профсоюзная”);
  • «Служба помощи детям». Москва, пр. Шокальского, д. 61 кор. 1, телефон 8 (495) 478-95-15 (станция метро Медведково).

Если муж или другие родственники бьют взрослого

Источник: https://www.molnet.ru/mos/ru/family/o_30731

Родители бьют ребенка. Что делать учителю?

Что делать, если родитель избивает своего ребёнка?

Ситуацию комментируют школьные специалисты-психологи

Каждый учительский день переполнен событиями, эмоциями, разочарованиями и сюрпризами. Среди этого пестрого вороха событий встречаются такие, что цепляют и тревожат, не отпускают из-за своей неразрешимости.

Например, когда ты становишься свидетелем жесткого обращения родителей со своим ребенком. Учителя редко обсуждают подобные случаи. Наверное, оттого, что знают: здесь не существует конструктивного выхода.

Впрочем, вопрос иногда настолько не дает покоя, что хочется услышать хотя бы мнение коллег. Как в письме, пришедшем недавно в газету.

«Один из самых, наверное, тяжелых вопросов за всю мою педагогическую жизнь – невозможность решить, в какой степени я могу противопоставлять свою позицию родительской. Был у меня в классе мальчишка, которого жестоко наказывал отец. Попросту говоря, бил. Не сгоряча или по пьянке, а «в воспитательных целях».

Приходил забирать сына из школы, видел следы какой-то провинности (например, Алешка оказался разгоряченным и вспотевшим в первые дни после долгой болезни) и совершенно спокойным железным голосом говорил: «Тебе же было сказано – не бегать. Собирайся. Дома ты будешь наказан». У меня было такое чувство, что бить будут меня…

Поскольку попытки опосредованно или прямо говорить о недопустимости этого провалились – мне ясно дали понять, что это не мое дело, за воспитание отвечают родители, – мне оставалось только прикрывать мальчика враньем. На вопросы об успехах и продвижении по программе я неизменно бодро отвечала, что «все хорошо», проблем нет.

И сам Алешка постоянно слышал это мое жалкое вранье, хотя и ошибок у него было сегодня больше обычного, и сонный он пришел, и на прогулке они с приятелем кого-то в снег макнули… Но – все хорошо. Он, конечно, понимал почему. И честно старался, чтобы мне врать приходилось поменьше. Он такой был взрослый, серьезный, хотя и маленький.

И остальные ребята, между прочим, это тоже слышали. Когда детей разбирают родители, вечно кто-то крутится под ногами. А ведь я им во многих ситуациях объясняла, что ненавижу врать – унизительно это и противно. Надо сказать, именно так себя и чувствовала каждый раз. И выхода никак не могла найти. Не знаю и сейчас, как надо было правильно.

И в тот раз, и в других ситуациях. Когда родители унижали ребенка в присутствии посторонних. Когда мать, повернутая на религии, заставляла держать строгий пост (в какой-то день даже пить нельзя) дочь-подростка. А у девочки больные почки, да и есть в тринадцать лет хочется постоянно, и в столовую весь класс идет вместе.

Или здесь правильно вообще не бывает? Когда твои ценности и методы идут кардинально вразрез с родительскими – как ни поступи, все нехорошо. Противодействовать, активно противопоставлять себя родителям – нет, не годится. Зачем же ребенка тащить в разные стороны, рвать по живому. Вообще-то это их ребенок. С одной стороны.

С другой – не собственность же он, в конце концов, не крепостной. Смириться и делать вид, что ничего не происходит, тоже невозможно. Елена Григорьева, учитель»

«Постарайтесь вызвать родителей на диалог»

Рассогласование отношений родителя и учителя является достаточно сложной проблемой. Когда же речь идет о физическом наказании, то необходимо затрагивать не только психологический аспект несогласования требований к ребенку и методов воспитания со стороны учителей и родителей, здесь существуют аспекты социальные и юридические.

Однако давайте остановимся на психологическом аспекте заявленной ситуации. Первый момент – родитель бьет ребенка. Второй момент – учитель покрывает промахи ребенка, чтобы уберечь его от наказания. При этом испытывает внутренний дискомфорт.

Рассматривая первый момент этой ситуации, зададим вопрос: почему родитель бьет своего ребенка? Чем больше будем над этим думать, тем больше версий обнаружим.

На поверхности лежат такие предположения: – он не знает других методов, его тоже так воспитывали; – ощущая себя не очень успешным, родитель пытается компенсировать это чувство за счет ребенка («Будь успешным, я буду тобой гордиться, сниму напряжение собственных неудач»); – опять-таки неудовлетворенное чувство власти, нереализуемое в социальной жизни, очень искаженно начинает выступать во взаимоотношениях с ребенком; – накопившееся напряжение, раздражение дают о себе знать в отношениях с ребенком (он самый беззащитный). Чтобы уберечь маленького ребенка, надо прежде всего вести работу с родителями. Вероятнее всего, бесполезно говорить родителю, бьющему ребенка, «это не метод» или объяснять ему, что бьет он от чувства собственного бессилия, неуверенности и тревоги. Лучше активизировать самих родителей в высказываниях по поводу методов воспитания. Можно на собрании вместе с родителями обсудить вопросы: «Как вы думаете, сможет ли быть успешным запуганный, забитый ребенок?», «Какие методы воспитания я запомнил из своего детства и почему?» Да вообще можно порассуждать на тему «Бьют ли счастливые люди своих детей?». Родитель не должен быть в школе в роли ученика, которому высказываются претензии («Не так воспитываете»). Учительские нотации в его адрес могут только обострить неприятные школьные воспоминания, которые спровоцируют негативные чувства в отношении ребенка. Поэтому родитель – только равноправный участник обсуждения. Можно тоже его спросить об отношении к разным методам воспитания, именно спросить, а не сказать правильные слова о недопустимости наказаний. Когда человека спрашивают, он начинает хотя бы задумываться над вопросом, и есть надежда, что появление мыслей повлияет на его поведение. Третий момент – «ложь во спасение» учительницы и переживание ею этой лжи. Учительница испытывала бы те же переживания, а может, более сильные, если бы, говоря правду, представляла потом сцены наказания. С такими внутренними конфликтами сталкиваются люди неравнодушные. Можно сказать, что в данной ситуации она как может сберегает ребенка. А чувство бессилия связано с тем, что поведение учительницы можно назвать «пассивным сбережением». Может быть, учителю будет легче, если он обсудит с ребенком – а уж если он подросток, то это просто обязательно – создавшуюся ситуацию. Поговорит, как с равноправным участником неприятной ситуации. Дело в том, что вместе с благодарностью учителю за «молчание» ребенок может начать использовать такое поведение учителя. Невозможно дать четкое предписание для таких разговоров – все зависит от особенностей поведения родителя.

Выход вижу в целенаправленной, планомерной работе учителей, психологов и родителей по грамотному построению отношений с детьми даже в напряженное для нас время, даже при разладе в семье, на работе, в стране.

Алла ФОМИНОВА, кандидат психологических наук

«Подумайте, готовы ли вы взять ответственность на себя»

Одна из самых трудных ситуаций для учителя – быть свидетелем процесса воспитания, идущего вразрез с его собственными ценностями. В эти моменты обостряется внутренний диалог (или лучше сказать – полилог). Части личности начинают спорить и подталкивать к противоположным действиям. Одна часть требует вмешаться и защищать ребенка от наказания.

Другая требует воздерживаться от вмешательства, ведь это не его сын или дочь. В итоге бедный учитель приходит в крайнее замешательство и страдает в любом случае. Позволил себе вмешаться – его могут оскорбить и/или его вмешательство может привести к еще худшему результату, чем при бездействии. Удержался – совесть мучает долго: почему не вмешался.

Очень сложный выбор. Чтобы что-то говорить родителям в такой ситуации, надо очень хорошо представлять себе последствия своего поступка. Вмешиваясь, мы претендуем на роль участника ситуации, который в состоянии с ней справиться (иногда нас провоцируют на это специально, и часто мы попадаемся…).

Однако положа руку на сердце – в состоянии ли мы поступить так, чтобы это было во благо этой семье? Мы видим только верхушку айсберга семейных проблем.

Можем ли быть уверенными, что, вмешиваясь, мы делаем лучше этой паре родитель–ребенок? Задаем ли себе вопрос: а готовы ли мы работать с последствиями своего вмешательства, брать на себя такую ответственность? Никто не спорит, сдерживать эмоциональные порывы нелегко.

Но и позволять себе действовать под влиянием эмоций, не беря ответственности за последствия, считая, что уже фактом вмешательства мы по определению улучшили дело, – глубокая иллюзия. Это обычный вид самообмана: не сдержались, высказались, вмешались – и оправдываем себя: вот какой я защитник справедливости.

Реальной пользы это никому не приносит, только частичное облегчение нам самим в момент высказывания. В каких же случаях что-то говорить родителю, творящему наказание? Мое мнение – хоть оно может показаться жестоким – не раньше, чем кто-то из них обратится к нам с просьбой об этом, родитель или ребенок.

И уметь делать все это без оскорбительных, поучающих интонаций. Ведь мы не были – и никогда не будем – на месте этого взрослого, не знаем, как он воспринимает ситуацию. А если обратился ребенок – тут важно не впасть в искушение стать ему лучшим родителем, чем его собственные (вы же не собираетесь его усыновлять?). Разговаривать с ним как с взрослым, сочувствуя, но не унижая своим сочувствием, уважая его судьбу и веря в его способность справиться с обстоятельствами, без фанатизма и ненужного пафоса. Трудная работа.

Галина МОРОЗОВА, кандидат психологических наук

«Работайте с ребенком так, чтобы у родителей переменилось к нему отношение»

Конечно, важно, каковы наличные отношения учителя с родителями. Если родители настроены на совместные действия с учителем по поводу своего проблемного ребенка, ситуация относительно мягкая, хотя и здесь может всплыть взаимное непонимание от непроявлявшихся до поры до времени различий в ценностях и устремлениях.

Второй сюжет – изначальное дистанцирование родителей от учителя. Возможная стратегия учителя в этом случае – работа с проблемами ребенка с постоянной демонстрацией родителям результатов, продвижений.

Осознание, обнаружение родителями, что с их сыном, дочерью что-то позитивное происходит и учитель тут «при чем», может смягчить отношения, и родители начнут «слышать» педагога не только по поводу «рабочих» ситуаций.

Наконец, самый трудный сюжет: родители не скрывают отрицательного, порою агрессивного, отношения к учителю, и за этим скрывается ценностное противостояние. Для учителя тут есть два пути. Более редкий, почти фантастический путь: мировоззренческий спор, дискуссия. Это возможно, если родители (и педагог) готовы к таким дискуссиям.

Более реалистический путь – сдвинуть хотя бы частично с себя ответственность, разделить ее с другими работниками: от администрации и психолога, до социальных органов в случае угрозы здоровью ребенка.

Конечно, эти идеи все равно абстрактны. Нужно не забывать о возрасте ученика, нужно учесть реакцию класса и всякие другие обстоятельства.

Сергей ПОЛЯКОВ, доктор педагогических наук

Источник: https://ps.1sept.ru/article.php?ID=200901811

Почему детей нельзя бить?

Что делать, если родитель избивает своего ребёнка?
?

Category: Некоторых сам этот вопрос, может быть, ужаснет. Как, вообще, можно подумать, что это допустимо?Но не все так просто. Многие, и даже не самые глупые люди, до сих пор уверены, что детей бить можно, если это не вредит их здоровью. Доводы следующие:1.

В Библии написано и блабла, в общем, раньше били, и ничего, хорошие люди вырастали. 2. Ребенок – существо несознательное, как собака, слов не понимает, а боль – отлично. 3. А вот в английских школах отменили телесные наказания недавно, так что…

4.

Те родители, которые детей не бьют, орут на них, и это намного больше губит детскую психику.

5. А как, вообще, иначе, если ничего больше не помогает? Есть даже психологи, которые описывают, как бить детей, и в этих описаниях, как правильно шлепать ладонью по детским ягодицам, чувствуется 100% садистический подтекст. Приводить эти девиантные перлы я, конечно, не буду. Хочу просто написать, почему бить детей нельзя. Это несмертельно, и, я надеюсь, не услышу традиционного стона, что вот да, кого-то били родители и они теперь навечно травматики, жить нормально уже не могут, могут только ходить и жаловаться, вымогая себе компенсацию. Слушая таких “травматиков” начинаешь понимать их жестоких родителей. Хотя родители, наверняка, были намного хуже. Но неважно. Мы будем о говорить не о том, что уже было с кем сделано, а о том, что лучше не делать, когда стоит такой выбор. Бывает иногда, что выбора вообще не стоит. То есть полез годовалый ребенок к электрической розетке или к чайнику горячему, и родитель инстинктивно шлепнул его. Не думал об этом и выбора не делал, просто поддался импульсу. Ругать себя за такое движение не нужно, всякое бывает. Хотя и хвалить не стоит. Ребенок все равно ничего не понял про температуру и электричество и даже не понял, что именно они представляли для него угрозу, он просто понял, что мама или папа недовольны. Недовольство можно и иначе проявить.

Все идеи о том, что на ребенка можно и нужно воздействовать физически, строятся на средневековых представлениях о том, что у ребенка пока нет ума, а значит понять он ничего не способен.

На самом деле эмоциональная восприимчивость ребенка настолько высока, что в этом он намного чувствительней взрослого. Для выживания ребенку нужно считывать все эмоции, он чувствует и любовь, и нелюбовь, и одобрение, и неодобрение, и различает все оттенки.

Наши взрослые эмоции от нас заслонены нашим рассудком, нашей привычкой к бестолковому анализу, а главное психическими защитами.

Взрослые и сами не знают, чего они хотят, как они к чему относятся, чего чувствуют, им для этого очень часто нужен психолог, чтобы помочь разобраться в этом, настолько все запутано. Ребенок саморефлексию только формирует, а вот чужие эмоции распознает отлично.

Однако, если ребенок привыкнет к тому, что когда им недовольны, его начинают лупить, он действительно может притупить восприятие более тонких родительских эмоций. Его порог поднимется. Вот тогда и рождается эффект “он не понимает слов, а только шлепки”. Его к этому приучили. Да, как животное.

Тем, кто считают, что кричать на ребенка хуже, чем его “безопасно бить”, предлагаю подумать вот о чем. Вы бы сами выбрали, чтобы партнер или, не дай бог, начальник, накричал на вас или стал вас бить? Кричат люди друг на друга часто, не так ли? Люди не всегда могут сдержать накал эмоций и поэтому кричат. Постоянно холодные, невозмутимые люди выглядят настораживающе.

Нет, истерички и скандалисты еще хуже, конечно. Но какая-то мера эмоций, проявленных повышенным тоном, это, в общем, нормальное явление. По крайней мере никого этим не удивишь. Не так ли? Если близкого довести, то он вполне себе может начать кричать “Что ты делаешь? Как ты можешь? Ааа!” и так далее. Совсем другое дело, если кто-то близкий или не очень начинает нас бить.

Вот так вот просто подходит и отвешивает нам подзатыльник или сердито бьет ниже спины. И нет, это не договорная игра в сексуальный бдсм, а это он так недовольство свое выражает. Что хочется сделать с таким человеком? Вломить ему в ответ, не так ли? А лучше, не выходя из правового поля, послать его подальше и не общаться. Потому что он берега потерял.

Все, кто ссылаются на то, что вот раньше били детей и ничаво, забывают, что раньше не только детей били, а всех вообще. Раньше и на службе били, и за правонарушения, и мужья жен били, законно, и отцы взрослых сыновей, и баре крепостных, и белые черных, и в школах били, и в учреждения, и вообще бить – это было как-то так нормально. Другие представления были о телесных границах личности.

Проще люди были, грубей, меньше осознавали свою индивидуальность, но дело не только в этом. Дело в контрасте, который наблюдает ребенок, когда приходит в мир, где бьют только его.

Только его!То есть папу начальник на работе не порет, мама домработницу за косу не таскает, на улице нет публичных порок, по телевизору в новостях ничего такого не показывают, никого в этом мире не принято бить на законных основаниях, тем более бить унизительно, с эротическим подтекстом, обнажив нижнюю часть тела. А вот его, ребенка, – можно.

Если прежний ребенок, раньше, был кое-как адаптирован к миру законных телесных наказаний, как-то себя в этом мире воспринимал, не хуже других, теперь, когда он живет в мире, где все направлено на создание и поддержание личностных границ, эти его границы заваливают и крошат. То есть раньше границы вообще как таковые не формировались, а теперь их формируют и ломают.

Особенно страшно, когда это не импульсивный шлепок с последующим объяснением, что мол прости, но мама очень сильно испугалась, когда ты схватил утюг, или мама очень сильно разозлилась, когда ты чуть не придушил нашего кота, не сдержалась.

Импульсивные поступки родителей с последующим раскаянием (а мы помним, да, что человеческие дети эмоции чувствуют прекрасно, во много раз лучше собак?) дети воспринимают нормально. А вот ритуал наказания – нет. Ритуал наказания – это садистическое действо. Это нужно хорошо осознать, чтобы никогда этого не делать с ребенком.

Это показательное выступление, цель которого подавить ребенка и смять его Я.

Опять же для “травматиков” (в кавычки ставлю, потому что имею в виду не настоящих травматиков, больных людей, а здоровых, тех, кто симулирует детскую травму, чтобы подольше не взрослеть) поясню, что чаще всего Я таким образом не сомнешь, оно найдет способы приспособиться, в редких случаях даже сильнее может стать, зеленый росток и асфальт пробивает, но мы не об этом.

Мы о мотиве родителей, об их родительской личности, о том, что они в своем родительстве творят. Так вот, творят такие родители суд божий над ребенком, предлагая ему признать себя в качестве его бога, а боль и страдания – в качестве заслуженного наказания. А потом предлагают подавить его здоровую агрессию и обратить внутрь себя, внутрь ребенка то есть.

Научиться испытывать невротический страх и вину. Опять же, в старом каком-то мире, без уважения прав личности и прочих современных ценностей, особого унижения и ужаса в этом не было, а значит не было и невроза. Все так жили. Над папашей – боярин властвовал и порол его – над боярином царь – над царем бог, а священник мог епитимью накладывать, в том числе и розгами.

Папаша над мамашей властвовал и порол ее по субботам, а мамаша – ребенка. Сам он, ребенок, когда подрастал, начинал пороть слуг понемногу, а дальше, расходился все больше. То есть с детства образовывалась стройная иерархия, кто над кем и кого порет, в которую ребенок был с детства вписан.

В современном мире это “старинный ритуал” превращается в извращенное, с особым цинизмом, расчленение детских границ. Именно расчленение, причем заботливое такое, ласковое.

Вы видели в фильмах ласковых маньяков? Ребенок испытывает ужас, к этому ритуалу он не адаптирован, аналогов его в окружающем мире нет, наоборот, мир вокруг – демократичный и толерантный, люди борятся за права животных, а вот его, ребенка бить можно, и не только в пылу эмоций, а сознательно и хладнокровно. Родители, которым кажется это приемлемым, вы, вообще, понимаете, что такое для растущий личности принять мысль, что ее можно вот так вот законно подвергать унижению и боли? И сделать это с ней может самый близкий человек, от которого она ждет защиту. И мотивом издевательства он называет заботу. В общем, как-нибудь, он это переживет, конечно, забудет и даже улыбнется, может быть, когда вырастет, вспоминая. Психика и не на такое способна. Она очень гибкая, она очень сильная, жаль, что “травматики” слышать об этом не хотят. Но сами-то вы, такие родители, не хотели бы осознать, зачем вам это нужно? И почему это прячется за благородными доводами о родительской любви? В общем, хотелось сказать, что детей бить нельзя. Уж лучше кричать, если крышу рвет от гнева. Но еще лучше – попить чего-нибудь успокоительного, если настолько тяжело справляться с родительской ролью. Никто не обещал, что это будет легко. Родители

  • Штурманы-мамы воспитывают Штурманов-детей. Неправильно думать, что детей “портят”, изначально у детей вообще нет никаких границ. Границы…

  • Ну и вдогонку про мамины конфеты. Тем более, что пост в ленте хороший на эту тему. Сознание ребенка в норме эгоцентрично, оно возникает в той…

  • Многие в курсе, что психолог и особенно психоаналитик не должен быть другом человека и тем более его любовником. В некоторых странах психотерапевта…

Источник: https://evo-lutio.livejournal.com/121077.html

Округ закона
Добавить комментарий