Долг по кредиту убитого мужа

Частное делимое

Долг по кредиту убитого мужа

Российский Верховный суд постепенно меняет правила раздела квартир и долгов между супругами, отделяя личные ценности от семейных. Квартира, купленная в период брака, уже не всегда делится пополам, а возвращать долги требуется из собственного кармана. Суды адаптируют старое законодательство, в то время как стратегии развития семейного права в России нет.

Ольга Плешанова, руководитель аналитической службы юридической фирмы “Инфралекс”

Семейное не значит общее

Стотысячные доли в квартире — это не вымысел и не описание “резиновой квартиры”. Они фигурируют в прошлогоднем решении Верховного суда РФ (ВС) о разделе квартиры экс-супругами Овчинниковыми из Новосибирска.

Квартиру, купленную в период брака, супруга требовала разделить пополам, но супруг посчитал, что 94,41% стоимости он заплатил из собственных средств, вырученных от продажи квартиры, принадлежавшей ему до брака. Доплата из семейного бюджета составила 5,59%.

Эти 5,59% и были разделены пополам — по 2795/100000 долей в праве общей собственности на квартиру каждому из супругов. Остальные 94410/100000 долей достались супругу.

В конце апреля ВС высказал в обзоре практики N2 за 2017 год общую позицию: “На имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности не распространяется”.

Примером было выбрано другое прошлогоднее дело, в котором квартиру разделили между супругами из Екатеринбурга в соотношении 14/15 к 1/15. За квартиру стоимостью 1,995 млн руб. супруга заплатила 1,750 млн руб.

— эти деньги подарила ей мать, продавшая свою квартиру.

Такие дела в практике ВС не редкость: в июле 2016 года в деле супругов Черниковых из Новосибирска ВС оставил супруге квартиру, купленную в период брака по договору долевого участия в строительстве.

Покупку полностью оплатила супруга, продавшая после вступления в брак собственную квартиру.

ВС отменил ошибочное решение Новосибирского облсуда, который разделил новую квартиру между супругами пополам “с учетом презумпции режима общей совместной собственности супругов”.

Отказ делить имущество супругов поровну затронул и долги по кредитам.

Переломным стало дело, вошедшее в обзор практики ВС от 13 апреля прошлого года. ВС сказал, что долг, возникший у одного из супругов, может быть признан общим только при условии, что все заемные средства были использованы на нужды семьи. Доказать это должен тот, кто претендует на распределение долга между супругами.

Дело, ставшее примером, тянулось с 2012 года и касалось крупной суммы денег, взятой столичным жителем в долг на покупку недвижимости в Андорре. Гражданин, давший деньги взаймы, требовал их возврата заемщиком и его супругой солидарно.

Московские суды иск удовлетворили, признав долг общим, но ВС в 2015 году потребовал дело пересмотреть.

ВС исходил из того, что Семейный кодекс допускает существование у каждого из супругов собственных обязательств, согласие другого супруга на возникновение долга должно быть дано специально, а расходование заемных средств на семейные нужды надо доказывать. В данном деле таких доказательств не оказалось.

Согласие жены тоже не гарантирует, что с нее можно будет взыскать часть долгов мужа. В конце апреля Заельцовский районный суд Новосибирска, основываясь на практике ВС, отклонил иск экс-супруга к бывшей жене о взыскании половины суммы, выплаченной по кредиту Сбербанка.

Кредит был получен в период брака, согласие супруги не оспаривалось, однако выяснилось, что к тому моменту фактические брачные отношения прекратились, и супруга успела подать на развод. Свой кредит супруг погашал как в период, пока длился развод, так и после расторжения брака.

Суд отметил, что “факт приобретения займа в период брака одним из супругов не является доказательством того, что данные кредитные средства были потрачены на нужды семьи”.

В ситуациях, когда один из супругов брал кредит до вступления в брак, а потом погашал его из семейного бюджета, суды пошли еще дальше. Они стали взыскивать часть выплат в пользу другого супруга — например, обязывать бывшего мужа выплатить бывшей жене половину суммы, израсходованной из семейного бюджета на выплаты по своему кредиту.

Нашумевшим стало решение Верховного суда Татарстана, вынесенное в августе прошлого года. Суд взыскал в пользу супруги половину суммы выплат по кредиту, признав, что при его погашении супруг израсходовал часть общего имущества на личные нужды. До вступления в брак супруг взял кредит на десять лет на покупку квартиры.

Несколько лет в период брака этот кредит погашался из семейного бюджета, после развода квартира досталась супругу — она была его собственностью и в общее имущество не входила. Супруга подсчитала сумму, выплаченную по кредиту за период совместного проживания (получилось 368,5 тыс. руб.

), потребовала разделить эту сумму пополам и разделить как общее имущество супругов, взыскав половину с бывшего мужа. Экс-супруг в суде не смог доказать, что погашал свой кредит из личных, а не из общих семейных средств.

Аналогичное решение принял в августе прошлого года Омский облсуд: он также согласился взыскать в пользу экс-супруги половину суммы, уплаченной в период брака в счет погашения добрачного кредита мужа.

Суд отклонил доводы экс-супруга о том, что кредит он погашал из личных средств, поскольку жена находилась дома с ребенком и получала только пособие. Суд сослался на ст.

 34 Семейного кодекса, предусматривающую право на общее имущество того супруга, который в период брака не имел дохода, а вел домашнее хозяйство, ухаживал за детьми.

Как суд решит

В решениях о разделе квартир и долгов суды используют три основных подхода: имущество, приобретенное во время брака на личные средства одного из супругов, общим имуществом не является; долги признаются общими, только если они возникли в интересах семьи; согласие одного супруга на получение кредита другим супругом не презюмируется и должно быть дано специально. Суды адаптировали заметно устаревшее законодательство: Семейный кодекс был принят в 1995 году. Действует также постановление пленума ВС от 5 ноября 1998 года N15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”. Другого постановления по этим вопросам нет, как нет и стратегии развития семейного законодательства в России.

Суды ищут подходы буквально на ощупь, вынося спорные и подчас экзотические решения.

Например, в отношении граждан, выступивших поручителями по долгам своих фирм. Раньше такие дела рассматривали арбитражные суды, но после упразднения Высшего арбитражного суда в 2014 году стали рассматривать суды общей юрисдикции. Сложное дело дошло в конце прошлого года до ВС.

Гражданин Романов выступил перед Судостроительным банком (сейчас — банкрот) поручителем по кредиту фирме “Росагропром” на 75 млн руб. Договор поручительства был подписан, но с условием, что в силу он вступит только после получения нотариального согласия супруги поручителя Романова.

Согласия не последовало, и гражданин Романов в ответ на требование банка вернуть долги подал встречный иск о признании договора поручительства незаключенным.

Вначале районный суд в Самаре признал договор поручительства незаключенным, затем Самарский облсуд (апелляционная инстанция) все-таки признал договор действующим, но деньги с поручителя не взыскал — надо ждать согласия супруги. ВС оба решения отменил, указав, что личное поручительство вообще не является “сделкой по распоряжению общим имуществом супругов” и не требует нотариального согласия супруги поручителя.

В споре о продаже семейной недвижимости ВС, напротив, придал согласию супруги решающее значение. В сентябре прошлого года ВС рассмотрел дело, в котором супруг втайне от супруги и взрослых детей продал дом с земельным участком в Краснодарском крае.

Участок был предоставлен супругу в период брака, семья построила дом, право собственности на который зарегистрировали за супругом. Супруга, узнав о продаже, оспорила сделку и потребовала признать за ней половину в праве собственности на дом с участком.

Суды мучительно выбирали между нарушенными правами супруги по Семейному кодексу и добросовестностью покупательницы дома, защищаемой Гражданским кодексом.

Знать о незаконности сделки покупательница не могла: в паспорте продавца отсутствовали сведения о регистрации брака, кроме того, продавец представил нотариально удостоверенное заявление об отсутствии супруги и возможных притязаний на дом. Деньги, вырученные от продажи дома, продавец потратил, возвращать было нечего. Выбор сделал ВС: он признал безусловный приоритет п. 3 ст.

 35 Семейного кодекса, требующего для продажи недвижимости нотариально удостоверенного согласия другого супруга. Отсутствие такого согласия позволяет оспаривать сделку, невзирая на добросовестность приобретателя имущества. Иск был удовлетворен.

Спрятаться от кредиторов

Семейное законодательство зачастую бессильно перед современными проблемами и новыми явлениями в праве — развитием принципа добросовестности, банкротством физических лиц, ситуациями, связанными с уголовным преследованием.

Например, в ходе многолетней тяжбы по поводу ввоза в Россию гражданином Германии Александром Певзнером картины Карла Брюллова “Христос во гробе”, конфискованной как “орудие преступления” (контрабанды), ВС и Генпрокуратура РФ старательно обходили вопрос о праве собственности на картину.

Это, несмотря на заявления о том, что картина не принадлежит целиком Александру Певзнеру, в отношении которого возбуждалось уголовное дело, а должна считаться общим имуществом супругов Певзнер (супруга, непричастная к уголовному разбирательству, претендует на половину).

Конституционный суд РФ (КС) 7 марта нынешнего года постановил пересмотреть дело о конфискации картины, однако вопрос о правах супругов тоже не затрагивался.

В середине 1990-х годов Семейный кодекс считался очень прогрессивным: он позволил супругам договариваться по различным имущественным вопросам, заключать брачные договоры, соглашения о разделе имущества при разводе, соглашения об уплате алиментов. Все это позволяет супругам менять режим общего имущества, предусмотренный Семейным кодексом.

Свобода, впрочем, оказалась не полной: брачные договоры могут споткнуться о права кредиторов, а соглашения, заключенные в канун банкротства гражданина, рискуют оказаться недействительными.

Вопрос о брачном договоре КС рассмотрел еще в мае 2010 года — супруги Марина и Сергей Козловы оспаривали п. 1 ст. 46 Семейного кодекса, требующий уведомлять кредиторов о заключении, изменении либо расторжении брачного договора.

Отсутствие уведомления позволяет кредитору задолжавшего супруга не учитывать содержание брачного договора и обратить взыскание на половину общего имущества, причитающуюся этому супругу по закону.

В деле Козловых так и произошло: муж не уведомил своего кредитора о том, что квартира по брачному договору принадлежит жене, и московские суды удовлетворили иск кредитора, признав, что половина квартиры принадлежит мужу и на нее можно обратить взыскание. Жалобу на неконституционность п. 1 ст.

 46 Семейного кодекса, примененного судами, КС не принял к рассмотрению, но правовую позицию определил. КС отметил, что оспариваемая статья защищает кредиторов от недобросовестного поведения должников, которые с помощью брачного договора могут уводить имущество от взыскания.

На защиту кредиторов отчасти направлена и позиция ВС по курьезному делу, решенному в декабре прошлого года.

ВС признал недействительным брачный договор, который полностью лишал супруга прав на имущество, нажитое в браке, если супруг допустит измену либо станет инициатором развода.

ВС сослался на нормы Семейного кодекса, запрещающие ставить одного из супругов в “крайне неблагоприятное положение”. Очевидно, впрочем, что брачный договор, дискриминирующий одного из супругов, может ударить и по его кредиторам.

Риск признания договоров недействительными значительно возрастает при объявления гражданина банкротом — в этом случае интересы кредиторов играют решающую роль.

Закон о банкротстве позволяет оспаривать любые сделки, заключенные гражданином накануне банкротства, если они являются подозрительными либо создают предпочтение отдельным кредиторам (“сделки с предпочтением”).

Никаких исключений для сделок в семейной сфере не сделано: оспариваться могут и брачные договоры, и соглашения о разделе имущества, и соглашения об уплате алиментов. Подозрительной может считаться сделка, условия которой явно невыгодны гражданину-должнику.

Брачный договор, передающий все семейные ценности другому супругу, может служить здесь ярким примером. Такой договор можно будет оспорить, если он заключен в течение года до принятия судом заявления о банкротстве гражданина. Если же такой договор был заключен с целью причинить вред кредиторам, то “период подозрительности” составит уже три года до указанной даты.

Под “сделки с предпочтением” может подпасть соглашение об уплате алиментов, заключенное за месяц или даже за полгода до принятия судом заявления о банкротстве плательщика алиментов.

В последнем случае, правда, придется доказать, что в момент заключения соглашения уже было известно о финансовых проблемах плательщика.

Но доказать это не составит труда, если сведения о долгах обнаружатся в общедоступной базе Федеральной службы судебных приставов.

Рано или поздно семейному законодательству придется найти ответы на вызовы времени и баланс с другими законами.

Возможно, изменений потребует роль нотариусов, удостоверяющих сделки по поводу семейного имущества,— сейчас нотариальное оформление брачного договора или соглашения об уплате алиментов не защищает от оспаривания.

А пока суды, опираясь на законодательство 1990-х годов, пытаются найти решения наиболее актуальных проблем.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3304361

Могут ли долг по кредиту жены взыскать с мужа и наоборот – уровень ответственности супруга

Долг по кредиту убитого мужа

Общение с банком и коллекторами не увенчалось успехом: вы не договорились, ваше дело было передано в суд, и в итоге вынесено решение о принудительном взыскании долга. Именно так начинается наиболее сложный период в жизни заемщиков – исполнительное производство.

Сотрудничество с судебными приставами-исполнителями, возможная конфискация имущества – далеко не все неприятности, с которыми вы можете столкнуться. Приставы могут беспокоить вашу семью и угрожать конфискацией имущества близким родственникам.

Насколько законными являются такие действия? Попробуем вместе разобраться в этих вопросах.

Согласно ст. 80 Федерального закона №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 г. пристав имеет право обращать взыскание только на имущество самого должника. То есть, в ходе проведения исполнительных действий приставу необходимо установить принадлежность имущества.

Принцип «презумпции невиновности» в данном случае не действует: если заемщик проживает не один, то человеку, проживающему вместе с ним, придется объяснять и доказывать (подтверждая свои слова документально), что часть вещей является его личной собственностью. Это же касается и долей в недвижимости: обязательно нужно представлять правоустанавливающие документы.

В противном случае пристав может наложить арест на все дорогостоящее имущество, находящееся в квартире.

Приведем пример. Должник состоит в гражданском браке. При визите в квартиру, принадлежащую должнику, в которой он проживает со своей гражданской супругой, пристав обнаруживает бытовую технику – посудомоечную машину, кондиционер и плазменную панель.

Бытовая техника была приобретена гражданской женой еще до того, как она переехала в квартиру к должнику. В случае если супруга не заявит при понятых, что имущество является ее собственностью и не подтвердит это документально (подойдут гарантийные талоны, квитанции и чеки), пристав получит право впоследствии изъять бытовую технику.

Запись о принадлежности имущества другому человеку должна быть внесена в акт описи: за этим нужно проследить.

В случае если должник проживает в квартире гражданской супруги, конфисковать эту квартиру или ее часть пристав не сможет. Гражданский брак в данном случае не рассматривается как официальный, следовательно, должник не имеет права на долю в недвижимости гражданской супруги.

Однако помимо ст. 80 Федерального закона №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» существует также и ст. 45 Семейного кодекса РФ, касающаяся супругов, состоящих в официальном браке (или в гражданском, при наличии свидетелей, подтверждающих факт сожительства). На этой норме закона остановимся более подробно.

Статья 45 Семейного кодекса РФ позволяет обращать взыскание на общее имущество супругов по их общим обязательствам или по обязательствам одного из супругов, если кредитные средства были направлены на нужды семьи.

Если общего имущества не хватает для погашения долга, супруги несут солидарную ответственность в рамках еще и своего собственного имущества.

То есть, муж или жена заемщика, не погасившего долг, приобретают статус такого же должника: приставы получают возможность блокировать их счета, взыскивать задолженность из их заработной платы и т.д. Именно эти угрозы можно услышать от судебных приставов–исполнителей в начале исполнительного производства.

Однако важно помнить: обращать взыскание на общее имущество и на личное имущество супруга (супруги) должника можно лишь при наличии соответствующего судебного решения.

Иными словами, если исполнительное производство начато лишь в отношении мужа (жена не выступала соответчиком), то и права описывать и конфисковывать ее долю пристав не имеет. То есть, будут выполняться положения ст.

80 ФЗ №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (более подробно о способах взыскания задолженности и правах судебных приставов). В таком случае жена должна будет заявить свои права на конкретное имущество или долю в недвижимости, которые пристав не сможет изъять.

Несмотря на четко прописанные нормы закона, приставы часто пытаются превысить свои полномочия. К примеру, описывают имущество супруги, даже если она не выступала соответчиком в суде, или же не принимают в качестве доказательств предоставленные документы. Мы дадим рекомендации, которые помогут вам отстоять свои права и не столкнуться с проблемами в процессе исполнительного производства.

Чтобы вы и ваши близкие не стали жертвами нарушений судебных приставов-исполнителей, следуйте нашим рекомендациям:

  • Супруг (супруга), выступавшие созаемщиками и соответчиками, должны в судебном порядке доказать, что кредитные средства были направлены не на общие нужды семьи, а на личные нужды заемщика. В качестве доказательств подойдет заявление самого должника или свидетельские показания (если супруги фактически не проживают совместно).
  • В случае если ответчиком выступал лишь один из супругов, второй половине целесообразно сразу же подготовить документы на имущество, которое не принадлежит должнику, но находится в квартире, чтобы затем предъявить их приставу.
  • Если пристав нарушает закон, описывает имущество, которое не может быть изъято, безотлагательно обратитесь с жалобой на его действия в исполнительную службу.
  • При описи имущества, не принадлежащего должнику, владелец данного имущества также может обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи, а также о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий или мер принудительного исполнения.

Помните, что не только приставы могут нарушать закон, но и сами должники, зачастую – непроизвольно. Не следует:

  • Приобретать недвижимость (должнику или членам его семьи) во время исполнительного производства. Это может быть истолковано как злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 Уголовного кодекса РФ).
  • Приобретать недвижимость или дорогостоящую технику в случае, если предписания исполнительного листа не были исполнены по причине отсутствия у вас имущества, на которое можно обратить взыскание. Кредитор может повторно предъявить судебным приставам исполнительный лист в течение 3-х лет со дня его первичного возвращения.

Зная законы и следуя нашим рекомендациям, вы сможете избежать ряда проблем и отстоять права ваших близких. Помните, что приставы не всегда действуют в рамках правового поля, и при любой спорной ситуации обращайтесь лично или по телефону в исполнительную службу, чтобы выяснить, не ущемляют ли ваши права в процессе проведения исполнительных действий.

Источник: https://mir-procentov.ru/potrebitelskie-kredity/pogashenie-kredita/mogut-li-dolg-po-kreditu-zheny-vzyskat-s-muzha.html

Верховный суд разъяснил, как делить долги бывших супругов

Долг по кредиту убитого мужа

Важную мысль о дележе супружеских долгов высказал Верховный суд РФ, когда пересматривал решения своих коллег о разделе имущества, нажитого в браке. В том числе – полученных за это время кредитов.

Верховный суд сказал, что не все такие долги при разводе должны делиться пополам. Также Верховный суд растолковал, кто из бывших супругов должен доказывать, пошли ли заемные деньги на нужды семьи или нет.

Раздел нажитого в браке имущества – тема не новая, но всегда актуальная. Тем более что в связи с изменением жизни общества проблемы дележа добра, нажитого гражданами, постоянно меняются.

Люди стали жить, с одной стороны, зажиточнее, у них появилось в случае распада брака больше делимого имущества. С другой стороны, трудно найти сегодня семью, не отягощенную всевозможного рода займами – просто кредитами, долгами перед знакомыми или ипотекой.

В этом случае общеизвестное правило раздела при разводе – все пополам, – как оказалось, не работает.

Закон допускает существование у каждого из супругов собственных обязательств. В том числе – долговых

Ситуация, которую пересматривал Верховный суд, была самой что ни на есть распространенной – раздел, который бывшие супруги сами произвести не смогли и попросили сделать это суд.

А началось все с того, что в Карелии гражданка попросила районный суд разделить все, что они нажили с мужем в шестилетнем браке. В списке того, что дама просила поделить, оказались не только трехкомнатная квартира, машина, мебель и бытовая техника, но и долг по кредиту.

Запрет на семейственность в некоторых бюджетных организациях снимут

Квартиру истица попросила поделить так – две трети стоимости жилья истица заплатила из своих средств, которые у нее были до брака, поэтому посчитала, что ей полагается соответственное количество квадратных метров.

А совместно они оплатили одну треть квартиры – ее и надо поделить пополам. Мебель и технику суд должен отдать ей, а половину этого она обещала отдать бывшему мужу деньгами.

Невыплаченный же кредит истица попросила поделить ровно пополам.

Бывший муж подал встречный иск – автомобиль и квартиру поделить пополам, а кредит не делить, так как брала его бывшая супруга для себя. Районный суд поделил квартиру и отдал большую часть жене, мебель и технику тоже ей, машину – мужу. Кредит посчитал общим и поделил пополам.

Верховный суд Карелии с решением коллег не согласился. С бывшего мужа в пользу жены апелляция решила взыскать разницу присужденного имущества и кредит. Пересмотрев дело, Верховный суд РФ заявил, что ошибки сделали и районный, и республиканский суды.

Вот как рассуждала Судебная коллегия по гражданским делам ВС.

Кредит, судя по одному из пунктов договора, был взят в банке “на цели личного потребления”. Райсуд основывался на семейном законодательстве. По этому законодательству “установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи”.

Если бывший муж с таким утверждением не согласен, то пусть докажет обратное. Райсуд в решении так и записал – раз экс-супруг не представил доказательств, что кредитные деньги жена использовала на личные нужды, то будем считать, что они ушли на семью. А, значит, возвращать их должны оба супруга.

Апелляция с таким утверждением согласилась. А вот Верховный суд РФ – нет. Он напомнил, что по Семейному кодексу(статья 39) при разделе общего имущества и определении долей в этом имуществе, доли супругов признаются равными, если не было на этот счет специального договора.

Общие долги супругов распределяются между ними пропорционально присужденным им долям. А еще Семейным (статья 35) и Гражданским ( статья 253) кодексами установлена презумпция согласия одного супруга на действия другого по распоряжению общим имуществом.

Но положения о том, что такое согласие предполагается и в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Более того, 45-я статья Семейного кодекса говорит, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено только на имущество этого супруга. Закон допускает наличие у каждого из супругов собственных обязательств.

Из всего сказанного Верховный суд делает вывод – в случае заключения одним из супругов договора займа или “совершения иной сделки, связанной с возникновением долга”, такой долг может быть признан общим только в строго определенных случаях. Если есть обстоятельства, вытекающие из 45-й статьи Семейного кодекса.

А бремя доказательств этих обстоятельств лежит на той стороне, которая требует распределить долг. Для распределения долга между супругами (статья 39 Семейного кодекса) долговое обязательство должно являться общим.

То есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо быть обязательством одного из супругов, по которому все полученные деньги были потрачены на нужды семьи.

Страховщиков обяжут ремонтировать авто по ОСАГО уже с мая

Верховный суд подчеркнул – юридически значимым обстоятельством в нашем деле было выяснение вопроса – действительно ли кредит, полученный супругой, был потрачен на нужды семьи? Без выяснения этого вопроса спор разрешить невозможно.

Еще Судебная коллегия ВС заметила – если истица была заемщиком, то именно она должна была в суде доказать, что возникновение долга произошло по инициативе мужа и жены и в интересах семьи. А все полученные деньги ушли на семью. Но карельские суды бремя доказательств, что деньги супруга потратила на себя, возложили на мужа.

А это противоречит нашему законодательству, заметил Верховный суд. Местные суды, признав долг по кредиту общим, решили взыскать с ответчика половину суммы долга, включая непогашенную часть. Хотя закон о том, что при разделе общего добра учитываются и общие долги, не говорит о правовых основаниях взыскивать с супруга невыплаченную задолженность.

Возникшие в браке обязательства по кредитам, исполнять которые после развода будет один из них, можно компенсировать другому, передачей ему в собственность часть имущества, сверх того, что ему полагается по закону.

Если имущества нет, то супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически уже сделанных им выплат по кредиту. По другому нельзя, заметил ВС, так как второй супруг при другом раскладе окажется в заведомо неблагоприятной ситуации. Ведь именно такой подход соответствует 39-й статье Семейного кодекса.

Все дележи местных судов Верховный суд отменил и велел пересмотреть спор с учетом своих разъяснений.

Источник: https://rg.ru/2017/02/27/verhovnyj-sud-raziasnil-kak-delit-dolgi-byvshih-suprugov.html

Банк уменьшил долг клиентки в сто раз: как она этого добилась?

Долг по кредиту убитого мужа

01.12.2017, 08:10

 (28)
EurodFoto: Madis Veltman

Став поручителем по кредиту дочери, женщина чуть не лишилась всего своего имущества. Однако она смогла добиться, чтобы банк уменьшил ее долг со 106 000 евро до 1500 евро. Она уверена: подобная возможность есть у всех должников, только не все о ней знают и не все ею пользуются, пишет “МК Эстония”.

Эта история произошла с жительницей Латвии, которая согласилась анонимно рассказать о хитростях, которые помогли ей существенно уменьшить долг и спасти собственное жилье.
”В 2005 году моя дочь с мужем взяли кредит в банке на постройку дома.

Сумма кредита была 136 000 евро. На тот момент они очень хорошо зарабатывали и думали, что так будет всегда. Через пять лет зарплаты дочери и ее мужа сильно урезали. Банк выставил дом на торги. Его продали за копейки”, — утверждает женщина.

Огромный долг

После продажи дома с дочерью женщины связался банк и сообщил: вы нам должны еще 106 000 евро. И это при том, что она в течение пяти с половиной лет выплатила банку почти 49 000 евро!

”По этому поводу состоялось три суда, но дочка проиграла дело. Ей не оставалось ничего иного, как пройти процедуру банкротства, чтобы с нее списали все долги, — рассказывает дама.

— В тот момент с нее практически нечего было взять, единственное жилье, которым она владела — дом, уже был продан, она работала на минималку. Другое дело — я.

Я была поручителем дочери, и мы обе понимали, что сразу после признания дочки банкротом банк примется за меня и мое имущество. А мне было что терять”.

Кроме приличной зарплаты, у нее была квартира, в которой она жила с мужем. А еще у их семьи в любой момент могли появиться еще две квартиры — квартира мамы, которая очень плохо себя чувствовала и у которой женщина была единственной наследницей, и квартира свекрови.

”Я понимала, что если банк примется взыскивать с меня эти 106 000 евро, то они продадут мою квартиру, а если к тому времени моя мама умрет и я унаследую ее квартиру, то и ее квартиру. Возможно, то же самое они сделают с квартирой мамы мужа, если он ее унаследует. Я кинулась к юристу, и он составил план действий”, — рассказывает она.

Во-первых, дама должна была развестись с мужем, чтобы спасти квартиру его мамы (которую он мог бы получить в наследство) от банка. Во-вторых, ей надо было как можно скорее продать свою и мамину квартиры. Она продала их доверенному лицу, который, в свою очередь, продал эти квартиры ее второй, младшей дочери.

”Таким образом каждый из нас — я и моя мама остались жить в своих квартирах, заключив с моей дочкой договор об аренде жилья.

Если бы я продала квартиры после того, как моя старшая дочка подала на банкротство, то банк обратил бы взыскание на меня, и юристы банка могли бы опротестовать сделку по купле-продаже недвижимости.

Однако я все сделала вовремя, через третьих лиц, и тем самым вывела квартиры из-под ”удара”, — описывает дама.

А еще она договорилась с работодателем, чтобы ее зарплата ”чистыми” была бы не больше минималки — чтобы банк ничего не мог с нее взять.

”Я думала, что мне, как и дочери, в ближайшем будущем тоже придется пройти процедуру банкротства, но знакомая мне рассказала, что банки сотрудничают с должниками и якобы выкупают у них долги за ничтожно малую сумму, — рассказывает женщина. — Я связалась со своим банком и спросила о возможности договориться. Мне подтвердили, что такая возможность действительно есть, и спросили, какую сумму я могу заплатить”.

Она сказала, что может заплатить всего 1500 евро. Менеджер согласилась.

”Вскоре мне сообщили, что рассмотрели мое материальное положение и решили, что вместо 106 000 евро возьмет с меня всего 1500 евро”, — радуется она.

Сразу после этого были подписаны бумаги о том, что на ней больше нет никакого долга. Поэтому она советует всем должникам идти к своим банкам и просто договариваться.

Банкротство — не выход

Именно так считают в двух крупнейших банках страны.

”Банкротство частного лица и продажа недвижимости являются как для банка, так и для частного лица последними решениями, которые стороны обычно хотят использовать.

Банкротство частного лица может на первый взгляд показаться легкой мерой, но в действительности это влечет за собой дальнейшую невозможность частного лица брать на себя какие-либо финансовые обязательства из-за потери доверия”, — сообщили в банке SEB.

То же самое говорят и в Swedbank: ”Разумнее договориться с банком по поводу остатка кредита. У нас в практике были как случаи, когда в ходе банкротства суд освобождал клиента от долгов, так и случаи, когда долги оставались висеть, и суд требовал их уплаты. А найденное с банком решение может привести к существенному уменьшению суммы долга”.

Не так давно наша газета писала о ситуации, когда после продажи и купленной в кредит квартиры, и залога, остаток кредита в размере 30 000 евро просто списали. Был и случай, когда клиента вообще освободили от необходимости погашать остаток долга после продажи недвижимости благодаря умелым действиям его адвоката.

Однако в обоих банках ”МК-Эстонию” заверили, что в последнее время люди прекрасно справляются с платежами по кредитам, и такая проблема остро не стоит. В Swedbank случаи задолженностей по кредитам более 90 дней составляют всего 0,1% от всего количества кредитов.

”Стоит помнить, что срок давности долга по кредиту — 10 лет. Но есть и нюансы, при которых срок давности продлевается”, — подчеркивает представитель Swedbank Лидия Кальюнди.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/bank-umenshil-dolg-klientki-v-sto-raz-kak-ona-etogo-dobilas?id=80352622

Прощание с долгами

Долг по кредиту убитого мужа

Акции по освобождению от долгов не редкость и для региональных кредитных организаций. Так, уфимский Башкомснаббанк (179-е место в ренкинге «Интерфакс-100») проводил кредитные амнистии и в 2014, и в 2015 годах. В обоих случаях акции пришлись на конец года (с середины ноября до конца декабря), а условия предполагали списание всех неустоек при погашении основного долга.

Не во всех случаях банк предлагает списать неустойки. Так, банк «Хоум Кредит» в рамках амнистии, которая проходит с августа 2014 года до сих пор, предлагает своим должникам оплатить 20% основного долга (без пени и просрочек) и освободиться от взыскания задолженности. При этом долг не списывают, а просто перестают требовать.

В письме к одному из заемщиков банка говорится, что как только требуемые 20% поступят на счет, банк в письменном виде подтвердит, что взыскивать долг прекратят. По словам сотрудницы банка «Хоум Кредит» Елены Копосовой (цитата с форума Банки.

ру), это значит что должнику перестают звонить, отправлять СМС, к нему не отправят взыскателей, а его дело не передадут в суд или коллекторское агентство. При этом ни получить справку о полном погашении задолженности, ни очистить кредитную историю акция банка не помогла бы.

Так же описывает условия акции и начальник управления разработки и администрирования процессов взыскания банка «Хоум Кредит» Марина Михайлова. По ее словам, несмотря на нестандартные условия акции, с момента запуска в ней поучаствовала 41 тыс. клиентов банка.

Индивидуальный подход

Чаще всего банки применяют кредитную амнистию в «ручном режиме». Например, банк ВТБ24 иногда прощает пени по кредитному договору, рассказывает начальник управления разработки и контроля процессов взыскания департамента проблемных активов ВТБ24 Ольга Быковская. При этом практики списания основного долга или процентов по нему у банка нет, добавила она.

Амнистия в Альфа-банке выглядит так же: прощают лишь штрафы, основной долг и проценты все-таки ложатся на плечи должника, причем их нужно заплатить единовременно. Этим предложением банка воспользовались немногие клиенты, сообщила пресс-служба кредитной организации в ответ на запрос РБК.

Правда, и кредитную амнистию в Альфа-банке практикуют совсем недавно — с 2015 года, сказано в комментарии пресс-службы.

Иногда к кредитной амнистии как к последнему средству прибегают и в Банке Москвы.

Сам банк делает такие предложения лишь в экстренных случаях — например, если семья должника лишилась кормильца, поясняет глава департамента ипотеки банка Георгий Тер-Аристокесянц.

В то же время такой способ выбраться из долговой ямы часто предлагают сами заемщики — и, если других вариантов нет, банк может пойти навстречу. По словам Тер-Аристокесянца, чаще всего такая инициатива исходит от валютных ипотечников.

Кредит Европа Банк тоже дает своим заемщикам шанс разом избавиться от долга. Такие решения принимаются только на индивидуальной основе, сообщил представитель пресс-службы банка. Например, процедуру амнистии банк предложил москвичу Антону, который должен банку 125,98 тыс. руб. Из них на основной долг приходится 65,67 тыс.

, на проценты — 50,6, а еще 9,6 — на пени. В письме заемщику банк предложил ему два выхода из ситуации: первый — реструктуризация кредита, второй — та самая амнистия. По ее условиям Антон должен выплатить всю сумму основного долга, остальное банк спишет — и договор будет закрыт.

Требование все то же: нужно внести всю сумму сразу.

Как попасть под кредитную амнистию

Общее правило: амнистия — крайняя мера, к которой банк прибегает, когда надежды на другие варианты возврата долгов нет. Обязательное условие — наличие просрочки по кредиту.

«В рамках акций амнистия распространяется на все виды кредитов, кроме кредитных карт и овердрафтов, просрочка по которым составляет не меньше 30 дней», — указывает Акинин из Связь-банка.

В Альфа-банке освобождение от долгов могут предложить тому, кто не платит по кредиту больше четырех месяцев. В банке «Хоум Кредит» акция доступна тем, чья просрочка больше года, говорит Михайлова.

Поэтому больше всего шансов на индивидуальную амнистию у заемщиков, которые лишились источника дохода и могут подтвердить это документально. Такой критерий упомянули и Тер-Аристокесянц из Банка Москвы, и Быковская из ВТБ24, и пресс-служба Альфа-банка.

 И наконец, банк с большей вероятностью пойдет навстречу, если будет уверен, что клиент готов к сотрудничеству, подводит итог замруководителя блока рисков Бинбанка Евгений Новиков.

«Основное условие для амнистии — готовность клиента идти на контакт с банком», — соглашается с ним Шорников из МКБ.

Анастасия Стогней

Источник: https://www.rbc.ru/money/20/01/2016/569e3ff29a794775f1b8408e

Верховный суд разъяснил, как делить кредиты после развода

Долг по кредиту убитого мужа

В обзоре Верховного суда появилось очень показательное решение Судебной коллегии по гражданским делам. Верховный суд пересмотрел дело о дележе при разводе совместно нажитого имущества. Речь идет о кредитах супругов. Делятся ли они после развода?

е решение на самом деле было принято несколько месяцев назад и опубликовано “Российской газетой” 16 февраля 2016 года.

Деталей и нюансов при любом разводе такое множество, что каждый раз подобные дела требуют от судей самого серьезного внимания. Вот и на этот раз главной проблемой оказались взятые до развода одним из супругов кредиты.

ВС запретил банкам передавать коллекторам данные по кредитам должников

Трудно сейчас найти семью, в которой нет хотя бы одного кредита, поэтому вопрос дележа занятых сумм волнует многих. Тем более что некоторые браки живут меньше, чем тянутся сроки выплат по кредитам.

Итак, некий гражданин обратился в волгоградский суд с иском к своей уже бывшей жене. Просил разделить совместно нажитое имущество, включая долги по кредитам.

Брак между ними просуществовал 13 лет. Кредитов было два: один взят в 2011 году, второй – через год. Истец просил все пополам: и нажитое добро, и долги по кредитам.

Экс-супруга ответила встречным иском, где написала о том, что часть добра, включая автомобиль, бывший скрыл, а делить надо все, что есть.

Но главное то, что гражданка была против деления двух кредитов, заявляя, что она в период брака о них ничего не знала и не давала согласия на заключение этих кредитных договоров. Районный суд первый кредит признал общим.

Областной суд не согласился и признал общими оба кредита. Бывшая жена обратилась в Верховный суд, не соглашаясь с таким разделом незнакомых ей кредитов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда стала разбираться в этом деле.

Банки отказались от выдачи ипотеки без первоначального взноса

Выяснилось следующее: кредит 2011 года был получен на неотложные нужды, и поручителем там выступил некий мужчина. Он же и еще один гражданин стали поручителями и по кредиту следующего года. Семейная лодка разбилась о быт, и отношения между супругами прекратились в 2012 году. Официальный развод – весна 2013 года.

Районный суд, рассматривая это дело, сказал, что по Семейному и Гражданскому процессуальному кодексам бывший муж не смог доказать, что деньги от одного из кредитов были использованы на нужды семьи.

Апелляция, руководствуясь теми же статьями, объявила, что “возникновение денежных обязательств в период брака в интересах семьи” должна доказывать жена. А она это сделать не смогла.

Значит, долг – общее обязательство супругов.

Верховный суд в своем заключении подчеркнул: общие долги супругов при разделе общего имущества распределяются между ними пропорционально присужденным им долям.

А кроме этого, Семейным и Гражданским кодексами (статьи 35 и 253) установлена презумпция согласия супруга на действия другого по распоряжению общим имуществом.

Но положение о том, что такое согласие предполагается и в том случае, если у одного из супругов появились долговые обязательства перед третьими лицами, наше действующее законодательство не содержит.

Более того, в Семейном кодексе есть статья 45, которая прямо предусматривает, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть только на имущество этого супруга. То есть брать долги мужа можно только из имущества, принадлежавшего именно ему.

По нашему законодательству в браке допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. Так, согласно 308-й статье Гражданского кодекса обязательство не создает обязанностей для “иных лиц”, то есть для людей, не участвующих в деле в качестве сторон.

Ученые назвали главную причину супружеских разводов

Следовательно, делает вывод Верховный суд, в случае заключения одним из супругов договора займа или какой-либо другой сделки, связанной с появлением долга, такой долг можно признать общим при некоторых условиях.

Эти условия, точнее, обстоятельства, перечислены в статье 45 Семейного кодекса. Судя по этой статье, бремя доказывания, что деньги ушли исключительно на нужды семьи, лежит на стороне, которая претендует на распределение долга.

По статье 39 того же Семейного кодекса обязательство мужа и жены будет общим, если возникло по инициативе обоих супругов или действительно было обязательством одного из них, но все полученное было потрачено на нужды семьи.

Как сказал Верховный суд, юридически значимым в этом деле является выяснение вопроса, были ли потрачены полученные мужем деньги на нужды семьи. А в нашем случае апелляционная инстанция выяснением этого вопроса даже заморачиваться не стала.

Учитывая, что бывший муж является заемщиком, – сказала Судебная коллегия по гражданским делам ВС, именно он должен доказывать, что все полученные им деньги ушли на нужды семьи.

А заявление апелляции, что это должна доказывать жена, сказал Верховный суд, противоречит требованиям нашего законодательства.

В итоге Верховный суд отменил и решение второй инстанции в полном объеме, и решение районного суда, который присудил выплачивать жене половину долгов бывшего только по первому кредиту. Так что кредиты, взятые еще законным мужем, останутся его проблемой, если он не докажет, что деньги ушли на семью.

Источник: https://rg.ru/2016/04/20/verhovnyj-sud-raziasnil-kak-delit-kredity-posle-razvoda.html

Округ закона
Добавить комментарий