Есть ли судебная практика по данному вопросу?

по уголовным делам – Верховный Суд Республики Беларусь

Есть ли судебная практика по данному вопросу?

Вопросы обеспечения общественной безопасности постоянно находятся в поле зрения Верховного Суда Республики Беларусь. В июне 2016 г.

результаты изучения и обобщения судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с несоблюдением правил пожарной безопасности, производственной дисциплины, охраны труда, охраны оружия и боеприпасов, обращения с оружием и боеприпасами и иными опасными предметами (ст.ст. 298–306 УК), были рассмотрены Президиумом Верховного Суда.

О некоторых вопросах рассмотрения дел о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств

29 сентября 2016 г. Пленум Верховного Суда рассмотрел вопросы о выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 1 октября 2008 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств (ст.ст. 317–318, 321 УК)» и о внесении в него дополнений и изменений.

Правильное и единообразное применение судами уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дел обсуждаемой категории является неотъемлемой составляющей в обеспечении безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Практика применения судами законодательства при рассмотрении уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних

Статья по материалам обзора судебной практики, посвященная рассмотрению уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних и выполнению судами постановления Пленума Верховного Суда от 28 июня 2002 г. № 3.

О некоторых вопросах применения судами законодательства, регулирующего оказание международной правовой помощи по уголовным делам

24 сентября 2015 г. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрел вопросы применения судами законодательства, регулирующего оказание международной правовой помощи по уголовным делам.

О практике рассмотрения судами уголовных дел об уклонении от уплаты сумм налогов, сборов

26 марта 2015 г. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрел вопросы применения судами законодательства по делам об уклонении от уплаты сумм налогов, сборов и обсудил результаты обобщения судебной практики по делам указанной категории.

О практике применения судами законодательства по делам о хищении путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК)

Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК) занимает особое место среди форм хищения имущества, предусмотренных Уголовным кодексом Республики Беларусь. Повышенная опасность данного состава преступления заключается в том, что он относится к одному из наиболее распространенных проявлений коррупции.

О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов

27 марта 2014 г. состоялось заседание Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, по результатам которого было принято постановление № 7 (далее – постановление Пленума Верховного Суда от 27 марта 2014 г. № 7).

 На заседании Пленума обсуждался ход выполнения судами постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 марта 2003 г.

 № 1 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами и аналогами, сильнодействующими и ядовитыми веществами (ст.ст. 327–334 УК)» и вопрос о внесении в него дополнений и изменений.

О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда, правил безопасности горных или строительных работ (ст.ст. 303, 305, 306 УК)

В ст. 41 Конституции Республики Беларусь гражданам Республики Беларусь гарантировано право на труд, а также на здоровые и безопасные условия труда.

 Закрепление этого конституционного принципа в Трудовом кодексе Республики Беларусь обязывает нанимателя обеспечить своим работникам безопасные условия труда независимо от того, в какой отрасли производства работник занят, и независимо от организационно-правовой формы и формы собственности организации.

Строгое выполнение судами норм уголовно-процессуального закона – необходимое условие для принятия по делу законного, обоснованного и справедливого решения

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь 26 сентября 2013 г., рассмотрев ход выполнения судами постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 сентября 2002 г. № 6 «О некоторых вопросах применения уголовно-процессуального закона в суде первой инстанции», принял постановление № 8.

В принятом Пленумом постановлении обращено внимание на важные проблемы применения уголовно-процессуального закона в суде первой инстанции, даны ответы на некоторые вопросы, возникающие в судебной практике, подробно разъяснено применение сокращенного порядка судебного следствия по делам ускоренного производства, внесены уточнения, которые позволили сделать положения действующего постановления Пленума более точными терминологически.

О практике применения судами принудительных мер безопасности и лечения в уголовном судопроизводстве

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь 28 марта 2013 г., обсудив результаты изучения практики применения судами принудительных мер безопасности и лечения в уголовном судопроизводстве, принял постановление № 1 по данному вопросу.

О практике назначения судами уголовного наказания в виде штрафа, а также рассмотрения уголовных дел об уклонении от уплаты штрафа

Одним из направлений дальнейшего совершенствования деятельности общих судов, закрепленных в Послании Главы государства «О мерах по совершенствованию деятельности общих судов Республики Беларусь», является оптимизация уголовной ответственности, системы ее мер и практики назначения наказаний. В целях выполнения этой задачи Посланием определено, в том числе, принимать необходимые меры по дальнейшему сокращению осужденных к лишению свободы при наличии в санкциях статей Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) других, более мягких видов наказания.

О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности или половой свободы (ст.ст. 166–170 УК)

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь 27 сентября 2012 г., обсудив результаты изучения судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 166–170 УК, принял постановление № 7 по этому вопросу.

О практике применения судами статей 86, 88, 89 Уголовного кодекса Республики Беларусь, предусматривающих возможность освобождения лица от уголовной ответственности

Пленум Верховного Суда 29 марта 2012 г. обсудил практику применения судами статей 86, 88, 89 Уголовного кодекса Республики Беларусь, предусматривающих возможность освобождения лица от уголовной ответственности и принял постановление по данному вопросу.

О практике взыскания судебных расходов по гражданским делам и процессуальных издержек по уголовным делам

2 июня 2011 г. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрел вопрос «О практике взыскания судебных расходов по гражданским делам и процессуальных издержек по уголовным делам». Верховным Судом подготовлен обзор судебной практики.

О практике рассмотрения судами жалоб на применение мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или продление срока их действия

Верховным Судом Республики Беларусь изучена практика рассмотрения судами жалоб на применение мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или продление срока их действия. По данному вопросу 23 декабря 2010 г. Пленум Верховного Суда Республики Беларусь принял постановление № 12.

Применение судами мер уголовной ответственности, предусмотренных ст.ст. 77–79 УК (осуждение с отсрочкой исполнения наказания, условным его неприменением и осуждение без назначения наказания)

Осуждение с отсрочкой применения наказания, с условным неприменением наказания, а также осуждение без назначения наказания являются важным средством обеспечения исправления осужденных без изоляции от общества.

Они являются альтернативными мерами уголовной ответственности по отношению не только к наказанию в виде лишения свободы, но и к иным видам наказаний, предусмотренных Уголовным кодексом, реализуются путем осуществления мер профилактического, исправительного и испытательного характера в отношении осужденного и посредством угрозы применения наказания в случае, если осужденный нарушит условия испытания.

О практике применения судами норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующих производство по делам частного обвинения

Верховным Судом Республики Беларусь последовательно уделяется внимание вопросам обеспечения в уголовном процессе прав лица, пострадавшего от преступления.

 На обеспечение надлежащей судебной защиты нарушенных прав пострадавшего были направлены принятые Пленумом Верховного Суда постановления «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда», «О практике рассмотрения судами гражданского иска в уголовном процессе», «О практике применения норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующих участие потерпевшего в уголовном процессе».

Очередным и логичным шагом в этом направлении является принятие 31 марта 2010 г. Пленумом Верховного Суда постановления «О практике применения судами норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующих производство по делам частного обвинения».

Источник: http://www.court.gov.by/ru/justice_rb/praktice/obzory/crim/

Разблокировка НН/РК: судебная практика | Бухгалтерский сервис «Интерактивная бухгалтерия»

Есть ли судебная практика по данному вопросу?

Несколько дней назад большой резонанс среди бухгалтерского сообщества вызвало решение Окружного административного суда г.

Киева о признании противоправными и упразднении отдельных норм Порядка приостановления регистрации налоговой накладной/расчета корректировки в Едином реестре налоговых накладных, утвержденного постановлением КМУ от 21.02.2018 г.

№ 117 (далее — Порядок № 117). Кто-то даже поспешил заявить, что это окончательное торжество справедливости и крах СМКОР.

Хотелось бы разделить такой оптимизм, но для этого, к сожалению, слишком мало оснований. Во-первых, это был только суд первой инстанции, и можно не сомневаться, что юристы Кабмина подадут апелляцию.

А во-вторых, даже если в конечном итоге Кабмин проигрывает, то он просто перенесет критерии блокировки в свой Порядок, формально приведя его в соответствие с п. 201.16 НКУ. Но СМКОР продолжит действовать, возможно, только с некоторыми изменениями.

Никто от нее сейчас не откажется, учитывая невыполнение бюджетных поступлений по НДС (Минфин говорит — слишком много возмещают).

Ввиду этого не расслабляемся и готовимся отстаивать каждую свою налоговую накладную/расчет корректировки, так сказать, в индивидуальном порядке, не слишком полагаясь на «торжество вселенской справедливости».

А учитывая не очень высокую эффективность процедуры административного обжалования в комиссиях ГФС, стоит подготовиться делать это, если придется, даже в суде.

Вместе с тем советуем ознакомиться с судебной практикой по данному вопросу, находя ответы на свои вопросы.

Налоговая накладная заблокирована. Стоит ли сразу идти в суд?

Возможность судебного обжалования приостановления регистрации НН/РК прямо следует из содержания ст. 5 Кодекса Украины об административном судопроизводстве (далее — КАСУ).

Она предусматривает, что каждое лицо имеет право в порядке, установленном данным Кодексом, обратиться в административный суд, если считает, что решением, действием или бездействием субъекта властных полномочий нарушены его права, свободы или законные интересы.

При этом оно может просить об их защите, в частности, путем признания действий (бездействия) субъекта властных полномочий противоправными и об обязательстве воздержаться от совершения определенных действий (или, наоборот, совершить их).

Так же и пп. 17.1.7 НКУ предусматривает право плательщика обжаловать в порядке, установленном данным Кодексом, решения, действия (бездействия) контролирующих органов (должностных лиц).

Однако, на наш взгляд, обращение в суд на данном этапе является преждевременным, и, скорее всего, не даст желаемого результата. Напротив, это позволит ответчику (т.е. ГФС) апеллировать к абз. 3 п. 10.3 постановления Пленума ВАСУ «О судебном решении по административному делу» от 20.05.2013 г. № 7, которое, вроде бы, устарело, но в некоторых частях все еще является ориентиром для судей.

В частности, там говорится именно о случае признания судом неправомерными действий или бездействия ответчика.

ВАСУ в то время отмечал, что суд может принять постановление об обязательстве ответчика принять решение определенного содержания, за исключением случаев, когда субъект властных полномочий в ходе административных процедур в соответствии с законом принимает решение на основе административного усмотрения.

А вот вопрос приостановления регистрации НН/РК (совершить или не совершить определенное действие — зарегистрировать или приостановить регистрацию) как раз и является дискреционной функцией фискального органа, которому предоставлены полномочия действовать по своему усмотрению в рамках закона. И представители ГФС неоднократно пользовались таким аргументом (см.

, например, постановление Ривненского окружного админсуда от 17.08.2017 г. по делу № 817/1147/17). Ввиду этого позиции плательщика на данном этапе могут быть достаточно шаткие. Лучше воспользоваться установленной административной процедурой, и сначала представить документы на разблокировку НН/РК в соответствующую комиссию ГФС (сейчас уже ГНС, но это сути не меняет).

Получили решение Комиссии ГФС об отказе в регистрации НН/РК. Теперь в суд?

На данном этапе у большинства плательщиков также есть выбор. Согласно п.

27 Порядка № 117 решение комиссии регионального уровня об отказе в регистрации НН/РК может быть обжаловано в административном или судебном порядке.

И только решение комиссии центрального уровня может быть обжаловано исключительно в судебном порядке.

Не будем отговаривать читателя от процедуры административного обжалования, имеющей свои преимущества, — она бесплатная и занимает меньше времени. К тому же в случае разрешения жалобы в пользу плательщика такие решение исполняются более-менее оперативно (в отличие от судебных решений, на неисполнение которых органами ГФС иногда жалуются плательщики).

Напомним: на подачу жалобы плательщику предоставляется 10 к.дн., которые считаются со дня вступления в силу решения комиссии ГФС об отказе в регистрации НН/РК.

При этом если речь идет о судебной защите, то к ней лучше обращаться именно на данном этапе, оспаривая уже не просто действие/бездействие контролирующего органа, а индивидуальный акт  — решение Комиссии ГФС об отказе в регистрации НН/РК. Именно статья 5 КАСУ и предусматривает такой способ защиты, как признание противоправным и отмена индивидуального акта или отдельных его положений.

 Индивидуальныйакт — акт (решение) субъекта властных полномочий, который(ое) издан (принято) во исполнение властных управленческих функций или в порядке предоставления административных услуг, касающийся прав или интересов определенного в акте лица или лиц, и действие которого исчерпывается его исполнением или имеет определенный срок (ст. 4 КАСУ).

Срок обращения в суд общий — 1095 дней, в данном случае со дня получения обжалуемого решения Комиссии об отказе в регистрации НН/РК.

Что касается территориальной подсудности — ст.

25 КАСУ определяет: административные дела по поводу обжалованияиндивидуальныхактов, а также действий или бездействия субъектов властных полномочий, которые приняты (совершены, допущены) относительно конкретного физического или юридического лица (их объединений), решаются повыборуистца административным судом по зарегистрированному в установленном законом порядке месту жительства (пребывания, нахождения) такого лица-истца или административным судом по местонахождению ответчика, кроме случаев, определенных данным Кодексом. То есть иск может подаваться или по местонахождению истца, или по местонахождению ответчика.

При обжаловании решения комиссии регионального уровня административный округ истца и ответчика совпадают.

Ввиду этого такая норма будет иметь практическое значение только при обжаловании решения комиссии центрального уровня плательщиком с любого другого региона Украины.

В таком случае можно будет подать иск или в свой окружной админсуд, или в Окружной админсуд г. Киева. Нам не известны случаи, когда суды не признавали бы за собой подсудность подобных дел.

На кого подавать иск: на орган ГФС или на комиссию?

Этот вопрос на самом деле не настолько бессмысленный, как может показаться на первый взгляд.

Дело в том, что, хотя субъектом властных полномочий является орган ГФС, решение об отказе принимает созданная при нем комиссия.

И этот «дуализм» ситуации приводил к неоднократным случаям, когда некоторые суды считали надлежащим ответчиком именно комиссию, хотя она и не является отдельным юридическим лицом (см.

Источник: https://interbuh.com.ua/ru/documents/ib/9392/130583

Судебная практика по некоторым кадровым вопросам учреждений — Audit-it.ru

Есть ли судебная практика по данному вопросу?

Тяпухин С. В., эксперт журнала

Журнал “Отдел кадров государственного (муниципального) учреждения” № 8/2018

Работник отозвал заявление об увольнении по электронной почте. Правомерно ли это?

Оспариваемая норма

Работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. До истечения срока предупреждения об увольнении работник вправе в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в данном случае не производится (ст. 80 ТК РФ).

В Постановлении президиума Кемеровского областного суда от 18.06.2018 № 44г-40/2018 рассматривался следующий трудовой спор. Работник представил работодателю заявление об увольнении.

Спустя две недели (то есть в последний день периода, когда он мог отозвать свое заявление) после окончания рабочего дня (после 20.

00) работник по электронной почте направил письмо, в котором просил признать заявление об увольнении недействительным.

Суд рассмотрел два спорных момента.

1. Можно ли заявление об увольнении отозвать с помощью письма, направленного по электронной почте?

2. Что если письмо о признании заявления об увольнении недействующим получено за пределами времени работы учреждения (рабочего дня кадрового работника)?

На первый вопрос президиум Кемеровского областного суда ответил так: работник не ограничен в выборе способа, которым может отозвать заявление. То есть, по мнению суда, письма, полученного работодателем по электронной почте, вполне достаточно.

Что касается второго спорного вопроса, суд также встал на сторону работника: для определения момента, с которым закон связывает прекращение течения срока, когда работник может отозвать свое заявление об увольнении по его инициативе, следует руководствоваться ст. 14 ТК РФ.

Согласно ее норме течение сроков, с которыми ТК РФ связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.

Таким образом, право отозвать заявление об увольнении сохраняется у работника вплоть до окончания календарного дня (24.00).

Сотрудник уволился раньше срока, установленного в ученическом договоре. Должен ли он возместить командировочные расходы?

Оспариваемая норма

На учеников распространяется трудовое законодательство (ст. 205 ТК РФ). Согласно ст.

 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обу­чении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

В соответствии со ст. 167, 168 ТК РФ при направлении работника в служебную командировку ему гарантируются сохранение места работы (должности) и среднего заработка, а также возмещение расходов, связанных со служебной командировкой:

  • на проезд;
  • на наем жилого помещения;
  • дополнительных расходов, связанных с проживанием вне места постоянного жительства (суточных);
  • иных расходов, произведенных работником с разрешения или ведома работодателя.

В Определении ВС РФ от 02.07.2018 № 69-КГ18-7 рассматривался следующий трудовой спор. С работницей был заключен ученический договор об обучении по дополнительным образовательным программам, в соответствии с которым она была направлена на обучение в негосударственное образовательное частное учреждение дополнительного профессионального образования на полтора года в Москву.

Работница приняла на себя обязательство после окончания обучения в соответствии с полученной квалификацией проработать у данного работодателя в течение трех лет.

Если она без уважительных причин не отработает указанный срок, она обязана возместить затраты, понесенные работодателем на оплату ее обучения, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после обучения времени у работодателя.

Спустя год после окончания обучения работница написала заявление об увольнении и одновременно с ним заявление об удержании из ее заработной платы расходов на обучение из расчета фактически не отработанного после обучения времени у работодателя (764 дня). Указанная сумма была удержана из ее зарплаты.

Помимо расходов на оплату собственно обучения, предприятие потребовало от работницы компенсировать и расходы, связанные с ее обучением, – командировочные (следует отметить, что за полтора года сумма набежала нешуточная). Поскольку работница отказалась в добровольном порядке компенсировать выплаченные ей командировочные, предприятие обратилось в суд.

Верховный суд не стал взыскивать с женщины командировочные расходы. Он отметил, что перечень затрат, которые возмещает уволившийся «досрочно» сотрудник, законодательно не установлен. Однако командировочные – это отдельная группа расходов работодателя и особая гарантия для сотрудника. Поэтому он не обязан возвращать суммы, которые компания потратила на его поездку к месту учебы:

  • оплату проезда туда и обратно;
  • расходы по найму жилого помещения;
  • суточные.

Напомним, что ранее у судов по данному вопросу единой позиции не было.

Бухгалтер не сдал в срок форму СЗВ-М из-за болезни. Будет ли штраф?

Оспариваемая норма

В соответствии с абз. 1 п. 39 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной Приказом Минтруда РФ от 21.12.

2016 № 766н, за непредставление в установленные сроки индивидуальных сведений либо представление страхователем неполных и (или) недостоверных сведений о застрахованных лицах страхователь несет ответственность по ст. 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ.

В частности, к такому страхователю применяются финансовые санкции в размере 500 руб. за каждое застрахованное лицо.

В Определении ВС РФ от 04.07.2018 № 303-КГ18-8663 по делу № А37-1342/2017 рассматривался следующий спор. Предприниматель не сдал в срок отчет по форме СЗВ-М по причине болезни бухгалтера (последняя в период сдачи отчетности проходила стационарное лечение). Сам же ИП находился в этот период в другом городе. У предпринимателя было трудоустроено 22 человека.

Пенсионный фонд оштрафовал предпринимателя за несвоевременно сданный отчет на 11 000 руб. (22 чел. х 500 руб.). ИП оспорил данное решение в суде.

Суд принял во внимание доводы предпринимателя и счел возможным уменьшить штраф до 1 000 руб. Пенсионный фонд проявил настойчивость и дошел до Верховного суда. Но и там судьи поддержали представителя бизнеса.

Полагаем, что выводы судей по этому спору могут быть распространены и на организации, но только в случае, если в отделе, ответственном за сдачу отчетности, нет других сотрудников. 

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/personnel/a114/962971.html

«Беспрецедентное» право?

Есть ли судебная практика по данному вопросу?

В работе юристов всех уровней и практически во всех российских судах постоянно возникает проблема признания судебной практики в качестве доказательства в суде.

Однажды, возражая на доводы процессуальных оппонентов в заседании суда, я сослался на правоприменительную практику по данному вопросу и даже попытался приобщить копии судебных решений в обоснование своих доводов.

Судья, отказывая в приобщении указанных актов, добавила при этом: «как должно быть известно адвокату, право в России не прецедентное, а я бы даже сказала “беспрецедентное”».

Эти слова мне запомнились как наглядно характеризующие отношение правоприменителей к решениям других судей по аналогичным вопросам.

Напомню, что судебный прецедент – т.е. вступившее в силу решение, разрешающее дело по существу, – в России не считается источником права, однако единой позиции относительно его понятия и правовой сущности выработано не было, на этот счет давно ведутся дискуссии.

Обратившись к истории российского и советского права, можно убедиться, что проблема применения судебной практики или судебного прецедента была актуальной еще в то время.

В частности, дореволюционная доктрина признавала возможность дополнения закона нормами, выработанными практикой. Так, в ст. 12 и 13 Устава уголовного судопроизводства 1864 г. и в ст.

10 Устава гражданского судопроизводства того же года судам предоставлялось право решать «всякое дело на основании существующих законов, не останавливая решения под предлогом неполноты, неясности и недостатка и противоречия закона».

То есть фактически речь шла о возможности применения для толкования закона дополнительных источников, к каким относится, в частности, судебный прецедент, что и реализовывалось на практике.

На это также указывали разъяснения департамента по уголовным и гражданским делам Сената – высшего кассационного органа по судебным уставам 1864 г., которые, как и современные обзоры практики Верховного Суда РФ и постановления Пленума ВС РФ, публиковались для достижения единообразия правоприменения.

В советский период согласно Декрету о суде № 3 (1918 г.) судам предоставлялось право при вынесении решений руководствоваться исключительно «социалистической совестью». Однако вскоре (в 1919 г.) были приняты Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, которые стали первой попыткой обобщения судебной практики.

Далее Конституцией РСФСР 1924 г.

в компетенцию Верховного суда РСФСР были включены полномочия о даче руководящих разъяснений по вопросам общесоюзного права («правопредшественники» современных обзоров судебной практики и пленумов ВС РФ, а также решений Конституционного Суда РФ), оказавших существенное влияние на формирование современного права.

Однако являются ли названные документы тем признаваемым источником права в англо-саксонской доктрине судебным прецедентом, о котором говорит общая теория права?

Судебный прецедент как решение определенного суда по конкретному делу, имеющее силу источника права, выступает, по сути, одним из средств достижения единства правоприменительной практики, поскольку идентичным фактическим обстоятельствам должна соответствовать идентичная правовая позиция. Проблема оптимального применения судебного прецедента в настоящее время приобрела особую актуальность, так как судебная практика и судебный прецедент выступают фактическими регуляторами современных общественных отношений.

Несмотря на то что в России прецедент официально не является источником права, практика судебных решений активно обобщается. Многие суды (в частности, арбитражные) уже требуют от участников процесса при обосновании их позиции ссылаться на состоявшиеся решения судов по аналогичным спорам.

Суды общей юрисдикции, не признавая решения своих коллег в качестве средства доказывания, все же подчиняются указаниям Пленума ВС РФ по конкретным спорам.

Хотя в ходе дискуссий все как один утверждают, что ни постановления Пленума ВС РФ, ни обзоры судебной практики сами по себе не могут являться источником права и, естественно, приравниваться по юридической силе к закону, содержащиеся в них указания суды соблюдают неукоснительно.

В связи с этим хотелось бы обратить внимание на Постановление КС РФ от 21 января 2010 г. № 1-П, в котором указано, что толкование закона высшими судебными органами –фактически есть способ формирования судебной практики.

С учетом закрепления за высшими судебными инстанциями права на отмену и изменение решений нижестоящих судов правовая позиция ВС РФ должна иметь для судов обязательный характер, поскольку в случае поступления указанного дела в ВС РФ оно будет приведено в соответствие с его же позициями.

Отсюда следует правило о допустимости придания такому толкованию высшего судебного органа обратной силы, что может послужить основанием для пересмотра и отмены вынесенных ранее судебных актов, основанных на ином толковании примененных норм.

Наиболее тесно с прецедентным правом в России связаны решения Конституционного Суда РФ. В силу ч. 1 и 2 ст.

79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение КС РФ окончательно и не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Юридическая сила постановления КС РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Согласно ч. 3 ст.

79 упомянутого Закона акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции РФ не вступившие в силу международные договоры РФ не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных неконституционными, должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

То есть фактически российские юристы постоянно имеют дело с судебными прецедентами в их различных проявлениях – таких, в частности, как «прецедентные решения» и «правовые позиции» высших судебных органов, которые принимаются с учетом конкретных обстоятельств.

При этом на законодательном уровне уже предпринята попытка введения нового источника права в виде решений высших судебных инстанций – с 1 января 2012 г. действуют поправки в ст. 392 ГПК РФ, устанавливающую основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу. Федеральным законом от 9 декабря 2010 г.

№ 353-ФЗ было введено такое основание для пересмотра судебных актов, как определение (изменение) в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума ВС РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума ВС РФ (п. 5 ч. 4).

Таким образом, законодателем разработан механизм, при котором изменение судебной практики ввиду нового толкования определенной нормы высшим судебным органом может служить основанием для пересмотра дела. Данный механизм способствует наиболее быстрому и эффективному восстановлению нарушенных прав. «Зеркальная» норма введена и в п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ (Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 186-ФЗ).

Законодатель фактически закрепил возможность новой оценки обстоятельств дела не только в случае, если изменился закон или «всплыли» факты, ранее не известные сторонам, но и при изменении подхода к толкованию определенной нормы. Так, под влиянием времени, развития общества и научной (юридической) мысли подход к применению и толкованию норм права меняется.

Соответственно, одна норма может не применяться к определенным правоотношениям либо обстоятельства могут оцениваться в 2015 г. и в 2019 г. по-разному, поскольку как правоприменительная практика, так и теория права постоянно совершенствуются. Следовательно, если суд высшей инстанции в 2019 г.

пришел к выводу о том, что норма подлежит применению в определенном виде, то такое же ее применение возможно распространить на правоотношения, возникшие ранее (скажем, в 2015 г.). Это реализуется путем подачи заявления о пересмотре судебного акта в порядке ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ.

Таким образом, появилась возможность применять современный, более правильный подход к правоотношениям, по которым уже состоялось судебное решение.

Пока данные нормы используются не столь активно, поскольку юристы и суды с недоверием относятся к возможности пересмотра дела в связи с изменением правоприменительной практики. Думается, необходимо дополнительное разъяснение высших судебных инстанций о том, как и в каких случаях их применять, что вновь возвращает к вопросу о разработке механизма действия судебного прецедента.

Может быть, пришло время заявить о придании решениям высших судебных органов по конкретным делам значения источника гражданского права – т.е. признать целесообразность перехода отечественного правопорядка к прецедентному праву в англо-американском смысле?

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/bespretsedentnoe-pravo/

Судебная практика рассмотрения админдел в отношении членов тендерного комитета

Есть ли судебная практика по данному вопросу?

Ситуация: аудиторы составили админпротоколы по ст. 16414 КУоАП на членов тендерного комитета.

В суде дела были распределены между двумя судьями, и оба из них закрыли производство в связи с пропуском сроков привлечения к ответственности.

В то же время при закрытии производства второй судья в решении прописал, что вина лица подтверждается, то есть, по сути, установил один из признаков состава правонарушения. В связи с этим возникают вопросы.

За что несут ответственность члены тендерного комитета?

Как предусмотрено ч. 1 ст. 38 Закона от 25.12.15 г.

№ 922-VIII «О публичных закупках» (далее – Закон № 922), за нарушение требований, установленных данным Законом и нормативно-правовыми актами, разработанными в соответствии с данным Законом, члены тендерного комитета заказчика, уполномоченное лицо (лица), члены органа обжалования, служебные (должностные) лица Уполномоченного органа, служебные (должностные) лица органов, осуществляющих казначейское обслуживание бюджетных средств (обслуживающего банка), несут ответственность согласно законам Украины.

При этом за нарушение требований, установленных данным Законом, в части принятых решений, выбора и применения процедур закупки ответственность несут члены тендерного комитета или уполномоченное лицо (лица) персонально (ч. 2 ст. 38 Закона № 922).

Админответственность за нарушение законодательства о закупках предусмотрена ст. 16414 КУоАП. Так, согласно ч. 1 данной статьи нарушения, предусмотренные в диспозиции этой части, влекут за собой наложение штрафа на служебных (должностных), уполномоченных лиц в размере от 700 до 1000 НМДГ. То есть наименьший штраф за нарушение закупочного законодательства составляет 11 900 грн.

При каких обстоятельствах может быть закрыто админпроизводство?

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит закрытию, в частности, при следующих обстоятельствах (п. 7 ст. 247 КУоАП):

1) отсутствие события и состава админправонарушения;

2) недостижение лицом на момент совершения админправонарушения шестнадцатилетнего возраста;

3) невменяемость лица, совершившего противоправное действие или бездействие;

4) совершение действия лицом в состоянии крайней необходимости или необходимой обороны;

5) издание акта амнистии, если он устраняет применение административного взыскания;

6) отмена акта, устанавливающего админответственность;

7) окончание на момент рассмотрения дела об админправонарушении сроков, предусмотренных ст. 38 КУоАП;

8) наличие по тому же факту в отношении лица, привлекаемого к админответственности, постановления компетентного органа (должностного лица) о наложении админвзыскания или неотмененного постановления о закрытии дела об админправонарушении, а также сообщение о подозрении лицу в уголовном производстве по данному факту;

9) смерть лица, в отношении которого было начато производство по делу.

Каковы сроки наложения админвзыскания?

Итак, как предусмотрено п. 7 ст. 247 КУоАП, производство по делу об админправонарушении не может быть начато, а начатое подлежит закрытию, в частности, в случае истечения на момент рассмотрения дела сроков, предусмотренных ст. 38 КУоАП.

Админвзыскание за совершение правонарушения, связанного с коррупцией, а также правонарушений, предусмотренных ст. 16414, 21215, 21221 КУоАП, может быть наложено в течение трех месяцев со дня его выявления, но не позднее двух лет со дня его совершения (ч. 3 ст. 38 КУоАП).

Следует отметить, что определение в ст. 38 КУоАП продолжительности сроков наложения админвзыскания непосредственно связано с возможностью реального влияния админответственности на общественные отношения, поведение субъектов, их правосознание и т. п., то есть с возможностью реализации функций админответственности, которая утрачивается с течением времени.

Вместе с тем, при решении вопроса о закрытия производства по делу об админправонарушении в связи с окончанием на момент рассмотрения такого дела сроков наложения админвзыскания, определенных ст.

38 КУоАП, следует учитывать положения ст.

6 Конституции Украины, согласно которой органы законодательной, исполнительной и судебной власти осуществляют свои полномочия в установленных Конституцией пределах и в соответствии с законами Украины.

Правомерно ли закрытие дела при истечении сроков для привлечения к ответственности с одновременным признанием (установлением) вины лица в совершении админправонарушения?

Заметим, что п. 7 ч. 1 ст. 247 КУоАП не содержит положения о наличии у суда полномочий по установлению обстоятельств совершения админправонарушения, наличии вины лица в его совершении в случае закрытия производства об админправонарушении. Кроме того, логическое толкование абзаца первого ч. 1 ст.

247 КУоАП позволяет прийти к выводу, что установление указанных в данной статье юридических фактов является единственным необходимым основанием для прекращения любых действий в отношении привлечения лица к админответственности независимо от установленных каких-либо иных обстоятельств, которые подлежат выяснению при рассмотрении дела об админправонарушении (ст. 280 КУоАП), в том числе и вины лица в его совершении.

Так, в силу нормы ст. 280 КУоАП обстоятельствами, подлежащими выяснению при рассмотрении дела об админправонарушении, являются следующие:

  • было ли совершено админправонарушение;
  • виновно ли данное лицо в его совершении;
  • подлежит ли оно административной ответственности;
  • имеются ли обстоятельства, смягчающие и обременяющие ответственность;
  • причинен ли имущественный ущерб;
  • есть ли основания для передачи материалов об админправонарушении на рассмотрение общественной организации, трудового коллектива.

Вместе с тем при рассмотрении дела об админправонарушении орган (должностное лицо) обязан выяснить также другие обстоятельства, которые имеют значение для правильного решения дела.

Учитывая изложенное, сочетание закрытия дела по истечению сроков для привлечения к ответственности с одновременным признанием вины лица в совершении админправонарушения являются взаимоисключающими решениями, и принятие таких два взаимоисключающих решения в одном постановлении о закрытии дела свидетельствует о нарушении права человека на справедливый суд, предусмотренного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, ратифицированной Законом от 17.07.97 г. № 475/97 (далее – Конвенция).

Когда устанавливается наличие или отсутствие вины?

В соответствии с ч. 1 ст. 6 Конвенции каждый имеет право на справедливое и публичное рассмотрение его дела на протяжении разумного срока независимым и беспристрастным судом, который решит спор в отношении его прав и обязанностей гражданского характера или установит обоснованность любого возбужденного против него уголовного обвинения.

В то же время, согласно правилам ст. 284 КУоАП, решением, доказывающим вину лица, является постановление о наложении админвзыскания или применение мер воздействия, условием которого является определение вины.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 284 КУоАП по делу об административном правонарушении орган (должностное лицо) выносит одно из следующих постановлений:

  • о наложении административного взыскания;
  • о применении мер воздействия, предусмотренных ст. 241 КУоАП;
  • о закрытии дела.

Постановление о закрытии дела выносится в случае объявления устного замечания, передачи материалов на рассмотрение общественной организации или трудового коллектива или передачи их прокурору, органу досудебного расследования, а также при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 247 КУоАП.

Учитывая изложенное, наличие или отсутствие вины устанавливается именно при ведении производства по делу об административном правонарушении, а не при его закрытии в связи с пропуском сроков привлечения к ответственности.

Следует отметить, что по данному вопросу действительно существует неоднозначная судебная практика. Одни суды, ввиду того что ст. 247 КУоАП – императив, закрывают производство в связи с истечением сроков привлечения к ответственности, не исследуя при этом наличие/отсутствие вины, а другие – наоборот, устанавливают вину лица.

Дело № 278/1608/17

Источник: https://balance.ua/ru/news/post/sudebnaya-praktika-rassmotreniya-admindel-v-otnoshenii-chlenov-tendernogo-komiteta

Округ закона
Добавить комментарий