Имеет ли право частное лицо конфисковать имущество, без суда?

Чем рискует предприниматель. Предпринимательская ответственность

Имеет ли право частное лицо конфисковать имущество, без суда?

У индивидуального предпринимательства есть свои плюсы: для регистрации бизнеса понадобится меньше документов, вдобавок к этому ИП не обязаны вести бухгалтерскую отчетность. Но если бизнес прогорит, то ИП может лишиться не только товара и помещения для работы, но в некоторых случаях и личного имущества: например машины, квартиры и даже кота или собаки.

Когда ИП превращается из чудо-бизнесмена в бизнесмена-должника, то сначала по решению суда приставы спишут деньги с его счетов. В группу риска попадают счета и вклады как в рублях, так и в иностранной валюте, но валюту заберут, только если рублевая сумма не погасит всю задолженность.

Приставы конфискуют у должника не все деньги. Во-первых, должнику оставят сумму, равную одному прожиточному минимуму. Если у должника есть иждивенцы, то на каждого из них тоже оставят такую сумму.

Во-вторых, в законе «Об исполнительном производстве», который определяет порядок взыскания долгов, предусмотрены «неприкосновенные» выплаты, забрать которые нельзя. Например, от последней перечисленной на счет зарплаты, пенсии или другой выплаты могут отнять не более 50% (в редких случаях, связанных с уголовной ответственностью, — 70%) суммы.

По закону суд не имеет права взыскать деньги, которые должник получает в виде социальных выплат разного рода, например:

  • возмещение вреда;
  • алименты;
  • материнский капитал;
  • пенсия по случаю потери кормильца и доплаты к ней;
  • материальная помощь;
  • компенсации (командировочные, премия в связи с рождением ребенка и т. д.).

Правда, и здесь не обошлось без исключений: деньги, которые вам выплатили как страховую пенсию по старости или инвалидности, у вас могут забрать. То же касается и пособия по безработице. Полный список «неприкосновенных» выплат определен в статье 101 закона «Об исполнительном производстве».

Если денег на счетах должника не хватает, чтобы погасить долг, судебный пристав может конфисковать имущество. При этом закон предусматривает, что сам должник может указать, что стоит взыскать в первую очередь. Но окончательно решение о том, что именно заберут, остается за приставом.

Если соблюдать разумную осторожность: не брать неподъемных кредитов, не закупать слишком большие партии товара — то риски будут минимальными. У вас не получится задолжать крупные суммы, ведь по небольшим кредитам даже в случае проблем и пени будут меньше.

Кроме того, никто не отнимет у неудавшегося бизнесмена «последнюю рубашку», ведь статья 446 Гражданского процессуального кодекса РФ определяет, что у вас не могут забрать:

  • единственное жилье для вас и членов вашей семьи

Исключение — жилье, купленное в ипотеку. Но лишиться его вы можете, только если задолжали большую сумму. По закону «Об ипотеке» ипотечное жилье нельзя взыскать через суд, если сумма долга незначительна и стоимость имущества несоразмерна самому долгу.

  • земельный участок, на котором стоит ваше единственное жилье

Забрать земельный участок с единственным жильем нельзя, если этот участок не в ипотеке. При этом по решению суда у должника могут забрать «лишнюю» часть, на которой находится не само единственное жилье, а разбит сад, огород или стоит любое нежилое помещение, например сарай или гараж.

  • предметы домашней обстановки и личные вещи (одежда, обувь)

Неприкосновенным будет необходимый минимум для удовлетворения повседневных бытовых потребностей должника и всей его семьи. Что именно войдет в этот минимум в каждой конкретной ситуации, определяет судебный пристав.

Предметы роскоши, драгоценности, антиквариат и любые другие вещи с художественной, исторической или культурной ценностью — даже если их используют как предмет обихода — скорее всего, заберут. Гребень с бриллиантами и золотую кастрюлю, три века передающуюся по наследству в вашей семье, тоже придется отдать.

  • имущество, которое используется для профессиональной деятельности

Такое имущество оставят, если его стоимость не более 100 минимальных размеров оплаты труда. Под этот пункт подпадает минимальный набор предметов, без которых профессионал не сможет работать: краски и холсты для художника, инструмент для музыканта.

Но в некоторых случаях должнику еще придется доказать суду, что без того или иного предмета его работа невозможна: например, может ли курьер работать без велосипеда и сколько инструментов нужно садовнику?

Животных оставят, только если должник не использовал их для предпринимательства — то есть бизнес никак не был с ними связан.

Если вы для души держали племенных, рабочих и молочных животных (например, корову или лошадь), кроликов, оленей или пчел — они останутся с вами. Не заберут и все, что нужно для их содержания (корма, клетки, ульи, постройки).

А вот дорогую во всех смыслах породистую кошку или собаку могут забрать — питомцы по закону считаются имуществом.

  • семена, необходимые для посева

Если у вас есть свой огород или хозяйство. При этом сам сад или огород, как мы писали выше, конфисковать могут.

Продукты оставляют для самого должника и всех, кто находится у него на иждевении. Стоимость продуктов не может превышать сумму прожиточного минимума, поэтому утаить килограмм черной икры во втором холодильнике вряд ли удастся.

  • газ, дрова и другие виды топлива для приготовления еды и отопления
  • средства передвижения для инвалида

Если должник инвалид, то у него не заберут автомобиль и другое имущество, свзанное с инвалидностью (например, коляску).

  • призы, государственные награды, почетные и памятные знаки

Важно понимать, что если имущество зарегистрировано на супруга или супругу должника, то это не значит, что его не могут забрать. Например, квартира, купленная в браке, — это совместно нажитое имущество.

А это значит, что когда личного имущества должника не хватит для погашения долга, у него могут забрать ту часть совместно нажитого имущества, которая полагалась бы ему при разводе.

А вот имущество детей и родителей конфисковать не могут, это запрещено главой 9 Семейного кодекса Российской Федерации.

По закону коммерческие юридические лица, то есть компании, созданные для предпринимательства, отвечают по обязательствам всем имуществом. Но юридическое лицо — это сама компания, а не ее учредитель или отдельный участник.

Признаки юридического лица:

  • у юридических лиц есть своя собственность: автомобиль, дом, техника, любые вещи, не принадлежащие ни учредителям, ни директору, ни сотрудникам, а купленные от имени самой компании;
  • юридические лица — полноценные субъекты права, у них есть воля и желания, которые определяются на собраниях акционеров и советах директоров.

У юридического лица можно за долги отобрать все имущество, признать его банкротом и ликвидировать. Сами учредители могут лишиться только тех денег, которые они вложили в свою компанию, но и при этом не рискуют своими квартирами или счетами.

У юридического лица тоже есть имущество, которое не могут конфисковать, — список такого имущества определяется федеральными законами. Так, например, не могут взыскать неделимый фонд сельскохозяйственного кооператива (скот, корм и транспорт, кроме легковых авто).

Однако стоит помнить, что такая ограниченная ответственность работает, только если долги появились не по вине конкретного человека, учредителя или участника юридического лица. Если компания получила убытки или обанкротилась из-за участников компании и их вина доказана судом, то у виновных есть субсидиарная ответственность — им придется погасить долги из собственных средств.

Если вы закупили товар и не смогли его продать, потерпев убытки и оставшись в долгах, — вы рискнули, потеряли деньги юридического лица, но не потеряли то, что было лично у вас. А вот если директора компании поймали на мошенничестве, то он будет отвечать и деньгами, и имуществом, и свободой — ведь появляется уголовная ответственность.

Есть два вида юридических лиц, где ответственность лежит не на самом юридическом лице, а на собственниках компании. Это казенное предприятие (казенные предприятия учреждает государство — и именно оно будет нести ответственность) и некоммерческое учреждение, финансируемое собственником.

Источник: https://fincult.info/article/chem-riskuet-predprinimatel-predprinimatelskaya-otvetstvennost/

Конфискация без признания вины. В нюансах разобрался Конституционный суд Российской Федерации. Наказание без вины? – Управление персоналом

Имеет ли право частное лицо конфисковать имущество, без суда?

В нюансах разобрался Конституционный суд Российской Федерации

Наказание без вины

Герасимова Юлия Александровна, юрисконсульт

Одним из основополагающих вещных прав, гарантированных нам Конституцией Российской Федерации (далее – Конституция РФ) является право частной собственности.

Согласно нормам Конституции РФ признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (статья 8, часть 2); каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1); право частной собственности охраняется законом; каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (статья 35, части 1 – 3).

В свою очередь необходимо иметь в виду, что право частной собственности, как неоднократно указывал Конституционный суд Российской Федерации (далее Конституционный суд РФ), не является абсолютным и в некоторых случаях может быть ограничено государством. Согласно ст.

55 Конституции РФ во взаимосвязи со ст.

17
и 19 Конституции РФ право частной собственности может быть подвергнуто ограничению не иначе как федеральным законом исключительно для защиты прав и законных интересов других лиц и, что особенно важно, данные ограничения должны отвечать принципам справедливости, разумности и соразмерности.

Именно нарушение таких основополагающих принципов юридической ответственности как справедливость, разумность и соразмерность наказания за совершенное правонарушение и заставило ООО «Стройкомплект» обратиться в Конституционный суд РФ с жалобой о проверке конституционности ч.1 статьи 3.7. и ч. 2 статьи 8.28 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАП РФ).

Суть дела.
В 2009 году ООО «Стройкомплект» передало по договору аренды ООО «Теллура» многофункциональную лесозаготовительную машину «Харвестер John Deere 1270D» (далее –Харвестер) для осуществления предусмотренных законом действий, связанных с вырубкой леса.

Однако два сотрудника ООО «Теллура», используя вышеуказанную технику, превысили установленный им лимит для вырубки леса на 37 единиц деревьев, нанеся ущерб государству в размере 57 тысяч рублей.

Данное правонарушение подпадает под действие части 2 статьи 8.

28 Кодекса об Административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАП РФ) и влечет наложение административного штрафа на граждан (должностных лиц, юридических лиц) с конфискацией орудия совершения административного правонарушения.

Согласно данной норме вышеуказанные сотрудники ООО «Теллура» по решению суда подверглись штрафу в размере 3,5 тысячи рублей с каждого. И все было бы ничего, если бы судом вместе со штрафом не была назначена конфискация в доход государства орудия совершения правонарушения, коим был признан Харвестер.

Жалобы оштрафованных сотрудников ООО «Теллура», в том числе и надзорная жалоба, в которой прямо указывалось, что Харвестер не является их собственностью, остались без удовлетворения по тому основанию, что конфискация в подобных случаях производится вне зависимости от того, является ли орудие административного правонарушения собственностью нарушителя или находится у него на иных законных основаниях.

Законный же владелец спецтехники, который не был привлечен к участию в процессе, так как он не имеет отношения к делу о незаконной вырубке деревьев, узнал о конфискации своего имущества только от судебных приставов.

Данное дело было осложнено еще одним немаловажным обстоятельством: Харвестер является одной из самых прогрессивных лесозаготовительных машин в мире, и его стоимость оценивается в пятнадцать миллионов рублей.

Безусловно его конфискация у законного владельца, вина которого в совершенном правонарушении отсутствует, нанесла непоправимый ущерб его коммерческой деятельности, не говоря уже об упущенной выгоде, не оставив ему другого выхода, кроме обращения в Конституционный суд РФ.

Предмет рассмотрения по делу

Предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ по настоящему делу являются положения части 2 статьи 8.28 КоАП Российской Федерации, как допускающие во взаимосвязи с частью 1 статьи 3.

7 данного Кодекса конфискацию орудия совершения административного правонарушения, принадлежащего на праве собственности не правонарушителю, а другому лицу, не привлеченному к административной ответственности за данное административное правонарушение.

Позиция Заявителя (ООО «Стройкомплект»)

В своей жалобе в Конституционный суд РФ ООО «Стройкомплект» указывает, что конфискация Харвестера привела к наказанию собственника имущества, непривлеченного к ответственности, а не виновных в совершенном правонарушении, что, безусловно, искажает основополагающие принципы права, закрепленные в Конституции РФ.
По мнению заявителя нарушены следующие принципы:

1. Принцип справедливости назначения наказания.

Фактически собственник имущества был лишен возможности участия в судебном процессе и защиты своих прав в судебном порядке, так как не имеет отношения к предмету разбирательства, а КоАП РФ не предусматривает его участия в подобного рода судебном деле, что, безусловно, нарушает его конституционное право на получение судебной защиты.

2. Принцип соразмерности назначения наказания.
Заявитель обращает внимание суда на тот немаловажный факт, как стоимость лесозаготовительной машины, так как она в разы превышает причиненный правонарушителями ущерб.

3. Принцип презумпции невиновности.

Ну и, конечно же, основным аргументом ООО «Стройкомплект» явилось отсутствие вины собственника конфискованного имущества, что, безусловно, нарушает принцип презумпции невиновности, гарантированный Конституцией РФ.

Позиция Конституционного суда РФ

Забегая вперед, можно отметить, что Конституционный суд РФ в своем Постановлении от 25 апреля 2011 г. N 6­П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 3.7 и части 2 статьи 8.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой общества с ограниченной ответствен­
ностью «СтройКомплект» (далее – Постановление) поддержал позицию Заявителя.

Данным Постановлением Конституционный суд РФ признал положения части 2 статьи 8.28 КоАП РФ несоответствующими Конституции РФ, а в частности ее статьям 35 (части 1 и 3), 46 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения во взаимосвязи с частью 1 статьи 3.

7 данного Кодекса допускают в качестве административного наказания конфискацию орудия совершения административного правонарушения, принадлежащего на праве собственности лицу, непривлеченному к административной ответственности за данное административное правонарушение и непризнанному в законной процедуре виновным в его совершении.

Аргументируя свою позицию, суд особо обратил внимание на тот факт, что из смысла ч. 2 ст. 54 Конституции РФ, наличие состава правонарушения является необходимым основанием для всех видов юридической ответственности.

Одним из таких элементов состава правонарушения является наличие вины. По сути, наличие вины как необходимого элемента состава правонарушения и есть гарантированный нам Конституцией РФ принцип презумпции невиновности.

Согласно п. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Ч. 1 ст. 1.5. КоАП РФ гласит, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Отсутствие же вины в совершении административного правонарушения, согласно п. 24.5 КоАП РФ является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Из анализа вышеуказанных норм Конституционный суд делает справедливый вывод о том, что безвозмездное изъятие в доход государства орудия совершения административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.

28 КоАП РФ (механизмов, автомототранспортных средств, самоходных машин и др.

), – как санкция за совершение административного правонарушения, применяемая к правонарушителю, – по сути, направлено на собственника соответствующего имущества, поскольку назначается независимо от его вины в данном правонарушении.

Также Судом было отмечено о недопустимости нарушения права на судебную защиту, включающее в себя не только право на обращение в суд, но и гарантированную государством возможность получения судебной защиты путем восстановления нарушенных прав и свобод.

В нашем же случае собственник орудия совершения административного правонарушения был фактически лишен полноценной судебной защиты своих прав.

В данном случае нормы КоАП РФ не только не требуют привлечения собственника имущества к участию в производстве по делу об административном правонарушении, но и делают возможное его участие в процессе бессмысленным, так как ныне действующая редакция КоАП РФ не предполагает выяснение того, какое отношение собственник имеет к данному правонарушению, а его возражения не имеют силы, что в совокупности, безусловно, противоречит Конституции РФ (статья 17, 19, 46).

Довод Заявителя о несоразмерности наказания причиненному ущербу подвергся критике со стороны постоянного представителя президента в Конституционном суде Михаила Кротова, который заявил, что конфискация не может зависеть от того, обычным или платиновым топором было совершено административное правонарушение в виде незаконной вырубки леса.

Оценив все обстоятельства по делу, Конституционный суд РФ дал им вполне адекватную оценку, сделав вывод о том, что положения части 2 статьи 8.28 КоАП РФ – в той мере, в какой они во взаимосвязи с частью 1 статьи 3.

7 данного Кодекса, вопреки требованиям статей 46 (часть 1) и 54 (часть 2) Конституции РФ, допускают в качестве административного наказания конфискацию орудия совершения административного правонарушения у собственника этого имущества, непривлеченного к административной ответственности и непризнанного в законной процедуре виновным в совершении данного административного правонарушения, – в нарушение статьи 55 (часть 3) Конституции РФ несоразмерно ограничивают право частной собственности, гарантированное статьей 35 (части 1 и 3) Конституции РФ.

Признавая п. 2 статьи 8.28 КоАП РФ во взаимосвязи с ч. 1 ст 3.7. КоАП РФ несоответствующими Конституции РФ, Конституционный Суд РФ с одной стороны защитил интересы добросовестных собственников имущества, а с другой стороны дал почву для злоупотребления правом путем создания вполне очевидных схем для ухода от административной ответственности.

Понимая это, в своем Постановлении Конституционный суд РФ сделал 2 немаловажные оговорки:

Признание вышеуказанных норм неконституционными не лишает федерального законодателя права внести в КоАП РФ изменения, касающиеся условий и порядка конфискации имущества, явившегося орудием совершения административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.28 КоАП РФ, если данное административное правонарушение совершено не собственником этого имущества, а иным лицом, которому оно было передано для противоправной деятельности.

Признание вышеуказанных норм неконституционными не исключает возможность привлечения к административной ответственности в порядке, установленном КоАП РФ, юридического лица – собственника имущества, явившегося орудием совершения административного правонарушения, если будет установлено, что это имущество было передано им другим лицам с целью осуществления противоправной деятельности, запрещенной частью 2 статьи 8.28 данного Кодекса.

Думается, что наличие данных оговорок в Постановлении Конституционного суда РФ от 25 апреля 2011 г. N 6­П не заставит долго ждать принятия соответствующих поправок в КоАП РФ, а также положит начало «интересной» судебной практике в части доказывания передачи имущества собственником с целью осуществления посредством данного имущества противоправной деятельности.

Источник: https://www.top-personal.ru/adminlawissue.html?142

Имеют ли право коллекторы звонить, приезжать домой или на работу, описывать имущество?

Имеет ли право частное лицо конфисковать имущество, без суда?

Ваш долг по кредиту продан коллекторам. К чему готовиться и чего ожидать? Эти вопросы волнуют большинство заемщиков.

Имеют ли право коллекторы вламываться в квартиры, названивать родственникам и угрожать? На что они вообще способны, чтобы выбить деньги из должника для погашения кредита? Давайте более детально рассмотрим основные ситуации, связанные с коллекторами.

Из этой статьи вы узнаете, какие действия сборщиков долгов обоснованы, а какие нет, как с ними лучше общаться и куда жаловаться в случае совершения с их стороны неправомерных поступков.

Итак, имеют ли коллекторы право на следующие действия:

В Федеральном Законе от 03.07.2016 г. №230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности…» определены основные способы взаимодействия коллекторов с должниками. В нем указывается, что кредиторы имеют право на общение с родственниками заемщика на следующих условиях:

  • у них есть на это согласие самого должника, предоставленное в письменной форме;
  • сами члены семьи не против подобного взаимодействия.

Но звонить родственникам заемщика коллекторы все же могут в случае:

  • если их контакты указаны для связи с должником;
  • если они проживают с должником в одной квартире и отвечают на звонки, сделанные на домашний телефон.

Такое общение может сводиться лишь к расспросам о местонахождении заемщика. Коллекторы не имеют право разглашать третьим лицам информацию о его кредитах и задолженностям по ним. Звонки при этом могут осуществляться не раньше 8 утра и не позже 22 часов вечера.

Взыскивать долги с родственников

Коллекторы имеют право взыскивать задолженность по кредиту с родственника заемщика, если:

  • он является поручителем, поэтому несет солидарную ответственность с должником по его погашению;
  • заемщик умер, а он – его наследник, поэтому в пределах суммы полученного наследства несет обязанность и по выплате долгов;
  • он является созаемщиком должника по ипотечному кредиту (как правило, это супруг/супруга), поэтому с ним наравне несет ответственность по возврату кредиту.

В иных случаях родственник заемщика не несет какой-либо ответственности по кредитам должника, поэтому претензии к нему со стороны коллекторов будут не обоснованы. Работники коллекторских агентств пытаются разными путями возвратить задолженность по кредиту, поэтому стараются воздействовать не только на самого должника, но и на его семью.

Приходить домой (заходить в квартиру)

Коллекторы имеют право устраивать личные встречи с заемщиком. Они могут проходить на нейтральной территории или в офисе коллекторского агентства. Конечно, они могут по собственной инициативе «навестить» заемщика по его домашнему адресу, но пускать или нет их в квартиру – это личное решение должника. При нежелании с ними разговаривать он имеет право не открывать им дверь.

Если же коллекторы начинаю вести себя агрессивно (звонить в дверь, кричать на весь подъезд), то должник имеет право вызвать полицию. Закон о неприкосновенности жилища един для всех, в том числе и для сборщиков долгов. Только лишь судебные приставы, имеющие право на арест имущества, имеют право без разрешения хозяина входить в его квартиру.

Без предупреждения устраивать выезды (например, приходить на работу)

В целях розыска заемщика коллекторы могут приехать к нему на работу. Здесь они обязаны соблюдать те же правила поведения – не сообщать посторонним кредитную информацию о должнике, не оскорблять его и т.д.

Они могут спросить о его местонахождении у коллег, а в случае присутствия заемщика на рабочем месте переговорить с ним, но без участия третьих лиц.

Работодатель должника не обязан сообщать коллекторам личную информацию о своем сотруднике.

В большинстве случаев коллекторы не предупреждают заемщика о своем визите, желая застать его врасплох.

Без решения суда описать имущество

Право на опись имущества имеют лишь судебные приставы и только при наличии соответствующего судебного решения. Только они имеют право:

  • проникать в жилище должника без его согласия;
  • накладывать арест на имущество и банковские счета;
  • конфисковать отдельные предметы.

Коллекторы подобными полномочиями не обладают. Они, конечно, могут прикинуть примерную стоимость квартиры или машины должника для того, чтобы при случае умело упомянуть об этом в разговоре. Делают они это для запугивания заемщика, ведь многие боятся из-за кредитов лишиться своей собственности.

Испортить кредитную историю

Сведения о вашей платежной дисциплине в Бюро кредитных историй передают банки. Кредитная история становится плохой при наличии просрочки свыше 30 дней.

Если вы длительное время не платите по кредиту и вашим делом уже занимаются коллекторы, то ваша кредитная история уже давно испорчена. Коллекторы уже никак на нее повлиять не могут. Но иногда сборщики долгов могут обещать, что при выплате кредита они помогут вам ее восстановить. Не введитесь на подобные заявления.

Улучшить кредитную историю вы сможете только в том случае, если последующие кредиты вы будете возвращать в срок и в полном объеме. К сожалению, в банке вы новые займы взять уже не сможете, а вот микрофинансовые организации вполне дают деньги заемщикам с плохой кредитной историей.

При хорошем обслуживании в Бюро кредитных историй будет передаваться положительная информация о заемщике, которая со временем может перекрыть ранние негативные сведения.

Бить, грубить, угрожать детьми

Иногда коллекторы в попытках вернуть просроченную задолженность переходят всяческие границы. Если коллектор начинает угрожать расправой или применять физическое насилие, то заемщик имеет право написать на него заявление в прокуратуру. Эти действия считаются уголовно наказуемыми.

Если же коллектор начинает нецензурно выражаться при разговоре, хамить и унижать человеческое должника, то ему можно напомнить о ст. 5.61 КоАП РФ, которая предусматривает штрафы за подобные действия. Они могут составлять от 3 до 50 тыс. рублей, если они совершены физическим лицом. Желательно каждый разговор с коллектором записывать на диктофон, собеседника необходимо об этом предупредить.

Делать рассылку в социальных сетях, клеить объявления на дверь, развешивать фото должника

Коллекторы не имеют право на подобные действия. Открыто разыскивать людей могут только следственные органы на основании совершенного преступления.

Также коллекторы не вправе писать друзьям заемщика о его долгах в социальных сетях, распространять листовки с личной информацией, клеить объявления и т.п. Тем самым они нарушают ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

За подобные действия предусматривается наказание либо в виде штрафа до 300 тыс. рублей, либо в виде лишения свободы сроком до 5 лет.

Согласно ст. 152.1 ГК РФ намеренно использовать фото физического лица можно только при его согласии.

Перепродать долг

Ст. 382 ГК РФ разрешает кредитору перепродавать долг третьему лицу без согласия должника. Последнего он обязан лишь уведомить о совершении подобной сделки. Коллекторское агентство при желании вполне может передать кредит заемщика другому коллекторскому агентству.

Но на практике подобная перепродажа не встречается. Если коллекторы не могут заставить заемщика погасить долг, они подают на него в суд. Передавать дело другим кредиторам не имеет смысла, ведь они для возврата используют те же методы.

Начислять проценты и пени

Согласно ст. 384 ГК РФ новому кредитору долг заемщика переходит на тех же условиях, которые были до момента его передачи. Иными словами, коллекторское агентство вправе начислять проценты и пени, предусмотренные договором, в случае несвоевременной уплаты очередного платежа.

Если сумма начисленной неустойки несоразмерна допущенным нарушениями или больше суммы основного долга, то заемщик имеет право требовать ее снижения в судебном порядке на основании ст. 333 ГК РФ. Суд в большинстве случаев принимает сторону должника.

Поэтому если по вашему долгу продолжают начисляться штрафы и пени, то лучшим вариантом для вас будет передача дела в суд. В этом случае окончательная сумма к уплате будет зафиксирована. 

Требовать долг 10-летней давности

Срок исковой давности многие юристы трактуют по-разному. Одни считают, что он составляет 3 года с момента совершения последнего платежа, другие – 3 года с момента окончания кредитного договора.

В судах также выносятся различные решения в одинаковых ситуациях.

Для своего спокойствия заемщик может проконсультироваться с адвокатом, который уже вел подобные дела и примерно знает, какой позиции придерживается определенный суд при понимании срока исковой давности.

Если все возможные сроки уже вышли, то заемщик может больше не волноваться.

Формально банк, конечно, может подать на него в суд и по истечении 10 лет, но должник имеет право подать в суд встречное ходатайство о том, что срок исковой давности давно вышел.

Суд в этом случае отклонит иск кредитора. Поэтому зачастую банки начинают прибегать к иным способам возврата «старого» долга – к коллекторским агентствам.

Коллекторы начинают вести свою работы привычными для них методами: звонить должнику, писать письма и т.д. Заемщик в этом случае может быть спокоен – дальше сборщики долгов пойти не могут. Все неправомерные действия с их стороны вы можете пресечь, написав жалобу в прокуратуру.

Источник: https://www.gagarinbank.ru/kollektory/prava/

Специальная конфискация: как не дать государству отобрать имущество у невиновного | ЮРЛІГА

Имеет ли право частное лицо конфисковать имущество, без суда?

Институт специальной конфискации в уголовных делах позволяет отбирать в пользу государства любое имущество практически у любого лица, не обязательно у преступника.

Это и есть основное отличие «специальной» от давно известной, «обыкновенной» конфискации, при которой имущества лишается только сам осужденный и только в случаях, если этот вид дополнительного наказания предусматривает статья Уголовного кодекса Украины, по которой выносится приговор.

Суд, заканчивая рассмотрение уголовного дела, может применить спецконфискацию, когда соблюдаются такие условия:

1) за преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы или штрафа свыше 51 000 грн. Либо же если преступление напрямую предусмотрено в перечне из тридцати статей, приведенном в статье 96-1 Уголовного кодекса Украины.

Данный перечень весьма разнообразен и трудно поддается какой-либо систематизации; он включает самые разные злодеяния, начиная от эксплуатации детей и незаконного использования торговых марок, заканчивая нарушением законодательства о континентальном шельфе Украины.

2) прокурор сумел доказать суду, что денежные средства или иное имущество, которые конфискуются:

– либо получены в результате совершения преступления,

– либо служили его предметом, использовались для обеспечения его совершения,

– либо заработаны за счет незаконно нажитого имущества.

Эти же обстоятельства могут еще до вынесения приговора послужить для наложения судом ареста на имущество, которое может стать объектом специальной конфискации.

Вполне естественно, что во всех коррупционных и большинстве должностных преступлениях спецконфискация также возможна.

Таким образом, за счет специальной конфискации государство может обходить схемы оптимизации, при которых право собственности на активы оформляется фигурантами уголовных дел на посторонних: родственников, доверенных лиц или же на юридические лица.

К примеру, если ребенок чиновника, являясь студентом, к двадцати годам уже имеет в собственности несколько квартир, автомобилей и, допустим, салон красоты, – эти активы вполне законно могут быть подвергнуты специальной конфискации в уголовном деле против такого чиновника.

Специальная конфискация пока что применяется недостаточно часто и широко, тем не менее, прецеденты есть. Наиболее ярким примером служит приговор Краматорского городского суда Донецкой области от 28.03.2017 о применении специальной конфискации к 1,5 млрд. долларов США на счетах компаний, связанных с В. Януковичем.

Еще один пример – это арест, наложенный в декабре 2018 года Соломенским районным судом г. Киева на внушительный перечень объектов недвижимости, в уголовном деле и.о. главы Государственной налоговой службы М. Продана.

В определении суда об аресте указано, что хотя недвижимость и оформлена на различных людей и предприятия, однако материалы дела подтверждают, что она фактически подконтрольна подозреваемому, и поэтому в будущем может стать объектом спецконфискации.

Итак, государство владеет впечатляюще мощным инструментом изъятия сомнительных активов.

Однако стоит учесть, что в условиях нередкого появления «заказных» и «политических» уголовных дел, велик риск того, что это орудие может быть обращено против действительно добросовестных собственников.

Возникает разумный вопрос о том, каким образом можно защитить имущество таковых от ошибочной специальной конфискации.

В соответствии со ст. 100 Уголовного процессуального кодекса Украины применение спецконфискации допускается только тогда, когда в суде обвинением доказано, что владелец имущества знал о его незаконном происхождении или использовании.

Учитывая эту норму и условия статьи 96-2 Уголовного кодекса Украины в ходе судебного разбирательства владельцу следует обосновать, что:

1) он не знал о незаконности происхождения или использования его активов;

2) активы приобретены из законных источников;

3) доказательства прокурора о какой-либо причастности его имущества к преступной деятельности обвиняемого – несостоятельны.

Полагаться на одну лишь презумпцию невиновности рискованно. Обвиняемый и собственник, которому может грозить спецконфискация, могут доказывать суду, что спорные активы приобретены законно.

Доказательствами в таком случае могут быть:

– банковские выписки, договоры о депозитах, (даже тех, сроки которых истекли) – могут подтвердить наличие сбережений;

– свидетели, которые могут подтвердить факты получения собственником спорного имущества дополнительных доходов (работа на дому, через Интернет, другие подработки в свободное время), денежных подарков, а также факты продолжительного накопления денег, их выигрыш в азартных играх и даже их случайную находку;

– долговые расписки могут подтвердить получение части средств в долг у знакомых;

– договоры об оказании услуг и тому подобные документы также могут указывать на получение доходов собственника, которые могла не учесть сторона обвинения.

В конечном итоге в суде при решении вопроса о специальной конфискации ключевым станет вопрос убедительности доказательств каждой из сторон уголовного процесса.

При этом в ходе сбора и предоставления доказательств адвокату и клиенту необходимо помнить об ответственности за введение суда в заблуждение по статье 384 Уголовного кодекса Украины и предоставлять лишь достоверные сведения.

Кроме того, до предоставления в суд документов о доходах собственника, рекомендуется учитывать возможные налоговые последствия, то есть комплексно подходить к вопросам защиты и оценке рисков.

Дмитрий Титаренко,

руководитель практики уголовного права,

адвокат Адвокатского объединения GENTLS

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН Связаться с редактором

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/analitycs/185115_spetsialnaya-konfiskatsiya-kak-ne-dat-gosudarstvu-otobrat-imushchestvo-u-nevinovnogo

Без суда и в следствии — PRAVO.UA

Имеет ли право частное лицо конфисковать имущество, без суда?

Алексей КОЛОТИЛОСпециально для «Юридической практики»

Конституционным Судом Украины 26 февраля 2019 года признана неконституционной статья 3682 Уголовного кодекса (УК) Украины, предусматривавшая уголовную ответственность за незаконное обогащение. В связи с этим актуализировался вопрос о введении в Украине новых, не просто правовых, а, что крайне важно, эффективных процедур противодействия коррупции.

Первоочередной реакцией после фактической отмены нормы, символизирующей для многих антикоррупционную борьбу, стала разработка новых законопроектов, призванных реанимировать ответственность за незаконное обогащение. На сайте Верховной Рады Украины размещено более десятка таких законопроектов. Свои предложения по редакции статьи о незаконном обогащении высказали и многие юристы.

Однако внимание хочу уделить несколько иному, но, по моему убеждению, не менее важному вопросу.

Причина и следствие

По оценкам экспертов, размер неправомерной выгоды в мировом масштабе ежегодно составляет один трлн долларов США, а в результате коррупционных деяний ежегодно все государства теряют около 2,6 трлн долларов США. Поэтому первоочередной задачей наряду с привлечением виновных к ответственности становится конфискация активов, полученных преступным путем.

Кстати, появление в Украине уголовной ответственности за незаконное обогащение было связано именно с указанной целью.

Об этом свидетельствует Закон Украины «Об основах государственной антикоррупционной политики в Украине (Антикоррупционная стратегия) на 2014—2017 годы», согласно которому приведение в соответствие с Конвенцией ООН против коррупции (Конвенция) статьи 3682 УК Украины может внедрить эффективный механизм лишения преступников незаконно приобретенного имущества.

Мировое сообщество уже давно пришло к выводу, что одним из самых эффективных способов борьбы с коррупцией является конфискация активов, полученных преступным путем.

Законодательство многих государств предусматривает различные механизмы для этого.

Однако в целом их условно можно дифференцировать на два вида: конфискация в рамках уголовного преследования и конфискация вне уголовного преследования.

Конфискация в рамках уголовного преследования именуется в зарубежной правовой доктрине confiscation in personam. Она заключается в безвозмездном изъятии имущества, ставшего предметом, орудием или средством совершения преступления, доходом от него.

Этот вид конфискации применяется в случае, если по результатам рассмотрения уголовного дела лицо признано виновным в совершении преступления.

Сегодня в нашем государстве существует немало норм о конфискации в рамках уголовного производства: это и конфискация как вид наказания, и специальная конфискация, и конфискация имущества юридического лица.

Конфискация вне уголовного производства

Наряду с конфискацией в рамках уголовного преследования законодательство целого ряда государств предусматривает применение так называемой гражданской конфискации (confiscation in rem).

Одним из важнейших отличий является то, что эта конфискация является вещественной, а ее применение возможно без осуждения лица (а в отдельных государствах — без обвинения или вообще уголовного преследования) за совершение преступления, поскольку в таком случае преследуется не лицо, а имущество.

К странам, в которых предусмотрена конфискация активов вне уголовного производства, относятся Австралия, Великобритания, Израиль, Ирландия, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Словения, США, Швейцария и многие другие. Учитывая такое широкое внедрение института гражданской конфискации в государствах как общего, так и континентального права, особый интерес вызывает урегулирование этого вопроса на международном уровне.

Так, в преамбуле к Конвенции ООН против коррупции указано на серьезность ущерба демократическим институтам, национальной экономике и верховенству права от незаконного приобретения личного имущества.

В соответствии со статьей 54 Конвенции каждое государство-участник в целях предоставления взаимной правовой помощи в отношении имущества, приобретенного в результате совершения какого-либо из преступлений, указанных в настоящей Конвенции, или использованного при совершении таких преступлений, в соответствии со своим внутренним законодательством рассматривает вопрос о принятии таких мер, чтобы создать возможность для конфискации такого имущества без вынесения приговора в рамках уголовного производства по делам, когда преступник не может быть подвергнут преследованию по причине смерти, укрывательства, отсутствия или в других случаях.

Как отмечается в Технической инструкции по имплементации Конвенции, выполнение рекомендации зависит от того, какой характер приписывается конфискации каждым государством-участником: карательный либо восстановительный.

В рекомендации № 19 Стратегии Европейского Союза на начало нового тысячелетия «Предотвращение и контроль организованной преступности» (2000/C 124/01) содержится положение о том, что следует рассмотреть возможность уменьшения бремени доказывания относительно источников происхождения имущества, которым владеет лицо, обвиняемое в совершении преступления, связанного с организованной преступностью, в рамках уголовного, гражданского и финансового законодательства.

Рамочным решением Совета ЕС № 2005/212/JHA о конфискации связанных с преступлением доходов, средств и собственности предусмотрено, что для конфискации имущества, имеющего преступное происхождение, могут использоваться другие процедуры, не только уголовные.

Директива ЕС 2014/42/EU предусматривает осуществление расширенной конфискации, конфискации имущества третьих лиц, а также замораживание активов без решения суда.

Разумный баланс

Согласно статье 1 Первого протокола к Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод 1950 года (Конвенция 1950 года) каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности.

Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Поскольку Конвенция 1950 года и Первый протокол к ней ратифицированы Украиной, возникает вопрос о соответствии процедуры гражданской конфискации указанным международным документам.

Для ответа на этот вопрос обратимся к практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Показательным является решение по делу «Гогитидзе и другие против Грузии» (жалоба № 36862/05), где заявители, среди которых бывший заместитель министра внутренних дел, утверждали о нарушениях своих прав при применении судами Грузии гражданской конфискации.

В решении ЕСПЧ указано, что в случае если конфискация применена независимо от наличия уголовного обвинения и была скорее результатом отдельного «гражданского» судебного производства, целью которого является возвращение имущества, приобретенного незаконным путем, такая мера, даже если она предусматривает безвозвратную конфискацию имущества, несмотря ни на что, квалифицируется как контроль за использованием собственности в понимании абзаца 2 статьи 1 Первого протокола к Конвенции 1950 года.

По результатам рассмотрения ЕСПЧ пришел к выводу, что конфискация имущества заявителей полностью соответствовала требованию «законности», содержащемуся в статье 1 Первого протокола к Конвенции 1950 года.

Очевидно, что, учитывая необходимость наличия эффективных механизмов противодействия преступности и принимая во внимание положения международного права, многие государства предусматривают в своем законодательстве возможность осуществления гражданской конфискации.

Например, в феврале текущего года правительство Литвы одобрило законопроект о гражданской конфискации незаконно приобретенного имущества. Как отметил министр внутренних дел Литвы, это будет способствовать борьбе с коррупцией.

Отдельные государства используют институт гражданской конфискации для лишения активов не только своих, но и украинских бывших чиновников. Вспомним, как в 2016 году отечественные и зарубежные информационные ресурсы пестрели новостями о том, что суд Антигуа и Барбуда конфисковал в свой бюджет более 66 млн долларов США, размещенных на счетах Павла Лазаренко.

Противостоять необходимо

Подводя итоги, следует отметить, что для Украины проблема коррупции остается крайне болезненной. Фактически ежедневно представители власти и гражданского общества обсуждают необходимость жесткого противодействия этому явлению.

Признание статьи о незаконном обогащении неконституционной должно побудить нас к поиску новых путей усовершенствования действующего антикоррупционного законодательства с учетом лучших международных практик.

В то же время в мире уже давно существуют проверенные механизмы борьбы с коррупцией, один из них — гражданская конфискация, доказывающая на примере многих государств свою эффективность. Данный механизм соответствует положениям международных договоров, ратифицированных Украиной, что подтверждено, в частности, решениями ЕСПЧ.

Поэтому убежден в необходимости принятия в Украине законодательства о так называемой гражданской конфискации без приговора, что должно стать первоочередной задачей на пути антикоррупционных реформ. Кроме того, внедрение указанного механизма станет наглядной демонстрацией реального желания органов власти противодействовать коррупции.

КОЛОТИЛО Алексей — прокурор отдела Специализированной антикоррупционной прокуратуры Генеральной прокуратуры Украины, г. Киев

Источник: https://pravo.ua/articles/bez-suda-i-v-sledstvii/

Округ закона
Добавить комментарий