Как доказать факт использования нелицензионного ПО?

Архив публикаций

Как доказать факт использования нелицензионного ПО?

4871

Автор: Алексей Науменков, кандидат юридических наук, naumenkov@tm-print.ru
Выпуск: 6

В российском законодательстве нет понятия «компьютерная программа» или «программа для компьютера».

Действует немного устаревшее по лексике, но никак не по своему значению понятие «программа для ЭВМ».

Статья 1261 Гражданского кодекса РФ определяет, что программа для ЭВМ – это «представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определённого результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения». Кстати, купить лицензионное программное обеспечение с доставкой можно тут – iiko  Можно выделить три вида ответственности за использование нелицензионного программного обеспечения: гражданско-правовую, административную и уголовную.ответственность. По гражданско-правовой ответственности правообладатель может предъявлять требования о признании права, о пресечении действий, нарушающих право, о возмещении убытков, об изъятии материального носителя, о публикации решения суда о допущенном нарушении права. Пример. Некоммерческое партнёрство по содействию защите прав на интеллектуальную собственность «Эдельвейс» обратилось с иском к одному из индивидуальных предпринимателей г. Санкт-Петербурга о взыскании компенсации за незаконное использование программ для ЭВМ, выразившееся в продажах в принадлежащем предпринимателю магазине контрафактных дисков с программным обеспечением. Доказав в арбитражном суде факт продажи диска и отсутствие у предпринимателя исключительных прав на программы для ЭВМ, некоммерческое партнерство добилось выплаты внушительной компенсации, воспользовавшись ст. 1301 ГК РФ, предоставляющей правообладателю право требовать денежной компенсации в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей в качестве возмещения убытков. Вместе с тем практика показывает, что большинство гражданских исков от правообладателей заявляются в рамках уголовных дел. Доказательство факта использования программы требует специальных знаний, и доказать такой факт истцу самостоятельно затруднительно. В рамках уголовного дела чаще всего проводится компьютерно-техническая экспертиза, которая ложится основанием для уголовного преследования, а также является доказательством по гражданскому иску. Административная ответственность за нарушения авторских прав установлена ст. 7.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. В марте 2009 года на выборах главы администрации города Смоленска в судебном порядке был снят с предвыборной борьбы один из кандидатов. Причина – использование в предвыборной агитации материалов, произведенных с нарушением авторских и смежных прав, а именно: фирма, изготавливающая агитационные материалы, использовала нелицензионное программное обеспечение. Регистрация кандидата была отменена, а в отношении фирмы, изготовившей агитматериалы, было возбуждено административное дело. После исследования жёсткого диска компьютера и проведения экспертизы факт незаконного использования был доказан. Стоит отметить, что административная ответственность за нарушение авторских прав применяется не столь широко, как этого требует ситуация с контрафактной продукцией на рынке. Вызвано это целым рядом причин, одна из которых, на мой взгляд, чрезмерная «мягкость» наказания. Уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав предусмотрена ч. 2, 3 ст. 146 Уголовного кодекса РФ. Ответственность за незаконное использование программ для ЭВМ варьируется от штрафа в размере до двухсот тысяч рублей до лишения свободы на срок до шести лет. Самым громким примером последнего времени является привлечение к уголовной ответственности директора средней школы села Сепычево Пермского края Александра Поносова, имя которого стало нарицательным, а уголовное дело всколыхнуло общественное мнение. Практика уголовных дел по данным преступлениям достаточно обширна (в том числе и в Смоленской области), однако один из основных вопросов, возникающих у правоприменителей, таков: какое физическое лицо или группа лиц несут уголовную ответственность и отвечает ли руководитель организации за использование нелицензионных программ?

Факт наличия программы на жёстком диске компьютера или работа с нелицензионным программным обеспечением не является использованием программы, а использованием программы является установка её на ЭВМ. Соответственно, уголовной ответственности подлежит то лицо, которое осуществило установку программы на ЭВМ с нарушением гражданского законодательства. Субъектом преступления является тот работник, который осуществил установку (инсталляцию) программы, а руководитель организации может быть привлечен к уголовной ответственности как соучастник, если установка нелицензионной программы совершалась по его указанию или с его ведома, однако доказать такое соучастие крайне сложно. Таким образом, использование нелицензионных программ влечёт за собой административную и даже уголовную ответственность и к тому же не лишает правообладателей возможности заявлять гражданские иски.

Источник: http://www.gorodnews.ru/portfel/item.php?id=444

“Сидеть-то потом неохота”, или заметка про ответсвенность за нелицензионное ПОilipinOctober 13th, 2010По роду служебной деятельности занимаюсь также лицензиями на программное обеспечение. Нужно пояснить, что в компании все (ну или почти все, ибо полностью выполнить требования правообладателей не выбросив компьютеры невозможно, об этом можно написать отдельно 😉 ) программы лицензированы, с левым ПО боремся по мере сил и возможностей. Софт приобретается, для этого заранее планируются бюждети и проводится куча прочей организационно-оформительской работы. И вот на сию тему приходит письмо из деревни от коллеги коллеги, без слез которое дочитать не смог.

Письмо:Subject: Лицензия.ЗдравствуйтеПомогите пожалуйста с вопросом, С. посоветовал к вам.

У нас есть сервер под виндавсам.Его держим только ради спецпрограммы для скуда (охрана). ОС – сервер2003. Дистрибутивов нет, лицензию (номер) утеряли, пришлось выцарапать хакерской программой.

Для обновления и восстановления (система глючит, тормозит, теряет память) мне начальство предлагает воспользоваться изошниками с инета. Как мне действовать, кажется все это несерьезным, сидеть-то потом неохота.

Как восстановить лицензию и нужно ли иметь дистрибутивы?

 –С уважением,Андрей

ведущий администратор

г. Н.В обиду, коллегу, конечно, не дали, проинструктировали. Что делать с непонятным сервером пока решаем, возможно, на нем вообще Windows Server не нужно использовать.Но показательно вот что: ни рядовые ИТшники, ни их руководители, как правило не знают за что, как и кого можно привлечь к уголовной ответственности за подобного рода правонарушения. Однако, бояться (не без оснований, нужно заметить), что их могут привлечь можно за установку программы если нет лицензии на нее. Попробуем разобраться в ситуации “посадят ли за установку пиратской программы”, и ответить на главный вопрос: что делать простому ИТ специалисту?
Сначала обратимся к документации законодательству (RTFM!). Как написано в п.2 статьи 146 УК РФ ответственность возникает за незаконное использование программы, а вовсе не за установку (вообще-то установка – тоже использование, но доказать сей факт можно только поймав за руку, что весьма сложно). Использование же программы, в данном случае операционной системы Windows Server, без лицензии, без сублицензионного договора, бухгалтерских документов, подтверждающих факт законного владения неисключительными правами на программу для ЭВМ (а также введенных ключей и выполнения прочих требований правообладателя в соответсвии с лицензионным соглашением), конечно, является нарушением авторских прав, преследуется по закону (теоретически и в некоторых случаях – практически), однако само по себе не приведет к “посадке” кого либо, ибо стоимость прав на одну программу Windows Server (версии Standard в данном случае, я узнавал) значительно ниже порога 50 т.р., т.е. здесь к административной и/или гражданско-правовой ответственности смогут (и это вряд ли) привлечь только юр. лицо.Что же может быть, если окажется, что стоимость прав на программы без лицензии окажется более 50 т.р.? Тогда к ответсвенности будут привлекать лицо, ответственное за использование программы. Как правило такого зиц-председателя, с вменной обязанностью отвечать за использование только лицензионных программ в организации не находится. Кого будем привлекать? Конечно же руководителя юр. лица, ответственного за все! При наличии доказательной базы (изъятого компьютера/сервера с программой, экспертизой установленных программ на нем, отстутсвием лицензий у организации) весьма просто. Возможен вариант привлечения и непостредственных установщиков и прочих администраторов, но это сложнее, и доказательную базу в этом случае придется собирать на основе показаний свидетелей. Проще будет привлечь этих лиц как свидетелей, припугнув что при отказе давать показания будете на скамье подсудимых. Итого: проще привлечь директора, и это быстрее и эффективнее (есть еще и коррупционный момент – у директора обычно больше средств, нежели у простого специалиста).Практический вывод: об ответственности за незаконное использование программ простым ИТ специалистам беспокоиться нужно, однако не столь сильно, сколько руководителю. Специалисту, если вдруг случилось использовать программу, особенно дорогостоящую, без лицензии, лучше об этом в не распространяться, и в случае чего, все отрицать. Доказать его вину будет весьма сложно (но не не возможно, не стоит радоваться раньше времени). Всегда быть готовым проверить свое компьютерное хозяйство на отсутсвие нежелательных программ.

Руководству можно только посочувствовать рекомендовать приобретать лицензии на все программы и регулярно следить чтобы ничего лишнего не появлялось на компьютерах сотрудников и серверах.

Плюс держать подтверждающие факт приобретения лицензий документы в порядке. Еще рекомендуется путем заключения доп.

соглашения к трудовому договору переложить ответственность на сотрудников за установку и использование неразрешенных работодателем программ на рабочих компьютерах. 

Источник: https://ilipin.livejournal.com/23365.html

Презумпция виновности: как Microsoft выиграл затяжную битву о использовании нелицензионного софта

Как доказать факт использования нелицензионного ПО?

В июне 2019 года завершился судебный процесс между корпорацией Microsoft и ПАО «Житомиргаз». В рамках этого процесса стороны успели побывать в рамках уголовного производства, а затем прошли все три инстанции в рамках хозяйственного спора. В итоге, IT-компания все же добилась своего.

Бэкграунд

Украина уже не один год находится среди стран, где чаще всего нарушаются авторские права (согласно The Special 301 Report составляемый Офисом торгового представителя США). Использование пиратского программного обеспечения уже давно вошло в привычку у большинства украинцев. И даже государственные органы и предприятия не являются исключениями.

При этом Украина занимает второе место в Восточной Европе по количеству разработчиков программного обеспечения и первое место в мире по количеству разработчиков на 1 тыс. жителей.

Офис Microsoft открыт в Украине в 2003 году. Каждый год американская компания принимает участие в большом количестве судебных дел по взысканию компенсации за использование нелицензионных продуктов Microsoft.

Так, по данным BSA Global Software, 80% программного обеспечения в Украине — пиратское. Годовые потери правообладателей эксперты оценили в $108 млн.

По оценкам Microsoft, потери корпорации за нелицензионный софт в Украине уже превысили $2 млрд.

ПАО «Житомиргаз» — предприятие, занимающееся распределением, транспортировкой и поставкой газа в большинстве районов и городов областного значения Житомирской области. На 100% принадлежит Государственному комитету нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности.

История спора

Дела по нарушению авторских прав в Украине почти всегда инициируются правообладателем. Для этого необходимо обратиться в правоохранительные органы с заявлением о нарушении авторских прав.

После этого полиция открывает уголовное производство, получает решение следственного судьи на проведение обыска, проводит обыск во время которого изымается компьютерная техника и другое оборудование, которая передается на экспертизу.

В апреле 2014 года сотрудниками полиции был проведен обыск в офисе Житомиргаза. В ходе него была обнаружена компьютерная техника, на которой воспроизведены копии программного обеспечения от Microsoft, а также были исследованы интерфейс указанного программного обеспечения.

Эксперт по компьютерно-технической экспертизе установил факт установки контрафактных экземпляров различных компьютерных программ корпорации Microsoft.

На всех 78 осмотренных компьютерах отсутствовали сертификаты подлинности, которые являются основным признаком того, что установленная на компьютере копия программы является лицензионной.

Кроме того, свидетели — работники Житомиргаза, — дали показания о факте использования нелицензионного программного обеспечения на предприятии.

Впрочем, в свою защиту Житомиргаз предоставил документы на покупку данных компьютеров у поставщика. В соответствии с ними, техника покупалась с установленным лицензионным программным обеспечением.

В конце 2014 года криминальная производство было закрыто в связи с отсутствием в деянии состава уголовного преступления, предусмотренного ст.176 Уголовного кодекса Украины «Нарушение авторского права и смежных прав».

Таким образом, ни одного окончательного решения (процессуального документа) в пределах указанного уголовного производства не принято.

В апреле 2017 года, на грани истечения срока исковой давности, Microsoft инициирует иск в хозяйственный суд, таким образом, переквалифицировав дело, пытаясь получить компенсацию в рамках хозяйственного процесса.

Заявленная сумма компенсации за нарушение авторского права корпорации «Майкрософт» — 32 тыс. грн. В качестве доказательств были предоставлены материалы по уже закрытом уголовном производству.

В соответствии с Законом Украины «Об авторском праве и смежных правах», компенсация правообладателю за нарушение авторских прав может составлять от 10 до 50 000 минимальных заработных плат (от 41,7 тыс. до 208,65 млн грн. по состоянию на сегодня). 32 тыс. грн. — это 10 размеров минимальных заработных плат в 2017 году.

Впоследствии Microsoft увеличил свои исковые требования до 459 939,83 грн. — юристы Microsoft взяли за основу 72 минимальные заработные платы за каждый отдельный факт нарушения и умножили это на 2 (количество нарушений, а именно использование нелицензионных экземпляров программ Microsoft Windows 7 и Microsoft Office 2010).

Суд первой инстанции вынес решение в пользу ПАО «Житомиргаз», не приняв как надлежащие обстоятельства установлены в ходе уголовного производства.

Американская компания подала апелляцию, которую тоже проиграла.

Уже в 2018 году Кассационный суд передает дело на повторное слушание в суд первой инстанции, решив, что суды не оценили в совокупности представленные истцом доказательства и не установили обстоятельства использования ответчиком на компьютерах экземпляров компьютерных программ.

Во время повторного рассмотрения дела в суде первой инстанции, юристы Microsoft увеличили сумму исковых требований до 521 220 грн (10 размеров минимальных заработных плат, которая уже выросла до 3723 грн, и умножили это на 14 — количество самостоятельных фактов нарушения). По мнению Microsoft, протокол обыска от 2014 года позволяет точно подтвердить именно 14 фактов нарушения авторских прав.

Хозяйственный суд первой инстанции вновь принял сторону ПАО «Житомиргаз», уже приняв во внимание протоколы обыска однако указав на то, что в протоколе указано о предположении, а не истинном определении факта контрафактности программного обеспечения.

Апелляционный суд решил удовлетворить иск IT-компании частично.

Суд признал факт нарушения авторских прав, подчеркнув, что в делах о нарушении авторских прав действует презумпция виновности — именно на ответчика ложится бремя доказывания факта законности использования объектов авторских прав.

Так, полицией просто была зафиксирована информация и оперативные данные о признаках контрафактности, а вот обязанность доказывания и подтверждения именно соответствующими доказательствами по использования или неиспользования таких компьютерных программ возлагается на ответчика. И ответчик не предоставил надлежащих доказательств использования лицензионных программ, а именно сертификатов подлинности.

Таким образом, продолжив рассмотрение дела в рамках хозяйственного процесса, Microsoft сумел изменить действие презумпции невиновности, которое действует в уголовном процессе, на презумпцию виновности в отношении нарушения авторских прав. И так как юристы ПАО «Житомиргаз» не обжаловали действительность протокола и фактов приведенных в них, уже ответчик оказался в ситуации необходимости доказывать факт надлежащего использования софта.

Счета — фактуры и расходные накладные, которые предоставил ответчик как доказательство покупки компьютеров, могут служить лишь доказательством покупки материального объекта, а не объекта интеллектуальной собственности.

Суд подчеркнул, что пользователи программного обеспечения должны сохранять договоры купли-продажи товаров, бланки-заказы, накладные и документы, подтверждающие оплату приобретенных программных продуктов, а не компьютеров.

Однако, установив факт «пиратского» софта, апелляционный суд изменил размер компенсации — за основу судьи приняли размер прожиточного минимума (1762 грн) а не минимальную зарплату (3723 грн). После перерасчета сумма компенсации уменьшилась с 521 220 до 246 680 грн. Дополнительно ответчик должен Microsoft 19367 грн судебных сборов.

Кассационный суд подтвердил выводы апелляционного суда.

Выводы

Позиция Верховного суда предоставляет владельцам компьютерных программ дополнительные возможности защиты — даже если в рамках уголовного производства владелец не смог доказать факт нелицензионного использования своего софта и не был вынесен приговор суда по уголовному делу, имеющиеся доказательства можно использовать в рамках хозяйственного дела.

1. Факт легальной покупки компьютерной техники не является автоматическим подтверждением легальности установленного программного обеспечения.

2. Обязанность доказывания легальности установленного софта лежит на пользователе (ответчике).

3. Факты, установленные в рамках уголовного производства, могут использоваться в качестве доказательной базы в рамках рассмотрения хозяйственного спора.

Учитывая, что после начала повторного слушания дела, на рассмотрение в трех инстанциях ушло меньше года — дело того стоит для истца. А после начала работы в Украине специализированного IP-суда, ожидаю, что такие дела будут занимать гораздо меньше времени.

Иван Никитченко, CEO Crane IP Law Firm

Источник: https://craneip.com/ru/prezumpcziya-vinovnosti-kak-microsoft-vyigral-zatyazhnuyu-bitvu-o-ispolzovanii-neliczenzionnogo-softa/

Ответственность за использование нелицензионного програмного обеспечения « Журнал «Благотворительность в России»

Как доказать факт использования нелицензионного ПО?

Российское законодательство не делает различий в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица.

То есть, организация (и/или ее руководитель) независимо от того, является ли она коммерческой или некоммерческой, будет нести административную, гражданско-правовую или уголовную ответственность за несоблюдение законов.


Как свидетельствует судебная практика, по общему правилу ответственность за использование нелицензионного программного обеспечения (ПО) лежит на генеральном директоре (или управляющей организации) общества в силу того, что именно эти органы принимают решения о выделении денежных средств на покупку ПО. Однако возможна ситуация возложения ответственности за использование нелицензионного ПО на системного администратора (вследствие ненадлежащего исполнения возложенных на него трудовых обязанностей , которое повлекло нарушение норм действующего законодательства).

Административная ответственность

Кодекс об административных правонарушениях предусматривает ответственность за продажу, сдачу в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений в целях извлечения дохода в случаях, если такие экземпляры являются контрафактными, либо на них указана ложная информация об изготовителях, местах производства, об обладателях авторских или смежных прав.

Вышеуказанные действия влекут наложение штрафа с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и «иных орудий совершения правонарушения» (ст. 7.12 Кодекса об административных нарушения от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ.

Вынесенные судебные решения позволяют сделать некоторые выводы об особенностях применения административной ответственности на практике.

Так, в решении Ульяновского областного суда от 13 марта 2007 г.

по делу об использовании нелицензионного ПО в деятельности товарищества собственников жилья (ТСЖ) суд указал, что «для того чтобы сделать вывод о наличии (отсутствии) в действиях Н***. состава административного правонарушения по ч. 1 ст. 7.

12 КоАП РФ, должен быть доказан не только факт умышленного использования контрафактного ПО, но и при этом правонарушителем должна преследоваться цель — извлечение дохода».

Суд указал также, что ТСЖ по закону относится к некоммерческим организациям, следовательно, факт извлечения доходов от использования нелицензионного ПО подлежит доказыванию. Так как доказательства в суд не были представлены, производство по делу было прекращено.

Следует отметить, что на практике компьютеры часто возвращаются их владельцам и конфискация не применяется, однако абсолютно исключить такой риск нельзя.

Например, в решении одного из областных судов было указано, что поскольку «под воспроизведением произведения» понимается, в том числе, и запись произведения в память ЭВМ, следовательно, конфискации подлежат материалы и оборудование, используемые для записи программ в память ЭВМ.

В результате суд постановил помимо наложения штрафа конфисковать оборудование, а именно девятнадцать жестких дисков.

Наиболее часто применяется удаление нелицензионного ПО с жесткого диска правонарушителя без конфискации. Такое решение, в частности, принял Заволжский районный суд 22 мая 2002 года: помимо штрафа применена санкция в виде уничтожения ПО из памяти жесткого диска.

Гражданско-правовая ответственность

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору (ст. 1301 Гражданского кодекса РФ):

  • возмещения убытков (в этом случае правообладатель должен предоставить расчет причиненных убытков; как правило, суды полностью удовлетворяют требования пострадавших правообладателей), либо
  • выплаты компенсации, определяемой по усмотрению суда, в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей либо в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. Компенсация выплачивается независимо от наличия или отсутствия убытков.

Уголовная ответственность

Уголовным кодексом РФ (УК РФ), ч. 2 ст. 146 установлена уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторского права. Использование нелицензированного ПО подпадает под действие данной статьи. Последствиями незаконного использования объектов авторского права являются:

  • штраф в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев,
  • либо обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов,
  • либо лишение свободы на срок до двух лет.

Если стоимость прав на использование ПО превышает 50 000 рублей, нарушения, предусмотренные данной статьей, признаются совершенными в крупном размере (250 000 рублей — в особо крупном размере) и наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 500 000 рублей.

Обязательным условием применения данной статьи УК будет являться наличие умысла, который доказывается путем направления в организацию-нарушитель писем о недопустимости использования нелицензионного ПО и предупреждения об установленной законом уголовной ответственности.

На практике уголовная ответственность часто выражается в форме штрафа. Даже если размер ущерба значителен, а организация лишь использовала нелицензионное ПО, суды пока придерживались либеральной позиции, и самая жесткая мера наказания подразумевала условное лишение свободы.

Основания и порядок проведения правоохранительными органами мероприятий по установлению фактов незаконного использования нелицензионного ПО

Органами, уполномоченными на проведение проверок финансовой, хозяйственной и торговой деятельности юридических лиц, являются оперативные подразделения Министерства внутренних дел РФ в сфере борьбы с экономическими преступлениями (Департамент экономической безопасности), отдел по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке (ОБППР) и отдел «К» или отдел «Р» (в зависимости от региона название и принадлежность к тому или иному правоохранительному органу будет различаться).

Основанием для проведения проверок служит наличие данных о влекущем уголовную или административную ответственность нарушении законодательства.

В качестве таких данных может служить обращение компании-правообладателя ПО либо агентства по защите, представляющего интересы правообладателей и распространителей программ ЭВМ.

Однако следует иметь в виду, что ревизия ПО может происходить и по иным основаниям, в частности, связанным с хозяйственной деятельностью организации.

Меры по минимизации риска привлечения к ответственности за использование нелицензионн ого ПО

  • Некоторые компании–правообладатели ПО предоставляют НКО значительные скидки и льготные условия при покупке лицензионного ПО. Ярким примером является корпорация «Майкрософт». Так, в марте 2009 года стартовала программа технологической поддержки некоммерческих неправительственных организаций «инфоДонор» (подробнее о программе на сайте www.infodonor.ru и во втором номере журнала «Благотворительность в России»).
  • Многие компании-правообладатели перед инициированием проверок присылают письма с просьбой приобрести лицензии на их программы. Письма могут направляться и органами внутренних дел.
  • Их главной целью будет являться доказывание умысла при использовании нелицензионного ПО, что позволит привлечь должностных лиц к уголовной ответственности. Получение такого письма является первым сигналом к возможной проверке. В такой ситуации будет благоразумно инициировать переговоры о приобретении лицензии и удалить все нелицензионные программы с компьютеров организации. Необходимо помнить, что переговоры с правообладателем не означают того, что проверка не состоится.
  • Сотрудники организации не должны самостоятельно устанавливать программы и переносить файлы, сомнительные с точки зрения законности их использования, на компьютеры организации. Это также будет являться основанием для привлечения организации к ответственности при проведении проверок. Целесообразно указать такой запрет в правилах внутреннего трудового распорядка и (или)  включить в тексты трудовых договоров.
  • Альтернативой использования лицензионного ПО является установка так называемых открытых программ (freeware), которые обращаются на основании открытой лицензии, не требующей оплаты.Открытая лицензия дает пользователю право запускать, изучать, распространять и улучшать определенную программу. Соответственно, использование такого ПО освобождает пользователя от предоставления документов, удостоверяющих соблюдение лицензионного законодательства.

Необходимо также принимать во внимание, что свободное ПО может использоваться наряду с лицензионным. Например, имея лицензионное ПО определенного производителя, можно использовать программу, которая находится в свободном доступе в Интернете и служит свободной альтернативой лицензионнной программе.

Редакция благодарит Центр координации юридической помощи pro bono Института «Право общественных интересов» (PILI) за предоставленные материалы

Подготовлено международной юридической фирмой «Уайт энд Кейс ЛЛК» (White & Case LLC)

№ 3 / 2009
Ответственность за использование нелицензионного программного обеспечения

  • скачать в формате PDF
  • скачать в формате Word

Источник: http://rusblago.ru/all-articles/otvetstvennost-za-ispolzovanie-nelicenzionnogo-programnogo-obespecheniya/

Хранение нелицензионного ПО на корпоративных компьютерах: новая судебная практика

Как доказать факт использования нелицензионного ПО?

Андрей Кузьмин
Адвокатское бюро «Титов, Кузьмин и партнеры»

До Верховного суда дошло дело, в котором корпорация «Майкрософт» требовала с компании компенсацию за использование пиратских программ.

При этом компьютеры, на которых было установлено нелицензионное программное обеспечение, просто хранились в офисе компании и она ими никогда не пользовалась.

Чем завершилось это дело и чем еще может грозить нелегальное программное обеспечение, установленное на компьютерах компании, читайте в этом посте.

Использование нелицензионных компьютерных программ является нарушением авторских прав. В этом случае правообладатель вправе потребовать убытки или компенсацию в размере от 10 тыс. до 5 млн рублей (по усмотрению суда) либо в двойном размере стоимости программ.

Но на днях Верховный суд рассмотрел дело, в котором ситуация осложнялась тем, что не было доказательств фактического использования нелегального программного обеспечения: программы были обнаружены на компьютерах, которые, по заявлению компании, просто хранились в офисе и которыми ее сотрудники не пользовались.

Поэтому встал вопрос: является ли хранение нелицензионных программ на компьютерах нарушением авторских прав (Определение от 08.06.2016 № 308-ЭС14-1400 по делу № А20-2391/2013). Но обо всем по порядку.

Итак, в офис небольшого турагентства в г. Нальчик наведались сотрудники ОБЭП. После осмотра помещения они изъяли три системных блока, на которых были установлены нелицензионные программы корпорации «Майкрософт». Было возбуждено уголовное дело по ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав). Затем информация об этом попала в саму корпорацию «Майкрософт».

Она подала иск о взыскании с турагентства компенсации на 134 тыс. рублей за нарушение ее авторских прав (компенсация рассчитывалась исходя из двойной стоимости программ). Сначала суды удовлетворили иск. Все-таки программы были установлены на компьютерах, которые находились в офисе турагентства, а значит, оно не могло не пользоваться ими.

Но кассация отменила их решения.

При новом рассмотрении дела суды отказали корпорации «Майкрософт» в иске. Они посчитали, что компания просто хранила нелегальные программы на компьютерах, а такое хранение не является использованием. При этом взыскать компенсацию можно только за незаконное использование, но не за хранение.

Других доказательств того, что турагентство пользовалось нелицензионными программами, не было.

Напротив, компания представила доказательства, что компьютеры не числятся на ее балансе, а на самих изъятых компьютерах не было обнаружено ни одного файла, документа или бухгалтерской программы, которые бы свидетельствовали о том, что данные компьютеры использовались турагентством в его хозяйственной деятельности.

Дело прошло два круга рассмотрения в трех инстанциях (на последнем круге в иске было отказано), а затем оно попало в Верховный суд, который отменил предыдущие судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение (в том числе из-за того, что не были подтверждены полномочия представителя корпорации как иностранной компании). Несмотря на то, что Верховный суд не вынес окончательное решение и отправил дело рассматриваться заново, все его выводы свидетельствуют о том, что в части взыскания компенсации он встал на сторону корпорации «Майкрософт». Суд указал, что сохранение программы в память компьютера (то есть установка) и хранение в памяти влекут воспроизведение программы, а значит, и ее использование, что является нарушением авторских прав. При этом корпорация «Майкрософт» не обязана доказывать неправомерное использование. Наоборот, это турагентство должно было доказать, что правомерно владело программным обеспечением.

Таким образом, Верховный суд разрешил правообладателям компьютерных программ взыскивать компенсацию или убытки с компаний, если на компьютерах, которые хранятся в их офисах, установлены «пиратские» программы. Причем даже если нет доказательств, что компания фактически пользовалась этими программами.

Эту позицию теперь обязаны применять и другие суды.

Отметим, что также за хранение на компьютерах нелицензионных программ должностным лицам компании (например, генеральному директору или иному сотруднику, ответственному за установку программного обеспечения) может грозить уголовная ответственность по ч. 2 ст. 146 УК РФ. Если стоимость программ составляет более 100 тыс. рублей, то считается, что преступление совершено в крупном размере. За него предусмотрены следующие виды наказаний:

  • штраф в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо
  • обязательные работы на срок до 480 часов, либо
  • исправительные работы на срок до 2 лет, либо
  • принудительные работы на срок до 2 лет, либо
  • лишение свободы на срок до 2 лет.

А если программное обеспечение стоило более 1 млн рублей, то преступление считается совершенным в особо крупном размере. В этом случае грозит более серьезное наказание – вплоть до лишения свободы до 6 лет со штрафом.

Кстати не стоит думать, что если компания совсем небольшая, то вряд ли придется столкнуться с такой проблемой.

На самом деле в любой офис могут прийти сотрудники Управления экономической безопасности (как правило, по чьей-то наводке, чаще всего – конкурентов), которые вправе зафиксировать факт наличия нелицензионного программного обеспечения на компьютерах. В этом случае компьютеры изымут для проведения экспертизы.

Если же программное обеспечение стоит менее 100 тыс. рублей, то возможно привлечение у административной ответственности (ст. 7.12 КоАП РФ): для граждан штраф составит от 1500 до 2000 рублей с конфискацией системных блоков, для должностных лиц — от 10 000 до 20 000 рублей с конфискацией, для компаний – от 30 000 до 40 000 рублей с конфискацией.

Источник: http://112buh.com/novosti/2016/khranenie-nelitsenzionnogo-po-na-korporativnykh-komp-iuterakh-novaia-sudebnaia-praktika/

Нелицензионное ПО: риски и ответственность

Как доказать факт использования нелицензионного ПО?

Почему опасно допускать использование нелицензионного программного обеспечения в организации? Есть как минимум две причины, которые доказывают, что экономия на покупке лицензий обойдется куда дороже.

Во-первых, нелицензионное программное обеспечение может работать с перебоями, стать причиной вирусного заражения устройств организации, открыть доступ к конфиденциальным данным создателям нелицензионного ПО.

Во-вторых, если при проверке в организации будет установлен факт использования контрафактных программ, к организации и ответственным сотрудникам будут применены серьезные меры.

Незаконным считается:

  • ввоз;
  • продажа;
  • сдача в прокат;
  • иное использование программного обеспечения в целях извлечения дохода, в случаях, если:
  • экземпляры программ являются контрафактными (использование которых осуществляется с нарушением исключительного права собственника программного обеспечения);
  • указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях прав на них.

Как проводится проверка

Проверка, как правило, осуществляется в отношении всех компьютеров организации. Компьютеры последовательно осматриваются проверяющими, которые проверяют, какие программы на них записаны, и запрашивают документы, подтверждающие легальность использования этих программ.

Если организация не может предоставить документы и/или иным образом подтвердить наличие лицензий на программное обеспечение, компьютеры изымаются для проведения исследования.

Уже по результатам подготовки материалов к перечисленным выше мероприятиям и проведенного исследования следственными органами решается вопрос о привлечении ответственного сотрудника организации к ответственности за нарушение авторских прав на программы для ЭВМ.

Все это время компьютеры и записанную на них информацию использовать нельзя: следовательно, работа в организации останавливается.

Какая ответственность грозит за обнаружение нелицензионного ПО

Если установлен факт использования нелицензионного программного обеспечения, то мера ответственности будет зависеть от вида нарушения, объема нарушенных прав и размера причиненного вреда.

Стоимость экземпляров программного обеспечения либо стоимость прав на его использование не превышает 50 000 руб. – административная ответственность по п. 1 ст. 7.12 КоАП РФ.

  1. Конфискация экземпляров нелицензионного программного обеспечения.
  2. Конфискация материалов и оборудования для воспроизведения нелицензионного программного обеспечения.

    При этом конфискованные носители программного обеспечения могут быть переданы собственнику программного обеспечения по его просьбе (ч. 3 ст.

    32 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

  3. Наложения административного штрафа:
    • на граждан – от 1 500 до 2 000 рублей;
    • на должностных лиц – от 10 000 до 20 000 рублей;
    • на юридических лиц – от 30 000 до 40 000 рублей.

      Штраф может быть наложен одновременно и на работника, и на организацию.

Стоимость экземпляров программного обеспечения либо стоимость прав на его использование превышает 50 000 руб. – уголовная ответственность по ст. 146, 272 и 273 УК РФ.

  1. Конфискация носителей ПО для проведения исследования; после возбуждения уголовного дела материальные носители хранятся при уголовном деле как вещественные доказательства вплоть до вынесения приговора.
  2. Наложение штрафа в размере до 200 000 руб.

    или в размере заработной платы или иного дохода за период до 18 месяцев.

    • Либо обязательные работы на срок от 180 до 240 часов.
    • Либо лишение свободы на срок до двух лет.

Если установлено, что преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, или стоимость экземпляров программного обеспечения либо стоимость прав на его использование превышает 250 000 руб., меры наказания будут строже:

Лишение свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 500 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода за период до трех лет либо без такового.

Судебная практика показывает, что ответственность за использование нелицензионного ПО лежит на генеральном директоре (или управляющем) организации, так как именно они принимают решения о выделении денежных средств на покупку программного обеспечения. Также ответственность может быть возложена на системного администратора вследствие того, что он ненадлежащим образом исполнил возложенные на него трудовые обязанности.

Как не стать нарушителем в области использования нелицензионного ПО

  • Убедитесь, что количество автоматизированных рабочих мест (пользовательских компьютеров) с установленными программами соответствует количеству мест, оговоренных в лицензионном соглашении. Внимательно изучите лицензионное соглашение на программу: как правило, допускается установка лишь одной копии программы на один компьютер.
  • Регулярно проводите инвентаризацию компьютерного оборудования и программного обеспечения.

    В ходе инвентаризации необходимо оценить потребность в программных продуктах (учтите все филиалы и подразделения). Только результаты подробной инвентаризации позволять определить необходимость закупки программного обеспечения.

  • Разработайте регламентирующие документы, которые позволят контролировать состояние ПО в организации.

Для этого нужно составить:

  • план по стандартизации, использованию, приобретению и контролю программного обеспечения в организации;
  • план по управлению лицензиями на предприятии, включающий в себя анализ потребностей в ПО;
  • процесс обучения персонала правилам использования ПО;
  • план по снижению затрат на техническую поддержку;
  • график регулярной инвентаризации.

Что в результате?

Даже если стоимость лицензионного программного обеспечения кажется высокой, последствия использования нелицензионного ПО обходятся куда дороже.

Обратите внимание, что при покупке лицензий можно получить ряд преимуществ.

Во-первых, нет риска получить штраф и остаться без материальных носителей ПО (что приведет к простою).

Во-вторых, доступная техническая поддержка, которая обычно входит в условия лицензионного договора, бесплатно устраняет сбои в работе программ и консультирует по вопросам его использования.

В-третьих, для образовательных и государственных учреждений у многих официальных поставщиков действуют специальные программы лицензирования, которые позволяют значительно сократить расходы на приобретение и продление лицензий.

Выбор за вами. Если у вас возникли вопросы об использовании лицензионного программного обеспечения, обращайтесь по телефону: (863) 300-10-01.

Источник: http://cr-obr.ru/news/39753/

Округ закона
Добавить комментарий