Как доказать в деле о ДТП, что мотоблок не является источником повышенной опасности?

Верховный Суд обязал невиновного в ДТП водителя возместить моральный вред | БІЗНЕС

Как доказать в деле о ДТП, что мотоблок не является источником повышенной опасности?

Около 23:00 на автодороге Стрый – Черновцы водитель, управляя автомобилем «БМВ-316», на своей полосе движения совершил наезд на пешехода, который после этого упал на полосу встречного движения, под автомобиль марки «Кіа Rio». От полученных телесных повреждений пешеход, который был в состоянии сильного алкогольного опьянения и переходил дорогу в неположенном месте без опознавательных знаков в темное время суток, скончался на месте.

Водитель «БМВ-316» добровольно возместил потерпевшей материальный вред в размере 17 000 гривен, которые были потрачены на погребение мужа и установки памятника. Водитель «Кіа Rio» материальной помощи не оказывал. Жена погибшего обратилась в суд с требованием возместить моральный вред в размере 4 608 000 грн.

Решением районного суда, оставленным без изменений постановлением Апелляционного суда Ивано-Франковской области, иск удовлетворен частично. Взыскано с водителей в солидарном порядке в пользу жены погибшего 50 000 грн в счет возмещения морального вреда, а уголовное дело было закрыто из-за отсутствия состава преступления.

Полный текст постановления Верховного Суда по делу №352/342/17,вы можете найти в системе анализа судебных решений VERDICTUM. Получить тестовый доступ в VERDICTUM можно по ссылке.

Почему водители не понесли уголовной ответственности?

Согласно позиции Верховного Суда водители автомобилей «БМВ-316» и «Kia Rio» не имели технической возможности предотвратить данное ДТП путем применения своевременного экстренного торможения с момента возникновения безопасности для движения.

Причиной наступления данного ДТП стали такие обстоятельства, при которых пешеход, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения и будучи одетым в темную одежду, как участник дорожного движения, не выделил себя на дороге для своевременного выявления другими участниками дорожного движения, переходил проезжую часть в неположенном месте, не убедившись в отсутствии опасности для себя и других участников дорожного движения, чем нарушил требования п. 4.4; 4.7; 4.8; 4.14 ПДД, оказался в поле зрения водителя «БМВ-316», на таком расстоянии до автомобиля, водитель уже не мог предотвратить ДТП.

Суды трех инстанций согласились в том, что в действиях водителей автомобиля «БМВ-316» и «Kia Rio» нет нарушений ПДД, которые способствовали возникновению ДТП и они не имели технической возможности предупредить ДТП до момента наступления опасности для движения, поэтому состав преступления, предусмотренный частью второй ст. 286 УК, в действиях обоих водителей отсутствует.

Возмещение морального вреда

1. Верховный Суд ссылается на положения ч. 2 ст. 1167 ГК, которая определяет, что моральный вред возмещается независимо от вины, если он причинен увечьем, другим повреждением здоровья или смертью физического лица вследствие действия источника повышенной опасности.

2. Использование транспортных средств является источником повышенной опасности.

Вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещается лицом, которое на соответствующем правовом основании (право собственности, иное вещное право, договор подряда, аренды и т.п.

) владеет транспортным средством, механизмом, другим объектом, использование, хранение или содержание которого создает повышенную опасность.

3. Если из-за грубой неосторожности потерпевшего возник или увеличился вред, то в зависимости от степени вины потерпевшего (а в случае вины лица, причинившего вред, – также в зависимости от степени его вины), размер возмещения уменьшается (часть вторая ст. 1193 ГК) .

Верховный Суд согласился с мнением суда первой инстанции о том, что водители «БМВ-316» и «Kia Rio» как лица, которые руководили источниками повышенной опасности, должны нести ответственность за моральный вред, причиненный такими источником, независимо от наличия их вины, но при этом суды отмечают: в том, что погибший пренебрег правилами дорожного движения, находился в нетрезвом состоянии, вины водителей нет. Несмотря на то, что размер денежного возмещения морального вреда определяется судом, учитывая требования разумности и справедливости, сумма 4 608 000 грн является завышенной, требования жены пешехода не подлежат удовлетворению. Суд кассационной инстанции оставил решение суда апелляционной инстанции без изменений, то есть – возмещение морального вреда обоими водителями в солидарном порядке 50 000 грн.

Источник: https://biz.ligazakon.net/news/190673_verkhovnyy-sud-obyazal-nevinovnogo-v-dtp-voditelya-vozmestit-moralnyy-vred

ВС: Совместная ответственность владельца авто и лица, управляющего им без водительских прав, возможна

Как доказать в деле о ДТП, что мотоблок не является источником повышенной опасности?

Нижестоящие суды взыскали компенсации морального вреда и расходы на погребение погибших в ДТП только с законного владельца, допущенного к управлению автомобилем на основании полиса ОСАГО.

Однако в рамках дела № 82-КГ19-1 Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что необходимо было исследовать обстоятельства, позволяющие привлечь к ответственности и непосредственного причинителя вреда (Определение от 5 августа 2019 г.).

В декабре 2016 г. на автомобильной дороге «Иртыш» Шумихинского района Курганской области произошло ДТП. Автомобилем «Мерседес Бенц Е200» управлял Артем Челноков, который находился в состоянии алкогольного опьянения.

Машина выехала на встречную полосу и столкнулась с ехавшим по своей полосе «Шевроле Круз». На момент происшествия Артем Челноков был лишен права на управление транспортным средством.

В результате ДТП погибли водитель «Шевроле» Сергей Осипов и пассажир Ольга Таран, здоровью пассажира «Мерседеса» Романа Путинцева был причинен тяжкий вред.

В соответствии со страховым полисом ОСАГО, оформленным с октября 2016 г. по октябрь 2017 г., собственником автомобиля, которым в момент ДТП управлял Артем Челноков, являлся Сергей Тараскин, а одним из лиц, допущенных к управлению этим транспортным средством, – пострадавший Роман Путинцев. Сам Челноков не был упомянут в полисе ОСАГО.

В июне 2017 г. Шумихинский районный суд Курганской области признал Артема Челнокова виновным в совершении двух преступлений, связанных с нарушением ПДД и управлением транспортным средством в состоянии опьянения (ч. 6 ст. 264 и ст. 264.1 УК РФ).

Обратившись в суд, изначально родственники погибших потребовали у Артема Челнокова возместить им расходы на погребение близких и компенсировать моральный вред, причиненный его преступлением. Однако позднее они уточнили исковые требования, дополнительно предъявив иски к Роману Путинцеву и Сергею Тараскину.

Обосновывая свои требования, истцы указали, что Сергей Тараскин является собственником автомобиля «Мерседес Бенц Е200», т.е. владельцем источника повышенной опасности.

При этом сведения о законности или незаконности изъятия этого транспортного сведения из владения собственника отсутствуют, поэтому имеются основания для привлечения Тараскина в качестве соответчика.

Относительно требований к Роману Путинцеву истцы пояснили, что в момент ДТП он фактически являлся законным владельцем автомобиля на основании полиса ОСАГО. При этом они сообщили, что Артем Челноков управлял машиной с согласия Путинцева.

Родственники погибшего Сергея Осипова просили взыскать в их пользу компенсацию морального вреда на общую сумму 3 млн руб. и расходы на погребение на сумму чуть более 21 тыс. руб. Родители Ольги Таран оценили свой моральный вред в 2 млн руб. каждый, их расходы на погребение дочери составили чуть более 24 тыс.

В суд также поступило заявление Романа Путинцева, который потребовал у находившегося за рулем Артема Челнокова компенсировать моральный вред. В качестве суммы возмещения он указал 2 млн руб., обосновав наличие физических и нравственных страданий ссылкой на тяжкий вред, причиненный его здоровью в результате ДТП.

Шумихинский районный суд Курганской области частично удовлетворил исковые требования родственников погибших. С Романа Путинцева в пользу матери и детей Сергея Осипова было взыскано по 500 тыс. руб. компенсации морального вреда каждому, а также расходы на погребение в полном объеме.

Родители Ольги Таран получили по 600 тыс. руб. компенсации, а также чуть более 16 тыс. руб. на погребение. В удовлетворении остальной части требований родственников погибших суд отказал.

Роман Путинцев также получил частичное возмещение морального вреда: суд обязал Артема Челнокова выплатить ему 200 тыс. руб.

Частично удовлетворяя требования, первая инстанция исходила из того, что на момент ДТП единственным законным владельцем автомобиля «Мерседес Бенц Е200» на основании страхового полиса ОСАГО являлся именно Роман Путинцев, который был допущен собственником машины к управлению ею. Поэтому, по мнению суда, именно этот гражданин должен был возместить вред, причиненный при ДТП.

Отказывая в удовлетворении исковых требований родственников погибших к водителю Артему Челнокову, Шумихинский районный суд указал, что это лицо находилось за рулем автомобиля без законных оснований, поскольку было лишено права на управление транспортным средством и не было допущено собственником автомобиля к его управлению. Суд также не усмотрел оснований для возложения ответственности по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда на Сергея Тараскина, поскольку отсутствовали доказательства наличия между ним и Путинцевым трудовых либо гражданско-правовых отношений.

При удовлетворении исковых требований Романа Путинцева к Артему Челнокову только в части суд, сославшись на ст. 1064, 1079 ГК, учел степень вины самого потерпевшего в причинении ему вреда.

Как указано в решении, Путинцев передал управление автомобилем находившемуся в состоянии алкогольного опьянения и лишенному права управления лицу, сам он также был пьян и, кроме того, не воспользовался ремнем безопасности.

С выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда, дополнительно высказав суждение об отсутствии допустимых доказательств противоправного завладения автомобилем «Мерседес Бенц Е200» Артемом Челноковым.

Родители Ольги Таран посчитали постановления незаконными и обратились в Верховный Суд. При первом изучении кассационной жалобы судья ВС отказал в ее передаче для рассмотрения. Истцы подали повторную жалобу, изучив которую заместитель председателя ВС пришел к выводу о необходимости ее обсуждения в заседании Судебной коллегии по гражданским делам.

Проанализировав ряд норм о возмещении вреда (ст. 151, 1064, 1100, 1101, 1079 ГК РФ), а также п. 24 Постановления Пленума ВС от 26 января 2010 г.

№ 1, коллегия пришла к выводу, что законный владелец источника повышенной опасности и лицо, завладевшее этим источником повышенной опасности и причинившее вред в результате его действия, несут ответственность в долевом порядке при совокупности нескольких условий.

К ним относится одновременное наличие противоправного завладения источником повышенной опасности лицом, причинившим вред, и вины владельца этого источника в противоправном изъятии.

ВС отметил, что перечень случаев и обстоятельств, при которых непосредственный причинитель вреда противоправно завладел источником повышенной опасности при наличии вины владельца источника повышенной опасности в его противоправном изъятии лицом, причинившим вред, не является исчерпывающим.

Применив системное толкование приведенных выше норм ГК, п. 24 Постановления № 1 и отдельных пунктов ст.

25 Закона о безопасности дорожного движения, Верховный Суд указал, что за причинение вреда при использовании автомобиля гражданином, который не имеет права на управление, владелец машины отвечает совместно с таким гражданином в том случае, если, передавая автомобиль, владелец знал, что указанный гражданин не имеет права на управление данным транспортным средством. При этом доля ответственности каждого определяется в зависимости от степени вины.

Коллегия по гражданским делам подчеркнула, что суды первой и апелляционной инстанций не определили наличие указанных условий для возложения ответственности по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда на водителя Артема Челнокова, являющегося непосредственным виновником ДТП. По мнению ВС, районный и областной суды неправильно определили правоотношения сторон, вследствие чего пришли к неправомерному выводу об отсутствии оснований для возложения ответственности на ответчика Челнокова.

На основании этого Верховный Суд отменил оба акта нижестоящих инстанций, указав, что при новом рассмотрении дела необходимо установить, имелись ли обстоятельства, свидетельствующие о противоправном завладении транспортным средством Артемом Челноковым и о виновном поведении владельца автомобиля Романа Путинцева, передавшего полномочия по его управлению лицу, не имеющему права на управление.

Адвокат АП Московской области, партнер юридической компании КЪЮ-Групп Кирилл Данилов обратил внимание на логическую ошибку, допущенную нижестоящими судами. «Своими действиями Челноков причинил вред как родственникам погибших, так и Путинцеву.

Природа причинения вреда, противоправные действия, причинно-следственная связь являются одинаковыми и для истцов, и для Путинцева. Однако суды первой и апелляционной инстанций взыскали с Челнокова компенсацию морального вреда только в пользу Путинцева, а остальным отказали.

При этом внятной правовой аргументации такого двоякого подхода они не привели», – пояснил адвокат.

По мнению Кирилла Данилова, суды правомерно отказали в удовлетворении требований к собственнику «Мерседеса» Сергею Тараскину.

«Он вписал в полис ОСАГО Путинцева, тем самым наделив последнего правом владения и пользования автомобилем. В силу ст.

1079 ГК обязанность возмещения вреда возлагается на гражданина, который владеет источником повышенной опасности на любом законном основании», – напомнил эксперт.

По его словам, ВС еще в «старом» Обзоре законодательства и судебной практики за четвертый квартал 2005 г.

указывал, что в таких случаях ответственность будут нести не собственники автомобиля, а законные владельцы, которые фактически им управляли в момент ДТП.

Как сообщил адвокат, Суд продолжает придерживаться такой позиции, что, в частности, отражено в Определении от 14 марта 2017 г. № 37-КГ17-2.

Адвокат АП Калужской области Дмитрий Кияшко отметил, что на основании п. 1 ст. 1064 ГК по общему правилу такой вред возмещается причинителем вреда, т.е. в данном случае – водителем.

При этом, по его словам, ответственность последнего перед потерпевшими лишь в исключительных случаях может быть возложена на иное лицо на основании п. 1 ст. 1068 ГК.

«Законом установлена также ответственность владельцев источников повышенной опасности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ч. 1 ст.

1079 ГК РФ), которая не исключает ответственности причинителя вреда, а дополняет ее», – сообщил адвокат. По его мнению, именно это обстоятельство не учли суды первой и апелляционной инстанций, безосновательно исключив непосредственного виновника ДТП из числа лиц, отвечающих за причинение вреда.

«Владельцем автомобиля должно быть признано лицо, которое на законных основаниях осуществляет физический контроль над машиной.

Поэтому признание судом Романа Путинцева владельцем правомерно с учетом конкретных обстоятельств дела (он вписан в страховой полис ОСАГО и, по всей видимости, получил от собственника ключи и документы от автомобиля)», – прокомментировал Дмитрий Кияшко.

Что касается собственника транспортного средства, то, как отметил адвокат, Сергей Тараскин может быть освобожден от ответственности в силу п. 2 ст. 1079 ГК РФ.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-sovmestnaya-otvetstvennost-vladeltsa-avto-i-litsa-upravlyayushchego-im-bez-voditelskikh-prav-vozmozhna/

Определение СК по гражданским делам Ленинградского областного суда от 10 июля 2014 г. по делу N 33-3250/2014 (ключевые темы: источник повышенной опасности

Как доказать в деле о ДТП, что мотоблок не является источником повышенной опасности?

Определение СК по гражданским делам Ленинградского областного суда от 10 июля 2014 г. по делу N 33-3250/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Пономаревой Т.А.,

судей Осиповой Е.А. и Тумашевич Н.С.,

с участием прокурора Гавриловой Е.В.,

при секретаре Яровой Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции без учёта особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, дело по апелляционной жалобе представителя ответчика общества с ограниченной ответственностью “ГрузовичкоФ” – Серковой В.С.

, на заочное решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 30 января 2014 года, которым частично удовлетворено исковое заявление Кравченко В. В. к обществу с ограниченной ответственностью “ГрузовичкоФ”, Гусинскому А. Н.

о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Заслушав доклад судьи Осиповой Е.А., объяснения представителя ответчика общества с ограниченной ответственностью “ГрузовичкоФ” – Серковой В.С. , поддержавшей доводы жалобы, возражения истца Кравченко В.В. , заключение представителя Ленинградской областной прокуратуры Гавриловой Е.В., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

УСТАНОВИЛА:

Кравченко В. В. обратился в Кингисеппский городской суд Ленинградской области с исковым заявлением к ООО “ГрузовичкоФФ” о взыскании компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в результате дорожно-транспортного происшествия, указав в качестве третьих лиц Гусинского А. Н. и ОАО “ВЭБ Лизинг”. В обоснование заявленных требований истец указал, что ДД.ММ.

ГГГГ в результате виновных действий водителя Гусинского А.Н. , управлявшего автомобилем ГАЗ N , государственный регистрационный номер N , принадлежащим ОАО “ВЭБ Лизинг”, на 47 “адрес” произошло дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП). Вина Гусинского А.Н.

в нарушении Правил дорожного движения РФ при совершении ДТП подтверждена постановлением Кингисеппского городского суда Ленинградской области от ДД.ММ.ГГГГ , согласно которому он признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ.

В результате ДТП истцу были причинены телесные повреждения в виде множественных рваных ран, ушибов и переломов. Ввиду полученных травм, истец был вынужден находиться на лечении в период с 05 по ДД.ММ.ГГГГ в Кингисеппской ЦРБ, где ему были наложены швы на голове, левом плече. Затем с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.

ГГГГ в Ломоносовском МБУЗ ЦБЛР ему была проведена операция в связи со сложным переломом со смещением и осколками левой руки, на которую установлены две титановые пластины и шестнадцать шурупов. Указал, что в результате незаконных действий ответчика он испытал физическую боль, длительное время находился на лечении, был лишен возможности свободно использовать свое время.

Произошедшее сильно повлияло на его эмоциональное и психологическое состояние, чем ему причинен моральный вред, который истец оценивает в “данные изъяты” рублей и просил взыскать их с ответчика ООО “ГрузовичкоФФ”, как законного владельца транспортного средства ГАЗ N (л.д. 4-6).

Ответчик ООО “ГрузовичкоФФ” иск не признал, в письменном отзыве на исковое заявление указал, что никогда не использовал в своей деятельности спорный автомобиль ГАЗ N , принадлежащий ОАО “ВЭБ Лизинг”. Какие-либо договоры в отношении данного транспортного средства, в том числе договор аренды, им не заключались. Гусинский А.Н.

в трудовых либо в гражданско-правовых отношениях с ООО “ГрузовичкоФФ” не состоял, в связи с чем документы, послужившие основанием для передачи транспортного средства Гусинскому А.Н. (трудовой договор, путевой лист и др.), не могут быть предоставлены в суд за их отсутствием.

ООО “ГрузовичкоФФ” считало себя ненадлежащим ответчиком по делу, полагая при этом заявленные требования необоснованными (л.д. 53-54).

По ходатайству истца Кравченко В.В. протокольным определением суда от ДД.ММ.ГГГГ произведена замена ненадлежащего ответчика ООО “ГрузовичкоФФ” на Гусинского А. Н. (л.д. 37).

Определением суда от 20 декабря 2013 года по ходатайству истца к участию в деле в качестве соответчика привлечено ООО “ГрузовичкоФ” (л.д. 100-101).

Как видно из материалов дела Гусинский А.Н. и представитель ООО “ГрузовичкоФ” не принимали участия в судебном разбирательстве 30 января 2014 года в суде первой инстанции при рассмотрении и разрешении заявленного спора по существу.

Кингисеппский городской суд Ленинградской области 30 января 2014 года постановил решение, которым удовлетворил частично исковые требования Кравченко В.В. к Гусинскому А.Н.

, ООО “ГрузовичкоФ” о возмещении морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, взыскав с ООО “ГрузовичкоФ” в пользу Кравченко В.В.

компенсацию морального вреда в размере “данные изъяты” рублей и отказав в удовлетворении исковых требований, заявленных к Гусинскому А.Н.

Вышеуказанным заочным решением с ООО “ГрузовичкоФ” взыскана государственная пошлина в доход бюджета МО “Кингисеппский муниципальный район” “адрес” в размере “данные изъяты” рублей (л.д. 124-132).

Представитель ООО “ГрузовичкоФ” Серкова В.С. , имеющая полномочия на обжалование судебных актов на основании доверенности, не согласилась с законностью и обоснованностью постановленного решения, представила апелляционную жалобу, в которой просила отменить решение суда и принять по делу новое решение.

В обоснование отмены судебного постановления представитель ООО “ГрузовичкоФ” ссылалась на то, что судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения нарушены нормы материального и процессуального права, не в полном объеме и необъективно исследованы доказательства по делу.

Так, по мнению подателя жалобы, суд первой инстанции необоснованно рассмотрел дело в отсутствие надлежащего извещения ООО “ГрузовичкоФ”, направив сведения о привлечении его в качестве соответчика и дате судебного заседания по неправильному адресу.

По мнению подателя жалобы, суд не указал правовые основания исключения из числа ответчиков Гусинского А.Н. В этой связи представитель ООО “ГрузовичкоФ” указывает, что Гусинский А.Н.

управлял транспортным средством на законных основаниях в момент совершения ДТП, и именно он нарушил Правила дорожного движения РФ при совершении ДТП, тогда как вины ООО “ГрузовичкоФ” не имеется. Представитель ответчика ссылается также на то, что суд не учел требования ст. 151 ГК РФ.

Вместе с тем, податель жалобы считает, что размер взысканной компенсации морального вреда является завышенным. Полагает, что Гусинский А.Н. управлял транспортным средством в момент ДТП на законных основаниях, а потому ответственность за причинение ущерба должна быть возложена на него (л.д. 140-142).

Суд апелляционной инстанции, признав заочное решение от 30 января 2014 года вынесенным без надлежащего извещения о времени и месте судебного заседания представителя ООО “ГрузовичкоФ”, что в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 330 ГПК РФ является основанием для отмены решения суда первой инстанции в любом случае, 26 июня 2014 года вынес определение о переходе к рассмотрению апелляционной жалобы представителя ООО “ГрузовичкоФ” Серковой В.С. на решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 30 января 2014 года по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

На рассмотрение и разрешение жалобы в суд апелляционной инстанции не явились ответчик Гусинский А.Н. и представитель ОАО “ВЭБ Лизинг”.

С учетом наличия сведений о надлежащем извещении участников гражданского процесса о времени и месте апелляционного разбирательства по правилам статей 113 – 116 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ), суд апелляционной инстанции счел возможным начать рассмотрение жалобы в отсутствии не явившихся лиц.

Изучив материалы дела, заслушав лиц, участвующих в деле, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

Исходя из положений пункта 2 части 4 статьи 330 ГПК РФ, рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания является основанием для отмены решения суда первой инстанции в любом случае.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда РФ от 17.07.

“данные изъяты” N 1407-О, решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов апелляционных жалобы, представления (ранее – кассационных жалобы, представления) в случае, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Учитывая, что рассмотрение вопроса о рассмотрении дела по существу в отсутствие явки ответчиков носило явный формальный характер, а также с учетом того, что в материалах дела отсутствуют сведения об извещении ООО “ГрузовичкоФ”, являющегося ответчиком по данному делу, о времени и месте судебного разбирательства, со стороны суда первой инстанции имеет место грубое нарушение норм процессуального права, сопряженное с необходимостью применения положений пункта 2 части 4 статьи 330 ГПК РФ.

С учетом изложенного, имеются безусловные основания для отмены решения суда как вынесенного с нарушением норм процессуального права.

Разрешая заявленные истцом требования по существу, судебная коллегия по гражданским делам исходит из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.

; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником.

При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности (п. 2 ст. 1079 ГК РФ).

В силу ч. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда (п.1).

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п.2).

Для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего: наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между двумя первыми элементами и вину причинителя вреда. При этом, если наличие вреда и его размер доказываются потерпевшим, то вина причинителя предполагается, то есть отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Из материалов настоящего дела и из материалов дела N Кингисеппского городского суда в отношении Гусинского А.Н. по факту нарушения ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ следует, что ДД.ММ.ГГГГ в 07 часов 50 минут на “адрес” Гусинский А.Н.

, управляя технически исправным автомобилем ГАЗ N (государственный номерной знак N ), принадлежащим ОАО “ВЭБ Лизинг”, будучи обязанным действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, не учел интенсивности движения, дорожные и метеорологические условия, выбрал скорость, которая не обеспечила возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, не справился с управлением и совершил столкновение с автомобилем ГАЗ 32213 под управлением З.В.И. и автомобилем Шевроле Нива (государственный номерной знак N ), под управлением Кравченко В.В.

В результате ДТП водитель Кравченко В.В.

получил телесные повреждения в виде закрытого перелома лучевой и локтевой костей, ушибленные раны левой височной области, левого надбровья, левого коленного сустава, множественные гематомы – области левого коленного, голеностопного суставов, предплечья, причинившие ему вред здоровью средней тяжести, что подтверждается заключением эксперта (л.д. 39-40 дела N 5-28/2013).

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/125689458/

Округ закона
Добавить комментарий