Как взыскать моральный ущерб, при краже техники на сумму 40000 рублей?

Потерпевшим в ДТП на заметку: новая судебная практика взыскания с виновника ДТП ущерба сверх страхового возмещения без учета износа деталей и запчастей

Как взыскать моральный ущерб, при краже техники на сумму 40000 рублей?

Многие автомобилисты, которые понесли убытки в результате дорожно-транспортного происшествия, сталкиваются с невозможностью добиться возмещения причиненного ущерба в полном объеме даже в судебном порядке.

Устоявшаяся практика судов

В случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, потерпевший вправе обратиться в суд с требованием к виновнику ДТП о возмещении разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Однако, до недавнего времени такая схема зачастую работала только в теории, когда как на практике возмещение ущерба в полном объеме было практически невозможно. Разница между реальным ущербом и страховым возмещением может составлять десятки тысяч рублей.

Суды при рассмотрении таких споров указывали, что расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с методикой, которая в свою очередь предусматривает расчет причиненного ущерба с учетом износа деталей и запчастей.

Указанную позицию судов закрепил и Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г.

Вместе с тем, указанный подход судов не отвечает требованиям действующего законодательства, вытекающим из деликтных обязательств причинителя вреда.

Так в силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Исходя из этого, лицо, которое понесло убытки в результате повреждения имущества третьими лицами, может в силу закона рассчитывать на восстановление своих нарушенных прав.

Применительно к случаю причинения вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, то есть ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик поврежденного транспортного средства.

Новый взгляд суда на существующую проблему

В марте 2017 года Конституционный суд РФ, решения которого обязательны для всех судов на территории Российской Федерации, выразил позицию, в корне изменившую положение дел в случае взыскания ущерба, причиненного потерпевшему в результате ДТП.

Конституционный Суд РФ разъяснил, что институт обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, введенный в действующее законодательство с целью повышения уровня защиты прав потерпевших при причинении им вреда при использовании транспортных средств иными лицами, не может подменять собой институт деликтных обязательств, регламентируемый главой 59 ГК Российской Федерации, и не может приводить к снижению размера возмещения вреда, на которое вправе рассчитывать потерпевший на основании общих положений гражданского законодательства.

При этом, “Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства” обязательства вследствие причинения вреда не регулирует.

Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е.

необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтвержденные расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Как следует из постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

Поскольку полное возмещение вреда предполагает восстановление поврежденного имущества до состояния, в котором оно находилось до нарушения права, в таких случаях — притом что на потерпевшего не может быть возложено бремя самостоятельного поиска деталей, узлов и агрегатов с той же степенью износа, что и у подлежащих замене, — неосновательного обогащения собственника поврежденного имущества не происходит, даже если в результате замены поврежденных деталей, узлов и агрегатов его стоимость выросла.

Впоследствии из Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016 г.), был исключен пункт 22, который закреплял противоречащую принципам действующего законодательства позицию судов.

Новая практика

После изложения Конституционным Судом РФ своей позиции относительно порядка определения размера причиненного в результате ДТП ущерба мы начали активно применять данную позицию на практике.

В нашем архиве уже имеются положительные решения о взыскании с виновника ДТП ущерба сверх страхового возмещения без учета износа деталей и запчастей.

Если Вы столкнулись с тем, что выплаченного страховой компанией страхового возмещения недостаточно для возмещения реального ущерба, обращайтесь в наше адвокатское бюро «Антонов и партнеры».

Наш адрес: г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф. 619

Телефон для предварительной записи: +7 (846) 212-99-71

Адрес электронной почты: 2717371@gmail.com

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/poterpevshim-v-dtp-na-zametku-novaya-sudebnaya-praktika-vzyskaniya-s-vinovnika-dtp-ushherba-sverx-straxovogo-vozmeshheniya-bez-ucheta-iznosa-detalej-i-zapchastej/

Анализ судебной практики по делам, связанным с материальной ответственностью работника – Управление персоналом

Как взыскать моральный ущерб, при краже техники на сумму 40000 рублей?

Наталья Бацвин, доцент кафедры Административного и финансового права Санкт-Петербургского университета управления и экономики

Судебная практика по делам о материальной ответственности работника обобщена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ).

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Трудовое законодательство предусматривает конкретные требования, при выполнении которых работодатель может заключить с отдельным работником письменный договор о полной материальной ответственности, перечень должностей и работ, при выполнении которых могут заключаться такие договоры, взаимные права и обязанности работника и работодателя по обеспечению сохранности материальных ценностей, переданных ему под отчет.При этом невыполнение требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности может служить основанием для освобождения работника от обязанностей возместить причиненный по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок.

Организация (работодатель) обратилась в суд с иском к работнику этой организации о взыскании суммы ущерба, причиненного имуществу работодателя.

В обоснование своих требований истец сослался на то, что работник, являясь материально ответственным лицом, управляя автомобилем, принадлежащим истцу, совершил дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль был поврежден, чем организации причинен материальный ущерб.

По делу установлено, что между организацией (истцом по делу) и работником был заключен трудовой договор, согласно которому ответчик принят на должность специалиста производственного отдела. Во исполнение указанного договора генеральным директором организации издан приказ о приеме ответчика на работу, а также приказ о его полной материальной ответственности.

В связи с производственной необходимостью приказом генерального директора работник допущен к эксплуатации автомобиля, принадлежащего истцу, и на время его эксплуатации согласно выписанным путевым листам назначен материально ответственным лицом. Согласно ст.

244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации (ч. 2 ст. 244 ТК РФ).

Из материалов дела: ответчик занимал должность специалиста производственного отдела с дополнительным возложением обязанностей по управлению автомобилем, принадлежащим организации. Однако в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. № 85, как должность, занимаемая ответчиком, так и выполняемая им работа, не включена.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что договор о полной материальной ответственности не мог быть заключен с ответчиком, в связи с чем заключенный с ним договор о полной материальной ответственности не мог служить основанием для привлечения его как работника к полной материальной ответственности. Требования организации о возмещении работником ущерба в полном объеме, превышающем его среднемесячный заработок, противоречат требованиям вышеназванных норм ТК РФ.

При доказанности правомерностизаключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличии у этого работника недостачи бремя доказывания отсутствия вины в причинении ущерба лежит на работнике (Президиум Свердловского областного суда, определение от 24 декабря 2003 г. по делу № 44-Г-354/2003).

Президиум Свердловского областного суда указал на то, что, если работнику вверены материальные ценности по договору о полной материальной ответственности, он несет ответственность за их утрату или недостачу и обязан возместить причиненный этой утратой или недостачей ущерб.

Для освобождения от ответственности работник должен доказать отсутствие своей вины. Таким образом, в указанных случаях работодатель обязан доказать только факт недостачи, а бремя доказывания отсутствия вины в недостаче лежит на работнике.

В случае если ущерб был причинен бригадой, степень вины конкретного работника и размер возмещения определяется судом.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий для наступления ответственности за причинение вреда является вина причинителя (Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определение от 20 июля 2000 г. по делу № 16-В00пр-11).

ОАО обратилось в суд с иском к работнику о взыскании ущерба, указав, что работник получил под отчет сумму для приобретения медикаментов и ветеринарных препаратов. Однако полностью по сумме не отчитался, указав, что часть денежных средств была у него похищена.

По заявлению работника было возбуждено уголовное дело, в настоящее время следствие приостановлено за неустановлением лиц, совершивших данное преступление.

Из материалов дела следовало, что сложившаяся конкретная обстановка, а именно внезапное грабительское нападение на работника, отсутствие нормальных условий хранения денежных средств, препятствовали последнему выполнить должным образом возложенные на него обязанности. Работник принял все зависящие от него меры к предотвращению ущерба.

Работник может быть привлечен к материальной ответственности в полном размере на основании п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, если ущерб причинен в результате преступных действий, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

При этом обязательным условием для возможного привлечения работника к полной материальной ответственности на основании данной статьи является наличие обвинительного приговора суда (Верховный Суд РФ, определение от 1 августа 2008 г.

по делу № 48-В08-7).

ОАО обратилось в суд с иском к работнику, ссылаясь на то, что он, являясь водителем предприятия, управлял автомобилем ЗИЛ-431410, выехал на полосу встречного движения, где произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2106, водитель которого от полученных в результате данного ДТП травм скончался. Органами ГИБДД работник был признан виновным в совершении ДТП.

Постановлением Сосновского районного суда Челябинской области уголовное дело, возбужденное в отношении работника, было прекращено за примирением обвиняемого с представителем потерпевшего. Решением Еманжелинского городского суда Челябинской области с ОАО в пользу потерпевшего была взыскана компенсация морального вреда в сумме 80 тыс. руб., которые были выплачены предприятием.

Решением Еманжелинского городского суда Челябинской области, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда, исковые требования ОАО были удовлетворены частично. Постановлено взыскать с работника в пользу ОАО в возмещение ущерба 40 тыс. руб., а также судебные расходы.

Проверив материалы дела по надзорной жалобе работника, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению, а состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене. В соответствии с п. 5 ч. 1 ст.

243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.

В отношении работника вступившего в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу не имелось. В силу п. 1 ст.

1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении трудовых обязанностей), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Согласно ст.

242 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Исходя из положений приведенного законодательства, применительно к возникшим правоотношениям следует, что ОАО не обладает правом требования от работника возмещения ущерба в полном размере, поскольку ст. 243 ТК РФ или иными федеральными законами не предусмотрена его полная материальная ответственность, а ст. 241 ТК РФ установлены пределы материальной ответственности работника (в пределах своего среднего месячного заработка).

Учитывая, что при разрешении спора судом применена норма закона (п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), не подлежащая применению, состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными и обоснованными.

При этом, если в отношении работника вынесен обвинительный приговор, однако вследствие акта об амнистии он был полностью или частично освобожден от наказания, такой работник может быть привлечен к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю, на основании п. 5 ч. 1 ст.

243 ТК РФ, поскольку имеется вступивший в законную силу приговор суда, которым установлен преступный характер его действий. Невозможность привлечения работника к полной материальной ответственности по п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ не исключает права работодателя требовать от этого работника полного возмещения причиненного ущерба по иным основаниям (п. 11.

Постановления Верховного Суда РФ).

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом (Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда, определение от 12 октября 2004 г. по делу № 33-8025/2004).

ОГУП обратилось в суд с иском к Ф. о возмещении ущерба в сумме 102025 руб. причиненного им при исполнении трудовых обязанностей, указывая, что ответчик, управляя автомобилем предприятия, нарушил п. 8.4 Правил дорожного движения, за что постановлением ГИБДД был привлечен к административной ответственности в виде штрафа на основании ч. 3 ст. 12.

14 Кодекса РФ об административных правонарушениях. В результате данного ДТП по его вине были причинены поломки автомашине Р., которому на основании решения Ленинского районного суда г. Екатеринбурга ОГУП возместило ущерб 102025 руб., который просит взыскать в порядке регресса в полном объеме в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ.

Ответчик иск признал частично, полагая, что он может нести ответственность в пределах среднего месячного заработка. Судебная коллегия по гражданским делам областного суда указала, что закон не предусматривает при применении п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ обязательное наличие умышленного причинения ущерба, связывая ответственность в полном размере по п.

6 данной нормы с его наступлением в результате административного проступка. Административным проступком (правонарушением) признается противоправное виновное действие или бездействие, за которое КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.

Если таковой установлен органами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях и в результате этого проступка причинен ущерб, то такой ущерб взыскивается в полном размере, то есть материальная ответственность возлагается в полном, а не ограниченном размере.

Материально ответственный работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности в связи с причинением ущерба в виде взыскания с организации штрафа, наложенного в административном порядке (Надзорная практика Верховного суда Республики Карелия // Бюллетень Верховного суда Республика Карелия № 1(18) 2008 г. стр. 20).

ОАО обратилось в суд с иском к своей работнице о взыскании ущерба в размере 40000 руб. Требования мотивированы тем, что за совершение административного правонарушения общество было привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 40000 руб.

Истец считал, что ущерб в виде уплаты суммы административного штрафа причинен в результате ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей заведующей магазином № 40, в обязанности которой входит соблюдение сроков реализации товаров и с которой подписан договор о полной материальной ответственности.

Судом установлено, что работница исполняла обязанности заведующей магазином, согласно должностной инструкции в ее обязанности входило соблюдение сроков реализации товаров.

По итогам проверки, проведенной Управлением Федеральной службы в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Карелия, установлено, что в нарушение требований ст. 11 ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» в магазине осуществлялась реализация пищевых продуктов с истекшими сроками годности.

В связи с этим ОАО было признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях, назначено административное наказание в виде штрафа в размере 40000 руб. Данный штраф был уплачен ОАО.

Работница признала частично свою вину, не отрицала факта нахождения в магазине в продаже товаров с истекшим сроком годности.

Поскольку работница не была привлечена к административной ответственности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на ответчицу не может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба — суммы административного штрафа в размере 40000 руб.

С учетом того, что ответчица признала частично свою вину, не отрицала факта нахождения в магазине в продаже товаров с истекшим сроком годности, суд правомерно возложил на нее материальную ответственность в размере ее среднего месячного заработка.

Суд отказал в иске к работнику организации, так как договором с работником ему не вверялось в подотчет украденное имущество (Центральный районный суд г. Тулы, решение от 2 июня 2004 г.).

Источник: https://www.top-personal.ru/lawissue.html?2220

Компенсация за преступления будет увеличена

Как взыскать моральный ущерб, при краже техники на сумму 40000 рублей?

Сейчас проходит широкая дискуссия среди экспертов, обсуждаются в частности идеи ввести минимальный порог в несколько миллионов рублей для компенсаций за гибель человека. Также эксперты предлагают расширить взыскание морального вреда в уголовных делах, обязав преступников возмещать рублем обиды, которые нанесены, например, кражей или мошенничеством.

Юристы разъяснили новый порядок уплаты дачных взносов

Владимир Сергеевич, сегодня суды назначают, как правило, мизерные компенсации морального вреда. Недавно на это обратил внимание министр юстиции России. Можно ли как-то изменить ситуацию?

Владимир Груздев: Ассоциация юристов России сейчас начала широкую дискуссию в экспертном сообществе по этому поводу. Собираем предложения по всей стране. Приглашаем к диалогу всех коллег.

Какие уже поступили идеи?

Владимир Груздев: Поступило предложение установить абсолютный минимум для выплаты компенсации при смерти человека.

В частности, обсуждается предложение установить, к примеру, 5 миллионов рублей за гибель человека, при этом поручить правительству ежегодно пересматривать сумму с учетом инфляции.

То есть установить тариф?

Владимир Груздев: Скорее: ориентир для судов.

Почему не тариф?

Владимир Груздев: Никаких жестких расценок здесь быть не может. В каждом случае суды должны решать индивидуально. Определение размера компенсации морального вреда в каждом конкретном случае – исключительная компетенция суда, так и должно оставаться. Однако судам нужны определенные критерии, над этим и работает сейчас профессиональное сообщество.

В России отменили госпошлину за электронную регистрацию юридических лиц

Каким образом нормативно закрепить данные критерии – также дискуссионный вопрос. Возможно, как предложил один эксперт, стоит дать соответствующие полномочия правительству страны.

Но в целом экспертное сообщество склоняется к другой идее: необходимо, чтобы правовые позиции по порядку определения размеров компенсации морального вреда были закреплены в рекомендациях Верховного суда России.

Допустим: в постановлениях пленума.

В целом: от чего можно оттолкнуться, рассчитывая моральный ущерб? Откуда брать цифры хотя бы для ориентира?

Владимир Груздев: Мы изучаем предложение одного из экспертов: разработать методику, в которой выделить несколько подразделов по видам ущерба. Например: вред здоровью, причиненный преступлением, вред, причиненный потребителю, вред, причиненный незаконным уголовным преследованием, и другие.

Далее по каждому направлению разрабатывать коэффициенты, взяв в качестве отправных точек МРОТ, прожиточный минимум в регионе, курс рубля и т.п.

В конечном счете можно разработать формулу расчету, которая привязывала бы размер компенсации как к существу нарушения, так и к реальной экономической ситуации. Но, повторюсь, пока это только обсуждаемое предложение.

Тем более что звучат и другие мнения: никаких методик и формул в этом случае быть не может, не стоит даже пытаться что-то здесь придумать.

А вы лично к какому мнению склоняетесь?

Владимир Груздев: Полагаю, что ориентиры судьям нужны в любом случае. Но разработать математические формулы здесь, наверное, невозможно. Должны быть общие ориентиры, определенный порядок сумм.

Верховный суд России, кстати, рекомендует судьям учитывать размеры компенсаций, назначаемый Европейским судом по правам человека. Такой подход представляется разумным, надо добиваться, чтобы его начали применять на практике нижестоящие суды.

Размеры компенсаций морального вреда будут увеличены

Также полагаю, что сферы, в которых можно взыскать компенсацию морального вреда, надо расширять. Кстати, это еще одно предложение, поступившее на нашу “горячую линию”.

О каких сферах речь?

Владимир Груздев: Сегодня суды взыскивают компенсацию морального вреда либо в гражданских спорах, либо по уголовным делам по преступлениям личности. В гражданских процессах компенсация назначается по таким категориям дел, как защита прав потребителей, нарушение трудовых прав, вред здоровью в результате некачественных услуг ( медицинских например) и других.

Везде, где ответчик нанес какой-либо вред истцу, будет поставлен вопрос о возмещении и материального, и морального вреда.

Есть даже судебный акт, взыскивающий компенсацию морального вреда за нарушение закона о тишине. Такой подход обусловлен тем, что моральный вред предусматривается за нарушение нематериальных благ, которые перечислены в статье 150 Гражданского кодекса РФ. Это жизнь и достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, неприкосновенность жилища и т.п.

Ittipon2002/ iStock

Обсуждается предложение установить минимальный размер компенсаций. К примеру, за гибель человека – 5 миллионов рублей

В уголовных делах иной подход. Единственными благами в уголовном процессе признаются жизнь и здоровье. Из этого вытекает ситуация, что компенсации в качестве возмещения морального вреда взыскиваются по делам о преступлениях против личности: убийства, причинения вреда здоровью, изнасиловании и т.п. Но, скажем, при краже или мошенничестве моральный вред уже не возмещается.

Это преступления против собственности. Однако с человеческой точки зрения вряд ли надо доказывать, что кража причиняет потерпевшим расстройство. При квартирной краже помимо прочего происходит нарушение неприкосновенности жилища, то есть причиняется вред нематериальным благам, предусмотренным в ГК.

А если в результате мошенничества гражданин лишился единственного жилья?

Заключенным начнут платить компенсации за нарушение условий содержания

Поэтому мы предлагаем поставить вопрос о расширении применения компенсаций морального вреда в уголовном судопроизводстве. Должно войти в практику, чтобы преступники возмещали помимо прочего моральный вред, причиненный квартирной кражей, мошенничеством, угоном автомобиля и тому подобное.

Между тем

Правление Ассоциации юристов России приняло решение о создании комиссии АЮР по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда. Председатель комиссии: член АЮР, адвокат Ирина Фаст. Предложения по совершенствованию практики возмещения морального вреда можно присылать по адресу: irinafast001@gmail.com

Источник: https://rg.ru/2019/04/17/kompensaciia-za-prestupleniia-budet-uvelichena.html

Округ закона
Добавить комментарий