Какова ответственность лица, которое реализовало кражу?

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Какова ответственность лица, которое реализовало кражу?

Жителям центральной части страны сложно представить, каково это – остаться без доступного газа.

Он здесь привычен почти для всех: трубы протянуты и во многие деревни, и на дачные участки, не говоря уже про многоквартирные дома, в которых применение газа ограничено не наличием трубы, а стандартами по максимальной этажности.

Но стоит выехать за Урал, туда, где этот газ добывают, и там он уже становится большой экзотикой. А ведь именно на этих территориях самые суровые морозы.

Выдержка из региональной программы газификации Амурской области на 2018 – 2022 годы:

 «По состоянию на 1 января 2017 года потребление природного газа на территории Амурской области не осуществлялось. По уровню газификации в Дальневосточном федеральном округе Амурская область занимает последнее место на уровне с Еврейским автономным округом и Приморским краем».

XXI век на дворе, а целые регионы до сих пор обходятся без газа. Газпром, который является монополистом на рынке, развивается со стремительной скоростью: посмотрите только на количество экспортных проектов последнего десятилетия.

Сначала был построен газопровод в Германию «Северный поток» по дну Балтийского моря, потом взялись (безуспешно) за «Южный поток», завершается строительство «Северный поток – 2» и «Турецкого потока», недавно пошёл газ в Китай по первой очереди «Силы Сибири».

Странный перекос для естественной монополии и госкомпании, распоряжающейся природными ресурсами, не так ли?

Газ восточным территориям России не нужен? Жили без него, и ещё проживём? Но с таким подходом проживание превращается в выживание. Отопление дома дровами – это дорогое удовольствие.

По самым скромным подсчётам, на топку котла в среднем доме на сезон понадобится порядка 17 куб. м. дров.

Это если сквозняки в доме не сильные, тепло не уходит из всех щелей, и котёл нормальный, а хозяева дома готовы регулярно подкладывать топливо (что весьма затруднительно для одиноких немощных стариков или больных людей).

Дрова в восточной части страны стоят порядка 3 тыс. рублей за 1 куб. м. В Еврейской АО, например, действует ограничение максимальной цены дров в 2400–4000 рублей за куб в зависимости от муниципального образования.

Выходит, что хорошо, если за сезон только на дрова потратите порядка 50 тыс. рублей. Плюс ещё надо платить за воду, канализацию, электричество, вывоз мусора… Недешёвая получается коммуналка на дровах. И зарплаты там отнюдь не московские.

Промышленным предприятиям также без энергии газа непросто, и это сильно тормозит промышленное развитие регионов.

Если послушать официальные заявления об успехах газификации России, то чадящие котельные на мазуте и буром угле, отопление частных домов дровами и углём (это зависит от региона – кто чем богат, тем и топят), должны вот-вот остаться в далёком прошлом. Инвестиции Газпрома в газификацию России выросли с 25 млрд рублей в 2016 году до 34,3 млрд рублей в 2019 году. А к 2025 году потребление газа в Приморском крае должно вырасти в 9 раз. Цифры впечатляют, а вот результаты – не очень.

Формально старт программе газификации страны дал Дмитрий Медведев на совещании в Новом Уренгое в 2005 году. Тогда она была рассчитана на 3 года. Но вот прошло 14 лет, а средний уровень газификации страны вырос с 53% до 70%. То есть каждый год прибавлялось в среднем по 1,2%.

Такими темпами на завершение газификации страны уйдёт ещё минимум 25 лет. «Силу Сибири» через тайгу проложили, только вот газа от этого значительно у людей не прибавится.

Эта труба по замыслу должна как раз-таки помочь снабжать газом нашу глубинку, в частности Амурскую область, по территории которой проходит.

Но в программе газификации Амурской области указано, что в 2018 – 2022 годы планируется обеспечить газом только 2 населённых пункта, построив для этого 6,7 км газопроводов-отводов, 52,25 км межпоселковых газопроводов и 20 км. внутрипоселковых газопроводов. Аж дух захватывает от таких планов!

А теперь сравним объём инвестиций Газпрома в развитие внутрироссийской газовой системы и экспортной за последние 10 лет. Если инвестиции в газификацию России пересчитать для корректности сравнения в доллары по курсам тех лет, то получается, что за 2009 – 2019 годы Газпром вложил в это 7,18 млрд долларов (304,25 млрд рублей).

В Южный поток, который упёрся в Болгарию, и так остался нереализованным из-за санкций по поводу присоединения Крыма, было вложено 4,66 млрд долларов, которые ушли на закупку труб, аренду судов и сооружение компрессорных станций.

Уже впечатляет! Но Газпром не сдаётся, и 7 млрд долларов потратил на строительство «Турецкого потока» с пропускной способностью в 2 раза меньше «Южного потока».

На «Северный поток 1» Газпром своих денег потратил относительно немного, порядка 1,45 млрд долларов (основная часть средств была привлечена в формате проектного финансирования).

На прокладку труб «Северного потока 2» в рамках консорциума Газпром потратил 4,15 млрд евро, ещё 1,1 трлн рублей (с учётом скакнувшего в 2014 году курса рубля выходит более 20 млрд. долларов) ушло на прокладку «Силы Сибири» в Китай.

Выходит, что более 30 млрд долларов потрачены только на укладку экспортных труб. Но при оценке стоимости газопровода часто «забывают» учитывать стоимость сопутствующей инфраструктуры. Так для «Северного потока 1» необходимо было построить 900 км газопровода «Грязовец-Выборг» протяжённостью в 900 км и 7 компрессорных станций.

По заявлению самого Газпрома, 1 км обходился в среднем в 5,3 млн долларов. Плюсуем ещё 4,77 млрд долларов. Дополнительные расходы на «Северный поток 2» East European Gas Analysis оценивает уже в 31 млрд евро. В «Силу Сибири» газ тоже не сам по себе попадает.

Для этого пришлось разработать новое Чаяндинское месторождение газа за 450 млрд рублей и Амурский газоперерабатывающий завод за 950 млрд рублей. Это ещё более 22 млрд. долларов.

Так что напрямую сравнивать инвестиции в газификацию России и в экспортные проекты не получается. Совсем разный уровень, и он не в пользу россиян. Зачем вкладываться в газификацию регионов понятно – это создание комфортных условий для проживания людей, это экологически чистое топливо для генерации электроэнергии и тепла, это ресурсы для бизнеса.

В общем, задел для будущего развития. А что получили от экспортных проектов? 4 компрессорные станции, 650 км проложенного газопровода и часть труб «Южного потока» остались не у дел. Из подтвердившихся покупателей газа из «Турецкого потока», помимо самой Турции, пока что есть только небольшая Сербия. Мощность «Северного потока 1» Европейский суд летом 2019 года урезал на четверть.

«Северный поток 2» должен был быть запущен в конце 2019 года, но откладывается на конец 2020 из-за санкций США, наложенных на компании, предоставляющие суда-трубоукладчики. И дальнейшая загрузка пока не ясна из-за продлённого контракта с Украиной на транзит газа. По «Силе Сибири» при проектной мощности в 38 млрд куб. м.

газа в год в 2020 году будет прокачено 5 млрд, в 2021 году – 10 млрд и в 2022 – 15 млрд куб. м. газа.

А с учётом того, что цены на трубопроводный газ в Европе упали до 15-летнего минимума, с окупаемостью экспортных проектов могут быть большие проблемы. Но они всё равно в приоритете: так получается «освоить» куда больше средств, да ещё и с привлечением зарубежных компаний. Для государственного Газпрома куда важнее снабжать газом Европу, чем Россию.

А как же всеми любимый тезис о том, что недра принадлежат народу? Забудьте. Это миф. В конституции прописано, что земля и недра могут быть, как в государственной, так и в частной собственности. А про коллективную собственность народа там не сказано ни слова. Вот Газпром и распоряжается недрами по своему усмотрению, предпочитая Европу России.

Отказываться совсем от экспорта нельзя ни в коем случае: это доходы федерального бюджета (который пополняет в том числе Пенсионный фонд), и это работа для десятков тысяч людей.

Но почему экспортные проекты противопоставляются внутренним? На любой экспортный газопровод деньги выделяются в колоссальном объёме, а газификация регионов идёт по остаточному принципу… Например, у «Силы Сибири» была альтернатива в виде газопровода «Алтай», который должен был быть дешевле в 5,5 раз.

Но сам Газпром отверг этот вариант, а аналитики Sberbank CIB, озвучившие эту информацию, были уволены. С тех пор альтернатив предлагать не принято. А жаль.

Источник: https://newsland.com/user/4297740009/content/otdat-chuzhim-pochemu-gazpromu-vygodnee-snabzhat-golubym-toplivom-evropu-a-ne-rossiiu/6982081

Приравнивание угона к хищению: за и против

Какова ответственность лица, которое реализовало кражу?

Власти уже несколько раз обращались к идее исключения из Уголовного кодекса статьи, устанавливающей ответственность за угон – неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ).

Так, с этой инициативой в 2016 году выступил депутат Госдумы Олег Нилов, но пока законопроект не рассмотрен даже в первом чтении.

В конце прошлой недели депутат внес в нижнюю палату парламента аналогичный документ, приложив к нему заключения Правительства РФ и Верховного суда Российской Федерации – оба отрицательные.

В частности, кабмин признал, что идея законопроекта актуальна.

Но при этом подчеркнул – ее реализация возможна, если не повлечет за собой освобождение от ответственности лиц, которые ранее совершили угон, в том числе с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с его угрозой (ч. 4 ст. 166 УК РФ).

Правительство также обратило внимание, что угон и кража (хищение) автомобиля могут представлять собой самостоятельные составы преступлений, поскольку угон предполагает неправомерное завладение автомобилем без цели хищения.

ВС РФ развил эту мысль и отметил, что угон автомобиля или иного транспортного средства отличается от хищения по умыслу, который направлен не на обращение чужого транспортного средства в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное пользование без согласия собственника или иного владельца. Суд также обратил внимание, что признание ст. 166 УК РФ утратившей силу будет означать декриминализацию предусмотренного ею деяния.

И тем не менее, Законодательное Собрание Санкт-Петербурга планирует выступить с похожей инициативой и ждет одобрения кабмина и ВС РФ. Соответствующий законопроект (имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) представители власти обсудили вчера на круглом столе в Совете Федерации.

Региональное заксобрание также предлагает исключить из УК РФ ст. 166, но при этом дополнить п. 1 примечаний к статье 158 УК РФ (“Кража”) уточнением – “к хищению приравнивается неправомерное завладение транспортным средством”.

Такая формулировка, как считают авторы инициативы, позволит не применять последствия декриминализации к лицам, ранее совершившим угон.

С этим мнением согласно и МВД России – к круглому столу оно представило свою официальную позицию, поддержав законопроект.

По оценке некоторых экспертов, внесение изменений в УК РФ призвано изменить сложившуюся на практике неоднозначность применения уголовного закона. Так, в рекомендациях круглого стола (также находятся в распоряжении ГАРАНТ.

РУ) указано, что действия виновного, связанные с противоправным завладением транспортным средством в одних случаях считаются угоном, а в других – кражей. И во многом, как подчеркивают эксперты, это зависит от показаний задержанного, который утверждает, что у него не было умысла хищения.

В итоге это приводит к назначению менее строгого наказания, хотя есть вероятность, что умысел задержанного был направлен на кражу, просто он еще не успел реализовать транспортное средство.

Более того, недобропорядочные граждане, по оценке специалистов, могут пользоваться такой особенностью законодательства.

По словам председателя Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности Андрея Кутепова, выявляются преступные цепочки реализации угнанного транспорта, когда один соучастник его вскрывает, другой – перемещает, а третий реализует.

В итоге, по словам эксперта, первый привлекается к ответственности за хулиганство, второй – за угон, а третьего уже невозможно найти, как и похищенное транспортное средство, поэтому собственнику никто не может возместить ущерб.

Хотя в действительности, как отметили участники мероприятия, важно, что в данном случае нарушено право собственности владельца транспорта.

“Согласитесь, для потерпевших без разницы, взяли ли покататься автомобиль или нет, главное, что они лишились машины”, – подчеркнул Андрей Кутепов. К слову, защитить интересы собственника предлагается путем корректировки гражданского законодательства.

Эксперты считают, что Госдума должна ускорить рассмотрение законопроекта Правительства РФ, уже принятого в первом чтении.

В соответствии с ним лицо, неправомерно завладевшее чужим имуществом, которое впоследствии было повреждено или утрачено другим лицом, действующим независимо от первого, отвечает за причиненный вред. Пока эта инициатива готовится ко второму чтению, несмотря на то, что документ был внесен в Госдуму в октябре 2015 года.

Кроме того, статью об угоне отдельные эксперты называют устаревшей и не работающей. В частности, начальник Правового управления Главного управления МВД России по г.

Санкт-Петербургу и Ленинградской области Александр Мякушкин напомнил, что понятие угона появилось в 1965 году, и тогда законодатель установил ответственность за причинение ущерба общественному порядку, а не собственнику.

В то время институт права частной собственности фактически отсутствовал, а следовательно, право собственности не рассматривалось как объект посягательства, констатировал представитель МВД России.

“Последний год говорит о том, что 90% деяний, совершенных в связи с неправомерным владением транспортным средством, в Санкт-Петербурге уже квалифицируются как кража. То есть фактически ст. 166 УК РФ на сегодняшний день, по крайней мере в нашем субъекте, является не работающей”, – добавила заместитель начальника Правового управления Главного управления МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области Марина Шкермонтова.

Однако другие эксперты выявили в разработанном документе существенные недостатки. Так, по оценке правового управления аппарата Совета Федерации, проект не может быть способом решения обозначенной авторами проблемы.

претензия заключается в том, что предложенная документом дефиниция “хищения” не содержит такого обязательного признака, как корыстная цель, что противоречит устоявшемуся понятию института кражи.

В заключении управления поясняется – если такая инициатива будет реализована, то к ответственности могут быть привлечены лица, которые не преследовали цели похитить автомобиль и получить материальные блага в свою пользу или других лиц.

В информационно-правовых материалах к круглому столу эксперты правового управления также указали, что автоматическое приравнивание угона к хищению может нарушить вытекающий из Конституции РФ принцип дифференциации ответственности в зависимости от тяжести содеянного.

И кроме того, специалисты опасаются, что нововведение будет действовать вопреки принципу презумпции невиновности, так как создаст условия для внедрения модели объективного вменения – привлечения к ответственности за невиновное причинение вреда.

В подтверждение своей позиции они приводят пример бытового, ситуативного угона, например, распространенного в сельской местности, который чаще всего совершают несовершеннолетние. Заместитель начальника ГСУ ГУ МВД России по г.

Москве, полковник юстиции Александр Галицкий добавил, что такие случаи происходят нередко и добавил, что подобное может происходить и между сожителями. Приравнивать такой угон к краже, по мнению противников предлагаемого нововведения, нельзя.

Следовательно, пока эксперты не пришли к единому пониманию, как именно нужно совершенствовать уголовное законодательство, чтобы с одной стороны, максимально полно защитить интересы собственников транспортных средств, а с другой, не нарушить права граждан, привлеченных к уголовной ответственности. В то же время проблема считается актуальной – количество преступлений, связанных с неправомерным завладением транспортными средствами, все еще велико. Так, по данным Совета Федерации, по итогам 2017 года на территории страны было зарегистрировано 21 842 кражи автомобилей, и 20 834 угона. Для сравнения они приводят данные за 2016 год, тогда было совершено 25 886 краж и 22 427 угонов. И ссылаясь на данные полиции, правовое управление сообщает, что в 2017 году было раскрыто около 30% от общего числа преступлений, а в крупных городах, как правило, раскрывается не более 20%.

Источник: http://www.garant.ru/news/1187813/

Округ закона
Добавить комментарий