Может ли директор школы уволить согласно акту об отказе проходить компьютерную томографию?

Новости за январь – октябрь 2019 года (подготовлено экспертами компании

Может ли директор школы уволить согласно акту об отказе проходить компьютерную томографию?

Преступления против конституционных прав граждан: разъяснения Пленума ВС РФ

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. N 46

В конце декабря 2018 года Пленум ВС РФ принял постановление, в котором дал разъяснения по вопросам применения некоторых статей УК РФ о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В частности, речь в документе идет о таких преступлениях как нарушение неприкосновенности частной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, жилища. Также в нем приведены разъяснения по вопросам применения ст. 138.

1 УК РФ об ответственности за незаконное производство, приобретение или сбыт так называемых шпионских гаджетов и ст. 145.1 УК РФ, устанавливающей ответственность за невыплату заработной платы. Кроме того, прокомментированы положения статей 144.

1 и 145 УК РФ, предусматривающих ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет.

Выделим главные из приведенных в постановлении разъяснений.

Так ВС РФ отметил, что уголовную ответственность по ч.ч.1 и 2 ст.137 УК РФ не может повлечь собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если такие сведения стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле.

В отношении привлечения к уголовной ответственности по ст. 138 УК РФ пояснено, что нарушением тайны телефонных переговоров будет являться, в частности, и незаконный доступ к информации о входящих и об исходящих сигналах соединения между абонентами или абонентскими устройствами пользователей связи (дате, времени, продолжительности соединений, номерах абонентов, других данных).

Что касается незаконного доступа переписки, переговоров, сообщений, то он может состоять в ознакомлении с текстом и (или) материалами переписки, сообщений, прослушивании телефонных переговоров, звуковых сообщений, их копировании, записывании с помощью технических устройств и т.п.

А под термином “иные сообщения” в ч. 1 ст.

138 УК РФ, нарушение тайны которых также влечет уголовную ответственность по данной статье, следует понимать сообщения граждан, передаваемые по сетям электрической связи, например CMC- и ММС-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые посредством сети “Интернет” мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом.

Как пояснил ВС РФ, привлечь к ответственности по ст.

138 УК РФ можно, если незаконные действия, нарушающие тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений конкретных лиц или неопределенного круга лиц, совершены с прямым умыслом. При этом неважно, составляют передаваемые в переписке, переговорах, сообщениях сведения личную или семейную тайну гражданина или нет.

В отношении ст. 138.1 УК РФ об ответственности за незаконное производство, приобретение или сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (так называемых шпионских гаджетов), ВС РФ отметил следующее:

– уголовная ответственность по данной статье наступает в тех случаях, когда указанные действия совершаются в нарушение требований законодательства;

– технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию;

– если для установления принадлежности технического устройства к числу средств, предназначенных для негласного получения информации, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта.

Кроме того, ВС РФ подчеркнул, что не могут быть квалифицированы по данной статье УК РФ действия лица, которое:

– приобрело посредством общедоступного интернет-ресурса специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, добросовестно заблуждаясь относительно его фактического предназначения ;

– приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать его, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан.

Разъясняя вопросы применения ст. 139 УК РФ (“Нарушение неприкосновенности жилища”), ВС РФ отметил, что уголовную ответственность по этой статье влечет незаконное проникновение:

– в индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями (например, верандой, чердаком, встроенным гаражом);

– в жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания (квартиру, комнату, служебное жилое помещение, жилое помещение в общежитии и т.п.);

– в иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания (апартаменты, садовый дом и т.п.).

Вместе с тем незаконное проникновение, например, в помещения, строения, структурно обособленные от индивидуального жилого дома (сарай, баню, гараж и т.п.

), если они не были специально приспособлены, оборудованы для проживания, а также в помещения, предназначенные только для временного нахождения, а не проживания в них (купе поезда, каюту судна и т.п.

), не может быть квалифицировано по указанной статье.

Также ВС РФ отметил, что незаконное проникновение в жилище может иметь место и без вхождения в него, но с применением средств, используемых в целях нарушения его неприкосновенности (например, при установлении прослушивающего устройства или прибора видеонаблюдения).

Действия лица, находящегося в жилище с согласия проживающего в нем лица, но отказавшегося выполнить требование покинуть его, не образуют состава данного преступления.

Часть разъяснений, вошедших в рассматриваемое постановление, посвящена вопросам привлечения к уголовной ответственности за невыплату зарплаты, а также за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста, беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до 3 лет. Подробнее об этом читайте здесь.

В заключение Верховный Суд РФ напомнил судам, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст.

 145 УК РФ, относятся к категории дел частно-публичного обвинения и не подлежат обязательному прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Однако если лицо впервые совершило такое преступление, являющееся преступлением небольшой тяжести, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред, то суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении этого лица.

_________________________________________

Противопожарные требования к временным строениям распространяются также на временные сооружения

Решение Верховного Суда РФ от 05.12.2018 по делу N АКПИ18-1010

Источник: http://base.garant.ru/57404593/

Компьютерная томография

Может ли директор школы уволить согласно акту об отказе проходить компьютерную томографию?

Кабинет компьютерной томографии Клинической больницы №172 ФМБА России еще больше расширил возможности диагностики заболеваний внутренних органов. Такая перспектива открылась после того, как врачи-рентгенологи освоили и стали применять  исследования с контрастным усилением. Подробности мы решили узнать у Владимира Эдуардовича Фриауф, и. о. заведующего рентгеновским отделением ФГБУЗ КБ №172 ФМБА России– Многие люди слышали, что в клинической больнице есть компьютерный томограф, но, думается, что не все представляют его возможности. Расскажите, пожалуйста, вкратце об этом.

– Современный 64-срезовый мультиспиральный компьютерный томограф японского производства позволяет: изучать состояние органов и систем человека, диагностировать заболевание в начальных стадиях развития, уточнять локализацию, объем поражения органов и систем человека патологическим процессам, к примеру, опухоль, которая еще имеет малые размеры и которую проще вылечить, в том числе и хирургически. Преимуществом данной методики перед другими рентгенологическими видами исследований является возможность за короткое время исследовать одномоментно несколько анатомических областей и, получив четкие изображения, структуру, размеры пораженного участка тела человека определить заболевание на ранней стадии развития. Таким образом, в современных условиях, компьютерная томография является незаменимым помощником во многих сложных случаях диагностики того или иного заболевания, при сочетанных травмах и позволяет в кратчайшие сроки определиться с тактикой и стратегией лечения конкретного больного.

Компьютерный томограф – сложное медицинское оборудование, которое требует серьезной подготовки специалистов для работы на нем и времени, чтобы в полной мере использовать его технические возможности.

Поэтому по сложным случаям предусматривается дистанционная консультация с ведущими специалистами-рентгенологами Самарской области и Федерального медико-биологического агентства (ФМБА России)  города Москва.

По итогам прохождения компьютерной томографии выдается протокол исследования, плёнка с серией КТ-томограмм и СD-диск с полным набором R-изображений. МСКТ-исследование («Мультиспиральная компьютерная томография») может обрабатываться и интерпретироваться любым специалистом или консультантам или передаваться по телерадиологическим сетям без потери первичной диагностической информации.

Важно знать, что заключение протокола исследования ни в коем случае не является диагнозом! Окончательный вывод остается за лечащим врачом, который выставляет диагноз и определяет тактику лечения на основании всех имеющихся у него данных, в том числе результатов КТ-исследования.

– Некоторое время назад вы еще больше расширили перечень исследований на компьютерном томографе. Можно узнать подробности?

–  Действительно сейчас мы активно стали  практиковать исследования с контрастным усилением. В организм вводятся специальные контрастные вещества, искусственно создающие видимое различие в плотности исследуемого объекта от окружающих его тканей и органов.

Данный метод открывает для медицинских специалистов более широкие возможности при осмотре головного мозга, сердца, крупных и мелких сосудов, суставов, органов брюшной полости, диагностики опухолей различной локализации и т.д.

Методики контрастного усиления позволяют различать и определять характер опухолей (новообразований) на фоне окружающих их мягких тканей в тех случаях, когда они не видны при обычном исследовании.

Единственным дискомфортом при проведении компьютерной томографии с контрастированием является введение в периферическую, чаще всего кубитальную, вену иглы и катетера, а также ощущение тепла и небольшого жжения при введении раствора контрастного препарата. Иногда возникает покраснение кожных покровов в месте расположения вены и ощущение металлического привкуса во рту, длящегося несколько минут.

– Очевидно, что возможности японского диагностического оборудования очень широкие, в связи с этим вопрос – как работает кабинет компьютерной томографии?

– Плановые обследования проводятся по выделенным квотам на бесплатное медицинское обслуживание по программе обязательного медицинского страхования (ОМС).

Отбор пациентов на плановую компьютерную томографию проводятся специально созданными в каждом подразделении клинической больницы медицинскими комиссиями (они есть в поликлиниках и стационарах) после всестороннего обследования, проведенного согласно стандартам диагностики и лечения.

Таких пациентов в кабинете компьютерной томографии принимают с 8 до 14 часов в будние дни (понедельник – пятница). Прием экстренных больных осуществляется вне очереди.

– Можно ли посетить кабинет томографии не по направлению врача, а самостоятельно?

– Тех людей, которые не хотят ждать планового обследования, или желают пройти исследование на компьютерном томографев профилактических целях мы тоже принимаем, но платно и только после 14 часов. И такой возможностью пользуются не только горожане, но и жители Мелекесского и Новомалыклинского районов.

– Возможно, что у граждан после этого интервью появятся вопросы, где они могут получить ответы на них?

– Более полную информацию о работе кабинета компьютерной томографии можно узнать по телефону 6-41-09, непосредственно в кабинете компьютерной томографии по адресу: г. Димитровград, ул.Т.Потаповой, 173, терапевтический корпус, 1-й этаж, а также на сайте Клинической больницы №172 ФМБА России: www.kb172.ru (раздел «Информация для пациента», подраздел «Компьютерная томография»).

Берегите себя! Помните, что ранняя диагностика заболевания – залог эффективного лечения!

Источник: http://www.kb172.ru/2015-03-26-04-02-22/2015-10-29-03-27-11.html

Новости в сфере медицинского права за январь – октябрь 2019 года (подготовлено экспертами компании

Может ли директор школы уволить согласно акту об отказе проходить компьютерную томографию?

Пациент, требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, должен доказать лишь факт своих страданий

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2019 г. N 74-КГ19-5

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно.

На это указал Верховный Суд РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни “рентгена” ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

– акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Закона об основах охраны здоровья граждан (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);

– материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей.

По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава.

А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;

– акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и “засиленной” ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

– обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;

– неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;

– при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;

– однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

1.

 сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу; и

2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Что же до актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП, то в этих документах четко не написано, кто именно их составлял, и какая у него квалификация. А значит, и доверять им суд не может.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра.

Потому диагноз “травма бедренной кости” врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной.

Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили “на всякий случай” ввиду многочисленных хронических заболеваний.

Верховный Суд РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:

– из содержания иска усматривается, что требования о компенсации морального вреда основаны на факте некачественной медпомощи (не были проведены необходимые обследования и не установлен диагноз, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение и привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания). Тем самым было нарушено её право на здоровье как нематериальное благо;

– следовательно, в данном деле юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага, при этом:

– причинитель вреда (больница) должен доказать правомерность своего поведения,

– причинитель вреда (больница) должен доказать отсутствие своей вины (ведь законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик, самостоятельно). Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медицинской помощи;

– потерпевший должен доказать факт наличия вреда – физических и/или нравственных страданий (если это вред моральный);

– а также потерпевший должен доказать, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред;

– в данном деле суды неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи, и неправомерно освободили ответчика от доказывания его невиновности в неустановлении правильного диагноза (что повлекло за собой ненадлежащее и несвоевременное лечение истицы) и в дефектах оказания ей медпомощи (что привело к ухудшению состояния её здоровья);

– кроме того, утверждая об отсутствии вины больницы, суды не применили к спорным отношениям положения закона о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи.

А ведь именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей.

В конце концов, именно лечащий врач устанавливает диагноз;

– в связи с этим суд не выяснил – предпринимал ли лечащий врач все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента? Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Имелась ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь (при том, что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике)?;

– утверждение суда о том, что истица не предъявляла симптомов, характерных именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пациентка не обладает специальными познаниями в медицине и не может знать, какие жалобы в данном случае являются характерными;

– тот факт, что в больницу истицу положили в связи с ЧС в регионе, тоже не имеет значения: он никак не изменяет установленный законом порядок оказания медпомощи;

– нижестоящие суды обосновали свои выводы исключительно заключением СМЭ.

Однако заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

Другими словами, выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора. В таком случае нарушался бы смысл гражданского судопроизводства. Кроме того, и в имеющемся заключении СМЭ отмечены недостатки в оказании медпомощи.

Однако вопрос о том, была ли у сотрудников больницы возможность правильного определения диагноза в случае проведения всех необходимых исследований, предметом исследования в судебном заседании не являлся, и на обсуждение сторон спора, в том числе в целях назначения дополнительной экспертизы, не выносился;

– наконец, выводы суда относительно актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП страховой медорганизации явно не соответствуют содержанию этих документов. В акте проверки имеются сведения о лицах, проводивших проверку и составивших акт.

А требования к экспертам СМО и оформлению ЭКМП вообще установлены специальными актами, и в частности, предоставляют экспертам право указать в акте экспертизы не свои ФИО, а свой идентификационный код.

К тому же акт этой ЭКМП проверялся ТФОМСом, и результаты этой экспертизы были признаны обоснованными, о чем в деле тоже есть документы.

____________________________________________

Источник: http://base.garant.ru/57404657/

Округ закона
Добавить комментарий