Можно ли оплатить сумму, взысканную судом в пользу ответчика, частями?

Проценты за пользование чужими денежными средствами: считаем и взыскиваем

Можно ли оплатить сумму, взысканную судом в пользу ответчика, частями?

Материал подготовлен старшим партнеров Юридической группы «Бюро 24», кандидатом юридических наук Дмитрием Севериным

Важно не только уметь рассчитать проценты, но еще нужно уметь их взыскать. Читайте как это сделать:

Неустойка: как установить в договоре? как ее рассчитать и взыскать? в чем отличие пени от штрафа?
Читайте бесплатно.

Образцы документов:

  • Подробная претензия с расчетом пени и процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами;
  • заявление о возбуждении приказного производства;
  • образец расчета задолженности при обращении к нотариусу;
  • образец заявления о совершении исполнительной надписи нотариуса.

Что такое проценты и зачем они нужны?

В соответствии с п. 1 ст. 366 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств (далее – проценты).

Пункт 1 постановления Пленума  Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21.01.

2004 № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» (далее – Постановление Пленума) определяет, что это самостоятельный вид ответственности за неисполнение денежного обязательства независимо от оснований его возникновения (ст. 7 ГК) в виде уплаты процентов на сумму этих средств.

Важно!
Лучший способ взыскать «дебиторку» — не допустить ее. Проверьте своего контрагента до заключения договора с помощью нашего сервиса. 

Учитывая санкционную правовую природу процентов, стоит отметить, что проценты отчасти призваны компенсировать последствия, вызванные нарушением денежного обязательства должником (ч. 4 п.

6 Постановления Пленума). Так, при разрешении вопроса об уменьшении неустойки в соответствии со ст. 314 ГК хозяйственный суд может учитывать компенсационный характер взыскиваемых процентов.

Это значит следующее.

Проценты и неустойка – это денежные средства, которые поступают взыскателю. Естественно, что эти средства вне зависимости от своей правовой сути и причин возникновения компенсируют взыскателю его потери.

По этой причине суд оценивает размеры подлежащих взысканию сумм, чтобы уменьшить неустойку (если речь идет о ст.

314 ГК) и тем самым не присудить кредитору суммы сверх положенных ему в качестве компенсации потерь.

Следует различать проценты и неустойку (ст. 311 ГК), так как последняя является прежде всего способом обеспечения исполнения обязательств и порой ее размер определяется в процентном отношении к сумме неисполненного обязательства.

Неустойка обеспечивает исполнение обязательства, то есть ее главная цель – удержать стороны от неисполнения обязательств путем установления в договоре меры ответственности, наступающей при его неисполнении.

Обязанность уплатить неустойку возникает при неисполнении обязательства, при этом последнее не обязательно должно быть связано с уплатой денег (это может быть ответственность за непоставку товара или неоказание услуги).

же цель процентов – компенсация кредитору потерь, вызванных невозвратом долга контрагентом; при этом обязанность их уплатить возникает только при невозврате денег. Проценты не обеспечивают обязательство, но компенсируют потери, вызванные его неисполнением.

Применение процентов возможно лишь тогда, когда обязательства связаны с использованием денежных средств в качестве основного платежа. Так, например, мена, предполагающая встречную передачу равноценных товаров, денежным обязательством являться не будет.

Как определить и считать проценты?

Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора, исходя из ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день вынесения решения. При этом стороны вправе самостоятельно установить в договоре иной размер процентов.

Важно!
Если основной долг погашен, размер процентов определяется по ставке рефинансирования на дату фактического погашения. 
Если долг не оплачен, то размер процентов определяется по ставке на дату вынесения судебного решения.

При составлении искового заявления за основу для расчета цены иска берется ставка, действующая на дату составления такого иска. В последующем, если ставка изменится, суд скорректирует цену иска исходя из размера ставки, действующей на дату вынесения решения.

При этом если в связи с увеличением размера ставки рефинансирования за время рассмотрения дела в суде исковые требования удовлетворяются судом в большей сумме, чем первоначальная цена иска, истцу государственную пошлину доплачивать не следует, так как она будет взыскана с ответчика.

Если же за время рассмотрения дела размер учетной ставки будет уменьшен, то иск удовлетворяется в меньшей сумме, а пошлина будет возвращена из бюджета истцу в части.

Как правило, расчет процентов при полном погашении долга (полном непогашении) сложностей не вызывает.

Формула расчета при полном погашении долга (полном непогашении): 
сумма непогашенной (погашенной) задолженности × cтавка рефинансирования НБ РБ / 365 (или 366) дней в году ×  количество дней просрочки.

Рассмотрим порядок расчета процентов на примере взыскания суммы основного долга в размере 100 бел. руб., обязанность по уплате которого возникла 01.03.2017.

Если долг НЕ выплачен полностью

Источник: https://statuspro.by/statia/procenty-za-polzovanie-chuzhimi-denezhnymi-sredstvami-schitaem-i-vzyskivaem

Вс посчитал, что премия юристам в виде процента от взысканных в суде средств является «гонораром успеха»

Можно ли оплатить сумму, взысканную судом в пользу ответчика, частями?

Верховный Суд вынес Определение по делу № 78-КГ19-32, в котором разбирался, можно ли предусмотреть договором об оказании юруслуг дополнительную премию юристам в виде процента от взысканных в гражданском споре средств в пользу их клиента.

Условие о премии

1 июня 2015 г.

между ООО «Юридическая фирма “ЛексТерра”» и Яковом Ерошевским был заключен договор № З-ЮФ/15, в соответствии с которым юрфирма обязалась оказать ему комплексные юридические услуги, в том числе услугу по представительству в Санкт-Петербургском городском суде по вопросу апелляционного/кассационного обжалования решения Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 27 мая 2015 г. по гражданскому делу. Также юрфирма обязалась оказать услугу по представительству в правоохранительных органах, иных учреждениях и организациях, в том числе в службе судебных приставов, а заказчик – принять и оплатить оказанные услуги в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

1 октября 2015 г.

между ними был заключен договор № 4-ЮФ/15, в соответствии с которым юрфирма обязалась оказать Ерошевскому комплексные юридические услуги, в том числе услугу по представительству в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах по вопросу взыскания долга по договору займа, заключенному между заказчиком и гражданином В. Бугаевым, в правоохранительных органах, иных учреждениях и организациях, в том числе в Службе судебных приставов, а заказчик – принять и оплатить оказанные услуги в порядке и на условиях, предусмотренных договором.

В абз. 4 п. 3.1 договоров отмечалось, что по окончании оказания услуг заказчик выплачивает исполнителю премию в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика в результате оказания услуг по договору.

В связи с образовавшейся задолженностью юрфирма обратилась в суд с иском к Якову Ерошевскому, в котором просила взыскать задолженность по договорам в размере более 27,5 млн руб.

, а также неустойку в размере более 1 млн руб. и расходы по оплате государственной пошлины. Яков Ерошевский подал встречное исковое заявление о признании недействительными условий, содержащихся в абз. 4 п. 3.

1 договоров, и взыскании компенсации морального вреда.

Суды поддержали юрфирму

Изучив материалы дела, Петроградский районный суд г. Санкт-Петербурга отказал в части взыскания задолженности по договору № З-ЮФ/15, так как перечень услуг был превышен, а в соответствии с п. 1.

3 договора, если перечень услуг превысит указанный в п. 1.1–1.2, то это должно быть отражено в дополнительном соглашении, которое станет приложением к договору, с указанием стоимости дополнительных услуг.

Суд указал, что доказательств заключения сторонами дополнительного соглашения не представлено.

Разрешая требования юрфирмы о взыскании задолженности и процентов по договору № 4-ЮФ/15, суд исходил из того, что по гражданскому делу Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга в пользу Ерошевского были взысканы денежные средства по договору займа и проценты. Общая сумма на день исполнения судебного решения составила более 2 млн долларов США.

Таким образом, первая инстанция пришла к выводу, что в пользу юрфирмы подлежат к взысканию денежная сумма в качестве премии в размере более 14 млн руб., а также проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 22 августа 2017 г. по 1 февраля 2018 г. в размере более 550 тыс. руб.

Отказывая Якову Ерошевскому в удовлетворении встречных исковых требований, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания абз. 4 п. 3.

1 договоров недействительными, поскольку размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, которое будет принято в будущем.

С этим выводом суда первой инстанции согласилась апелляция, указав, что спорные условия договоров не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ), требованиям ст.

779, 781 ГК, так как фактически предусматривают обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора.

При этом выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями общества по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда.

Верховный Суд усмотрел в премии неправомерный «гонорар успеха»

Не согласившись с вынесенным решением, Яков Ерошевский обратился в Верховный Суд, Судебная коллегия по гражданским делам которого нашла жалобу обоснованной.

ВС, заслушав доводы сторон, напомнил, что Конституционный Суд в Постановлении от 23 января 2007 г.

№ 1-П указал: предполагается, что стороны в договоре об оказании правовых услуг, будучи вправе в силу диспозитивного характера гражданско-правового регулирования свободно определять наиболее оптимальные условия оплаты оказанных услуг, в том числе самостоятельно устанавливать порядок и сроки внесения платежей, не могут, однако, обусловливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения. В системе действующего правового регулирования, в том числе положений гражданского законодательства, судебное решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав (ст. 128 ГК), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (ст. 432 ГК).

Согласно постановлению КС включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающими свободу сторон в определении любых условий договора, если они не противоречат законодательству (п. 2 ст. 1 ГК), поскольку в данном случае это означает введение иного, не предусмотренного законом предмета договора. Кроме того, в этом случае не учитывается, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК оплата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

ВС разъяснил толкование условий договораПленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров

Кроме того, ВС сослался на п. 43 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г.

№ 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», в котором разъяснено, что условия договора подлежат толкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в ст. 1 ГК, другими положениям Кодекса, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (ст. 3, 422 ГК).

В постановлении Пленума указывается, что при толковании условий договора в силу абз. 1 ст. 431 ГК судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений (буквальное толкование).

Такое значение определяется с учетом их общепринятого употребления любым участником гражданского оборота, действующим разумно и добросовестно (п. 5 ст. 10, п. 3 ст.

307 ГК), если иное значение не следует из деловой практики сторон и иных обстоятельств дела.

Условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо стороне договора извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения. Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду.

При этом значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной связи и с учетом того, что они являются согласованными частями одного договора.

Толкование условий договора осуществляется с учетом цели договора и существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств.

Верховный Суд отметил, что в своих возражениях относительно заявленных юрфирмой требований ответчик указывал, что из буквального толкования абз. 4 п. 3.

1 указанных договоров следует, что условие о премии, выплачиваемой заказчиком исполнителю, является именно условием о «гонораре успеха», так как размер этой премии определяется в процентах от суммы, взысканной в пользу заказчика в результате оказания услуг исполнителем, в данном случае – от суммы, взысканной Василеостровским районным судом Санкт-Петербурга.

«Таким образом, размер вознаграждения, предусмотренный спорными пунктами указанных договоров, поставлен в зависимость от результата рассмотрения судебного дела и принятия в будущем судебного решения о взыскании денежных средств в пользу заказчика. Следовательно, условие о выплате такой премии является условием о выплате “гонорара успеха” в том смысле, который придается данному понятию постановлением Конституционного Суда», – посчитала высшая инстанция.

ВС отметил, что первая инстанция в опровержение данного довода указала, что выплата, предусмотренная абз. 4 п. 3.1 договора № 4-ЮФ/15, заявлялась самим заказчиком при подаче иска и рассчитывалась им от цены иска, однако мотивов, по которым он пришел к этому выводу, не привел и не отразил в своем решении, в том числе почему данные условия не являются «гонораром успеха».

Суд указал, что Яков Ерошевский ссылался на то обстоятельство, что сумма выплаты является взыскиваемой, что указывает на определение размера данной суммы судом при полном или частичном удовлетворении иска, так как принудительное взыскание возможно только по решению суда. Кроме того, оспариваемые договоры не содержат каких-либо указаний на расчет размера выплаты, предусмотренной абз. 4 п. 3.1 указанных договоров, исходя из цены иска.

Таким образом, посчитал ВС, довод Ерошевского о том, что выплата, предусмотренная п. 3.1 договоров, является условием о «гонораре успеха», судом первой инстанции не опровергнут, а правовая оценка спорных условий договоров, отраженная в обжалуемом судебном акте, противоречит правовой позиции Конституционного Суда, содержащейся в Постановлении № 1-П.

По мнению Верховного Суда, апелляция указала, что спорные условия договоров фактически предусматривают обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора, при этом выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями общества по оказанию услуг, формально сославшись на довод юрфирмы, изложенный в возражениях относительно встречного иска, и не учла, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

Вместе с тем, отметил Суд, обстоятельства, имеющие значение для дела и свидетельствующие о придании сторонами именно такого смысла договору в нарушение требований ст. 198 ГПК, судом апелляционной инстанции не исследовались и не получили оценки.

Таким образом, ВС определил апелляционное определение отменить в части оставления без изменения решения Петроградского районного суда г.

Санкт- Петербурга об удовлетворении требований ООО «Юридическая фирма “ЛексТерра”» о взыскании с Якова Ерошевского задолженности по договору, процентов, расходов по оплате государственной пошлины на общую сумму почти 15 млн руб.

и отказе в удовлетворении встречных исковых требований о признании условий договоров недействительными, и направил дело в данной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poschital-chto-premiya-yuristam-v-vide-protsenta-ot-vzyskannykh-v-sude-sredstv-yavlyaetsya-gonorarom-uspekha/

Округ закона
Добавить комментарий