Можно ли работать в прокуратуре, если моя мама неоднократно сидела в тюрьме?

Условия приема

Можно ли работать в прокуратуре, если моя мама неоднократно сидела в тюрьме?

Условия и порядок приёма на службу в органы прокуратуры, требования, предъявляемые к лицам, назначаемым на прокурорские должности в прокуратуре, определены Федеральными законами «О прокуратуре Российской Федерации», «Об основах государственной службы Российской Федерации», законодательством о труде и другими нормативными актами.

Согласно п.2 ст. 40-1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» лицо не может быть принято на службу в органы прокуратуры, если оно:

  • имеет гражданство иностранного государства;
  • признано решением суда недееспособным и ограниченно дееспособным;
  • лишено решением суда права занимать государственные должности государственной службы в течение определённого срока;
  • имело или имеет судимость;
  • имеет заболевание, которое согласно медицинскому заключению препятствует исполнению им служебных обязанностей;
  • состоит в близком родстве или свойстве с работником органа или учреждения прокуратуры, если их служба связана с непосредственной подчинённостью или подконтрольностью одного из них другому;
  • отказывается от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, если исполнение служебных обязанностей по должности, на которую претендует лицо, связано с использованием таких сведений.

К числу специальных требований подбора на должности прокурора (п.1 ст.40.1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» ) относятся:

  • обязательное наличие гражданства Российской Федерации;
  • наличие высшего юридического образования, полученного в образовательных учреждениях высшего профессионального образования, имеющих государственную аккредитацию, в частности, по программе «юриспруденция»;
  • обладание необходимыми профессиональными и моральными качествами;
  • способность по состоянию здоровья исполнять возлагаемые на них служебные обязанности.

Лица принимаются на службу в органы прокуратуры на условиях трудового договора, заключаемого на неопределённый срок или определённый срок.

По вопросу трудоустройства в органы прокуратуры граждане обращаются к городским и районным прокурорам по месту жительства.

Прокуроры городов и районов для проверки соответствия кандидата предъявляемым требованиям знакомятся с документами претендента на должность (автобиография, паспорт, трудовая книжка либо её копия, диплом с приложением, свидетельство об аккредитации вуза с приложением, медицинская справка формы №086/у о годности к службе в органах прокуратуры, справка из органов государственной налоговой службы о представлении сведений об имущественном положении, другие документы, предусмотренные федеральным законодательством). Перечень документов может быть дополнен в зависимости от индивидуальных данных кандидата на работу. Прокурорами городов и районов направляются запросы в соответствующие органы для проверки данных о возможном привлечении кандидата к уголовной и административной ответственности.

Немаловажное значение имеет также собеседование (беседа) руководителя прокуратуры с кандидатом на должность.

Цель беседы — получение дополнительной информации о биографии кандидата и составление представления о нём как о личности, формирование мнения о его интеллекте, начитанности, интересах, умении грамотно и логично излагать свои мысли.

В ходе собеседования выявляются волевые и характерологические особенности кандидата, его склонность и стремление к данной профессии (мотивация).

Ознакомившись с личностью кандидата на замещение вакантной должности помощника прокурора (впервые назначаемых на должность), в случае положительного решения горрайспецпрокурор направляет на имя прокурора области мотивированное ходатайство о назначении этого лица на соответствующую должность.

После поступления в отдел кадров ходатайства горрайспецпрокурора и перечисленных документов кандидат на должность направляется на психологическое тестирование, целью которого является определение степени его соответствия требованиям прокурорской специальности.

Решение вопроса о назначении на должность кандидата принимается только после получения результатов (заключения) психологического тестирования.

Условия приема граждан на должности федеральной государственной гражданской службы в органы прокуратуры Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2005 года № 1534 утвержден Реестр должностей федеральной государственной гражданской службы. В соответствии с Реестром к должностям федеральной государственной гражданской службы органов прокуратуры относятся следующие должности:В аппарате прокуратуры Московской областиДолжности категории «руководители», главная группа должностей: — Заместитель начальника отдела*Должности категории «специалисты», старшая группа должностей:Должности категории «обеспечивающие специалисты», старшая группа должностей:— Старший специалист 1 разряда— Старший специалист 2 разрядаПримечание: * — руководители отделов, обеспечивающих деятельность прокуратуры и не являющихся оперативными отделами. В городских, районных и специализированных прокуратурах:Должности категории «специалисты», старшая группа должностей:Должности категории «обеспечивающие специалисты», старшая группа должностей:— Старший специалист 1 разряда— Старший специалист 2 разрядамладшая группа должностей:

Источник: https://mosoblproc.ru/vakansii/usloviya-priema/

Пытка, длиной в полжизни, или откровения черниговских заключенных

Можно ли работать в прокуратуре, если моя мама неоднократно сидела в тюрьме?

Люди гораздо больше, чем вещи, нуждаются в том, чтобы их подобрали, починили, нашли им место и простили; никогда никого не выбрасывайте…
Одри Хепберн
После публикации нашего второго материала о деле Калия и Николаенко «Родители убитых на Валу парней готовы простить одного из пожизненников», а также ознакомления с приговором, наш корреспондент в какой-то степени опасался посещать двоих заключенных в СИЗО. Мы представляли себе монстров в человеческом обличье, которые даже в тюрьме могут выказать неадекватное поведение. Но, так как мы дали обещание выслушать их точку зрения и нам предоставили материалы уже самого дела, мы обратились к руководству следственного изолятора с просьбой провести интервью с осужденными 18-го и 19-го мая 2017-го года.

Заместитель начальника Булко Александр Степанович сообщил, что проведение встреч необходимо согласовать с заместителем Министра юстиции Чернышевым Денисом Викторовичем. В Киеве дали положительный ответ. Каждое интервью длилось 7 часов, с 9.30 утра до 5 вечера, в следственной комнате №2, на втором этаже здания СИЗО.

Александр Степанович уточнил для нас, что за последние несколько лет, журналисты у них были только 2 раза – этой зимой – Виталий Назаренко (он делал материал «По той бік муру: репортаж із «чистилища») и в апреле приезжали две журналистки из Киева, снимали сюжет, про то, как сотрудник СИЗО торговал наркотиками в стенах данного учреждения.

Перед тем, как привести 35-летнего Александра Николаенко сотрудники СИЗО уточнили надо ли его садить в клетку, или предоставить свободный доступ.

Увидев мое изумление на лице (я представляла себе, что общаться придется через телефонную трубку, решетку или стекло, как показывают в роликах на Ютуб), они, улыбаясь, заверили меня в том, что Александр абсолютно нормальный парень и не опасен.

Профессиональный интерес и желание сделать фото/видео-фиксацию с близкого расстояния, а не через клетку все же переселил страх, и я согласилась на то, чтобы общение было в свободной обстановке.

Следственная комната (их несколько), в которой проходят встречи осужденных с их адвокатами и следователями, представляет собой помещение, размером метров 10 квадратных. Стены наполовину обшиты панелями серого цвета, наполовину обоями, пол услан деревянными досками, краска на которых прилично протерлась от времени.

Из мебели – стол и 4 табуретки, все это прибито к полу. Слева, если стоять лицом к двери, сама клетка, в которой тоже стоит табурет. Входная дверь зеленого цвета имеет небольшое окошко по центру, в которое время от времени заглядывают для контроля дежурные. Окно над столом зарешеченное, оно выходит не на улицу, а в коридор.

На столе телефонный аппарат, подняв трубку которого, вы этим самым подаете сигнал на пост, если надо отойти или вы собрались уходить. На торце стола закреплена тревожная кнопка.

– Жмите, если вдруг что, – хохотнул охранник, – после того, как завел в комнату свиданий 35-летнего Александра Николаенко, и деликатно удалился.

Общество готово слепо ненавидеть, но только не разбираться в сути вещей

Александр, голубоглазый, высокий парень, зашел в комнату, заметно сутулясь. При себе у него была папка с копиями по делу, распечатка статьи с интервью потерпевшей стороны.

Внешне он выглядит лет на 28, весьма располагает к себе, и в общении с ним на протяжении 7-часового разговора не ощущаешь никакого дискомфорта.

Если не знать, что он 17-лет провел в заключении, рядом с опасными преступниками, и мысленно представить в другом интерьере, то он похож на самого обычного интеллигентного молодого человека, который пришел на встречу с журналистом из дома.

Мы говорили с Сашей не только о вечере 21 ноября 2000-го года, но и попытались выяснить, в каком окружении он рос, условиях содержания в тюрьме и, конечно, о том, что он думает, по поводу ведения следствия по делу, справедливости вынесения приговора и его обоснованности.

Ознакомившись с мнением родителей потерпевших, из материала на Gorod.cn.ua, относительно приговора и участи всех троих осужденных, первое, о чем Александр начинает говорить в начале нашей беседы, это то, почему эти люди готовы слепо ненавидеть его и Диму, хотя за столько лет не ознакомились, ни с делом, ни с нарушениями по нему.

– Я помню этот суд, до сих пор. Сторона потерпевших искала мою мать, хотя из-за сложностей по работе она не могла приехать из России. Она никак не могла упрекнуть Людмилу Васеку в том, что та из детдома, а муж Малой – простой автослесарь. Моя мама сама воспитывалась в интернате, а мой отец – точно такой же автослесарь, а из-за работы в Москве успел побыть лишь на двух заседаниях суда.

Протокол допроса Александра Николаевича Николаенко (отца Саши Николаенко), от 03.12.2000 г. – место работы: г.Москва, г.Видное, начальник гаража

Меня пришли поддержать очень много людей, в том числе, одноклассники и одногруппники по институту, из всех инстанций прилагались положительные характеристики, и я так полагаю, что Малых и Васек, очень возмущала подобная ситуация. Ведь, как такое может быть, что такой образцовый парень и спортсмен, а тут драка в центре города.

Они, наверно, хотели видеть в моем лице какого-то отморозка, ранее судимого, я не знаю…
– Единственное, к чему было прицепиться – это прогулы в университете. Но прогуливал я не больше и не меньше, чем остальные.

Тем более, что я был в группе промышленной электроники, где особо не прогуляешь, и где основными преподавателями были 2 проректора – Ушаков Виктор Григорьевич и Сатюков Анатолий Иванович.

Как мне передавали позже друзья, Виктор Григорьевич в первые годы, которые я был в тюрьме, постоянно справлялся о моей судьбе, в его планах было подготовить меня к аспирантуре, но не сложилось… Ему нравилось, что, в отличии, от других студентов, которые этого преподавателя побаивались, постоянно заваливал его вопросами.

Когда от руководства политеха поступил негласный сигнал отсеять платежспособных студентов с бюджета на платное, я попал в их число и многие другие. Руководству было не выгодно держать бесплатников, вот и стало формальной причиной то, что однажды меня удалили с экзамена за шпаргалку, хотя такие шпаргалки делали все и ими пользовались. На тот момент те, для кого в материальном плане, это не было большой обузой, не возмущались таким переводом, не стал протестовать и я.

– Что касается приговора, который вы опубликовали. Там собран весь негатив и интерпретировано все так, чтобы выставить нас жестокими убийцами и оправдать статьи на пожизненное заключение.

Если посмотреть материалы дела, то вы найдете массу несостыковок, которые озвучивались и в суде и возмущали многих присутствующих, но, к сожалению, из-за того, что процесс не фиксировался на аудио, по материалам протокола, где отсутствуют многие существенные противоречивые моменты, – теперь мало что можно доказать.

 В протоколе даже не записаны вопросы, которые задавались. Просто в сжатом виде, поясняется, что на вопрос такого-то человека – подсудимый ответил то-то. Если прочесть сейчас этот протокол, вы даже не поймете, каким образом были сформулированы эти вопросы. Это был не суд – а какое-то судилище.

И запрет на запись был, по мнению моих обоих адвокатов, именно для того, чтобы скрыть все эти нюансы. Тогда защититься из-за резонанса и влияния должностных лиц было нереально, но и сейчас, по прошествии времени, из-за отсутствия этой записи – это еще более маловероятно.

Источник: http://pravocn.org.ua/pyitka-dlynoj-v-polzhyzny-yly-otkrovenyya-chernyhovskyh-zaklyuchennyih/

Округ закона
Добавить комментарий