При разводе с мужем, сможем ли мы разменять квартиру в ипотеке?

Квартира пополам: как построенная в браке «трешка» заставляет семьи враждовать и остервенело судиться – Недвижимость Onliner

При разводе с мужем, сможем ли мы разменять квартиру в ипотеке?

Каждый, кто пережил непростой развод и еще более непростой раздел имущества, с тоской вспоминает об упущенной в свое время возможности заключить брачный договор.

До крайности неромантичный (а для кого-то даже и оскорбительный) документ хоть и не спасет от всех напастей, но значительно облегчит взаимодействие почти уже бывших супругов: вопрос «где твое, а где мое» разрешится без скандалов, истерик и проклятий.

К тонкому юридическому аспекту, все еще непривычному для нас и считающемуся само собой разумеющимся на Западе, стоит особенно присмотреться тем, кому в случае краха персональной «лав стори» придется делить не ложки с пододеяльниками, а недвижимость.

Валентина привыкла рассчитывать на себя. Миниатюрная, энергичная и жизнерадостная, она готова, если надо, горы свернуть.

Пока же минчанке не до мифологических подвигов: женщине приходится не только работать, воспитывать двоих детей и кормить четырех пушистых котиков, но и проводить немало времени в судах.

Предмет спора — просторная трехкомнатная квартира на улице Сухаревской, которую она начала строить, будучи в браке, а закончила в статусе свободной от супружеских обязательств женщины, буквально утонувшей в выплатах по кредитам и долгам.

А началось все в 2008 году. Валентина с мужем стояли в очереди на улучшение жилищных условий как молодая семья.

Законодательство того времени позволяло супружеской паре, в которой муж был на девять лет младше жены, претендовать на льготный кредит, правда, для строительства в далеко не льготном доме.

Мест в УКСовских панельках для минчан не нашлось, поэтому единственной возможностью обзавестись собственным жильем оставалось заключение договора долевого строительства с негосударственным застройщиком.

— В финансовом плане с самого начала рассчитывала только на себя: муж зарабатывал немного, а я привыкла впахивать с утра до вечера.

У меня даже декретного отпуска как такового не было: дочери исполнилось всего шесть дней, когда я вернулась к работе, — рассказывает парикмахер, которая долгое время была индивидуальным предпринимателем.

— Поиском вариантов, в какую «долевку» вступить, тоже занималась сама. А как иначе, нас же четыре человека, жить с мамами не вариант, да и скитаться по съемным квартирам надоело.

Писала, звонила, ездила. В итоге в феврале 2009 года выбрала подходящий «каркасник» и заключила договор с одним из застройщиков. Так как в семье было двое детей (мой сын от первого брака и общая дочь), сразу нацелилась на «трешку»: всем нужно свое пространство. Помню, как впервые показала мужу эту квартиру.

Стройка была в самом разгаре, но я уже знала и этаж, и номер помещения, поэтому нашла свои «квадраты» без труда. Тут были абсолютно голые стены, но находиться в них уже было приятно: свое. Виктор [имя изменено — прим. Onliner.by] вдохновился увиденным.

Обещал, что пойдет на две-три работы, чтобы только оплатить жилье.

— Понятно, что своих средств на строительство такой большой квартиры не было, поэтому пришлось брать два кредита: льготный (который не покрывал стоимость «квадратов») и еще один под 17%, — а также брать в долг $15 тыс. у друзей (оформив договор займа). Зато внесла сразу 100% стоимости жилья, — уточняет финансовую сторону вопроса Валентина.

Когда минчанка суммировала все обязательные выплаты по кредитам, выяснилось, что после сдачи дома в эксплуатацию в месяц придется отдавать сумму, эквивалентную $800. Немного облегчило ситуацию то, что мама Валентины продала свою двухкомнатную квартиру и отдала дочери $7 тыс., которые тут же ушли на погашение займа.

Валентина не отрицает, что финансовый вклад в строительство «трешки» внес и Виктор. Родной дед подарил ему чеки «Жилье», которые зачлись в качестве взноса. Именные чеки перевелись в рубли, и получилась сумма 28 046 032.

Общая стоимость квартиры, согласно справке, которую предоставил застройщик, составила 275 984 082 рублей. То есть чеками была выкуплена приблизительно десятая часть «трешки».

Однако бывший супруг Валентины отчего-то оперирует другими цифрами.

— Через несколько месяцев после того, как были заключены все договоры (в сентябре 2009-го), муж, с которым мы были вместе 12 лет, собрал свои вещи, сложил их в машину, которую мы купили, будучи в браке, и уехал строить новую жизнь к новой женщине. С дочерью с тех пор он не общался, она даже носит мою фамилию. Вся его помощь — алименты, которых пришлось добиваться с боем.

В сентябре следующего года мы уже были разведены. Важная деталь: в его заявлении на расторжение брака было отмечено, что споров по разделу совместно нажитого имущества нет (это указано и в протоколах судебных заседаний). Устно мы с Виктором договорились о том, что ему остается машина, а мне — квартира и абсолютно все выплаты по ней.

Через полгода после того, как мы были официально разведены, и примерно полтора года после того, как перестали вести совместное хозяйство, я получила ключи от квартиры. 2 февраля 2011 года я оформила ее в собственность (так как договор строительства оформлялся на меня) и стала потихоньку приводить полы и стены в порядок.

Было очень непросто: одна, с двумя детьми, на съемной «двушке», долг в $8 тыс., да еще и время выплаты кредитов подходило (первый платеж надо было осуществить через полгода после сдачи дома в эксплуатацию). Пришлось помимо основной работы устроиться в своей же новостройке уборщицей.

С пяти до десяти утра убирала все подъезды и прилегающую территорию, а потом до десяти вечера работала парикмахером, чтобы хоть как-то отбиться от финансовых трудностей.

Так как на строительство выделялся льготный кредит, мне по закону надо было прописать в квартиру бывшего мужа. Виктор долго на это не соглашался, против была и его новая жена, но все же пошел на уступки — 11 марта 2011 года экс-супруг был зарегистрирован в квартире. Правда, грозился, что выпишется, как только это будет возможно. Не выписался… — вспоминает Валентина.

В течение нескольких лет все в жизни Валентины шло по накатанной: дети, работа, долги, кредиты. Но через пять лет с тех пор, как пара разъехалась, позвонил бывший муж и сказал, что претендует на долю в квартире. Минчанка удивилась и не поверила. Отнестись к заявлению серьезно пришлось после того, как ей вручили извещение из суда.

— Я не поверила своим глазам, но решила проконсультироваться с несколькими юристами, — рассказывает минчанка. — Меня в один голос заверили: срок исковой давности прошел, претензии надо было предъявлять в течение трех лет, а теперь уже поздно. И исключения по «недвижимым» вопросам нет. Но меня же вызывают в суд!

Собрала документы и пошла на заседание, на которое бывший муж не явился. Сразу же устно заявила ходатайство о том, что срок исковой давности истек. Но в суде во внимание это не приняли.

Не приобщили и письменное ходатайство по этому же вопросу на втором заседании, равно как не учлось и то, что в заявлении о разводе Виктор сам указал, что не претендует на совместно нажитое имущество. Вообще, в суде была очень странная нервозная обстановка.

Не буду перечислять все возмутившие меня факты, так как аудио- или видеодоказательств нет.

Затем в ходе заседаний стали всплывать какие-то странные договоры займа, которые бывший муж заключал со своей матерью якобы для оплаты «квадратов». Благо, не сумев ничего доказать, от требований он отказался. И только на третьем слушании муж подал ходатайство о восстановлении срока исковой давности. Скажите, это нормально?! Как же рассматривалось дело до этого?

— На все заседания я приходила до зубов вооруженная документами. Считаю, что смогла полностью доказать, что за квартиру платила только я: платежки, росписи, свидетельские показания. Но это, как оказывается, не аргумент. Как и то, что срок исковой давности прошел.

Квартира приобретена не в браке (то есть зарегистрирована в БРТИ не в браке), а банк, выдавший льготный кредит, не давал разрешения на раздел квартиры.

В конце концов, у меня льготный кредит до 2029 года, который не позволяет ничего делать с жильем, — там сплошные обременения! — возмущена минчанка.

В июле прошлого года суд вынес решение в пользу бывшего супруга Валентины. Несмотря на то, что в исковых требованиях Виктор выразил желание завладеть 65/100 долей квартиры, выделили ему 50/100.

Затем были еще суды и заседания — в итоге ему выделили самую большую комнату в квартире (ту, которую долгое время занимала его дочь), а также не ограничили в праве пользования остальными нежилыми помещениями.

По словам минчанки, все эти годы бывший супруг не оплачивал ни «коммуналку», ни кредиты — официально его не обязали это делать, а добровольно он так и не решился.

— Я прошла уже почти все инстанции — меня отфутболивали и, такое ощущение, даже доводы не учитывали.

В ответ приходили документы, подписанные разными людьми, умеющими на удивление абсолютно одинаково формулировать мысли. Причем формулировки были точь-в-точь такие, как в мотивировочной части и решении суда.

Сейчас остается только Верховный суд — вся надежда на него, хотя и надежды той уже почти не осталось.

Помимо сумасшедших пошлин, которые мне пришлось оплатить, на меня возложили еще и судебные траты бывшего мужа — более $2 тыс. Оплатить эту сумму надо как можно скорее.

Но с чего? У меня дети и кредиты! Судебные исполнители уже приходили в квартиру и описали все имущество. Что будет дальше, не знаю.

Но до сих пор поражаюсь тому, что, оказывается, можно тянуть на себе все выплаты, обустраивать квартиру, а в итоге отдать половину бывшему мужу, который практически ни копейки не вложил.

У экс-супруга Валентины, естественно, своя точка зрения на все произошедшее. Изматывающие суды и официальный раздел квартиры на две части он объясняет так:

— Я просто хотел добиться правды. Ситуация какая: она построила эту квартиру, пользуясь тем моментом, что мне еще не было 30 лет, а значит, мы считались молодой семьей и могли рассчитывать на пятипроцентный кредит, плюс пустила в дело мои чеки «Жилье».

Очень большие суммы денег (в районе $7— $8 тыс.) одалживались у моей матери, но они так и не вернулись, поскольку истек срок давности. Куда и на что тратились эти деньги, я понятия не имею. Когда она взяла у каких-то своих знакомых в долг $10 тыс.

, я об этом ни сном ни духом.

Она говорит, что я ничего не вкладывал. Но мне даже не давали ключи, меня туда не пускали. Потом она требовала, чтобы я платил по кредитам и снова не давала мне никакого доступа в квартиру.

То есть оплати мне половину квартиры, рассчитайся с долгами, но ноги твоей здесь не будет. Смысл вкладывать в то, чего ты не получишь? Опять же Валентина везде говорит, что она сама делала ремонт.

Какой там ремонт, если в квартире шаром покати?..

А теперь бывшая жена в судах настаивает, что квартира принадлежит ей и только ей, будто я не имею никакого отношения. Но я был у нее главным поручителем по кредиту, еще одним поручителем был мой отец. Еще двумя поручителями выступили ее знакомые. То есть если она не платит по кредиту, то деньги требуют с меня.

И мне уже звонили из банка и предупредили, что по двум кредитам есть задолженность. Я бы, может, и не трогал бы вот это все, если бы два года назад мне не пришла бумага о том, что там накопилась большая задолженность по кредитам и банк подает исковое заявление. То есть они имели полное право приехать ко мне домой и описать мое имущество.

Получается, меня дернули — пришлось дергаться и мне.

У нее долги и по «коммуналке». Я говорил с председателем, просил разделить лицевые счета, но он сказал, что это можно сделать только через суд, и потребовал, чтобы я оплатил часть задолженности. Но откуда она у меня? Да, я там прописан, но не живу, не трачу ни воду, ни электричество.

Там живет сейчас два человека: она и наша дочка. Старший сын — в армии. По сути, она одна живет в солидной трехкомнатной квартире с балконом и лоджией. А я — в трехкомнатной квартире вместе с мамой, братом-алкоголиком, женой и ребенком, которому 2 с половиной года.

Мы втроем живем в 18-метровой комнате.

Сейчас я хочу разделить лицевые счета, чтобы я на своей половине был полноправным хозяином и знал, кому и за что я плачу. Просто так погашать кредит не согласен. Судом мне выделили самую большую комнату — 15,7 кв. м. Но меня и сейчас в квартиру не пускают, вселялся туда через участкового.

Алименты плачу нормально. Раньше просто передавал деньги из рук в руки, чисто по-человечески — в районе $150. Все было на доверии, но обжегся.

Ей эта сумма показалось маловатой, попросила накинуть еще $50. Но у меня нет таких денег, у меня ребенок очень сильно болел.

Поэтому она подала в суд и теперь я по суду алименты плачу 50% от зарплаты — 25% как положено и еще 25% якобы задолженность за год.

С машиной отдельная история. Я брал ее в кредит и сам полностью погашал его. Мне наличными дала деньги мать, и я выплатил всю сумму. Бывшая жена мне до сих пор должна в районе 30 млн — все судебные издержки. Но половину суммы заморозили, так как она подала в Верховный суд.

Я готов и дальше судиться, если это понадобится. Я буду оплачивать кредит и коммунальные, но дайте мне бумагу, что вот — я собственник, это мое.

Вообще, я планирую на этой неделе подъехать в банк, разделить кредиты и платить свою часть. А что касается суда, то решение принималось согласно статьям, кодексам, законам — и ничего больше.

Если она считает, что все суды были несправедливы, то это неправда. Я не коррупционер и заниматься этим не собираюсь.

Валентина, в свою очередь, готова опровергнуть каждое слово супруга и утверждает, что в его комментарии нет почти ни слова правды. Семейная драма выходит на все новые рубежи, и, похоже, когда на кону стоит трехкомнатная квартира, прийти к полюбовному решению сторонам вряд ли удастся.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: https://realt.onliner.by/2016/12/08/kvart-108

Как разделить жилье при разводе: 9 историй и путей решения

При разводе с мужем, сможем ли мы разменять квартиру в ипотеке?

При разводе у супругов практически всегда находится миллион претензий друг к другу. Еще сложнее проходит этот процесс, если нужно разделить имущество. Особенно если оно построено с привлечением кредитов или денег родителей одного из супругов, а то и вовсе еще не достроено.

С какими вопросами по поводу денег и жилья обращаются супруги, «Комсомолке» на конкретных примерах из практики рассказал риелтор одного из столичных агентств недвижимости Александр Лазарев. И дал советы, как лучше всего избежать проблем.

Ситуация 1. Через два года после свадьбы умерла бабушка мужа, оставив ему в наследство дом. Пара переехала туда жить. Через четыре года супруги решили развестись, жена стала требовать половину дома, который они получили от бабушки. Имеет ли она на это право?

Супруги имеют равные права на все имущество, приобретенное или построенное в браке, но есть исключения. Например, наследство и подарки принадлежат только тому супругу, которому они достались.

По общему правилу следует, что при разводе бабушкин дом не делится, а целиком переходит к мужу.

Но если дом был в плохом состоянии, а молодая пара его перестроила или сделала дорогостоящий ремонт, и при этом все расходы зафиксированы, супруга через суд может добиваться соответствующей доли в праве собственности.

Если на свадьбу родители одного из супругов решили подарить молодоженам квартиру, но она оформлена на их ребенка, то эта недвижимость будет принадлежать только ему или ей. Чтобы супруги владели подаренной квартирой совместно, можно заключить брачный договор. Там будет записано, кому какая доля принадлежит.

Ситуация 2. В браке супруги приобрели трехкомнатную квартиру, собственником записан муж. Пара решила развестись, муж угрожает выселить жену, так как по документам квартира его. Так можно?

Нельзя. Не важно, на кого оформлена квартира или авто, приобретенные или построенные в браке. Супруги имеют равные права на все имущество, которое появилось у них во время брака (кроме подаренного и наследуемого), поэтому выселить жену в такой ситуации у мужа не выйдет.

Ситуация 3. Супруги приобрели квартиру с помощью льготного кредита. Через пять лет муж ушел в запой и перестал оплачивать ежемесячные взносы по кредиту, их целиком делала жена на протяжении года до развода. Может ли она потребовать делить жилье при разводе не поровну?

Да, может. Если все платежи по кредиту совершал один из супругов, то суд может увеличить его долю собственности на эту квартиру. Для этого нужно будет заявить об этом во время суда и предоставить все необходимые доказательства. Такими будут квитанции или выписки с банковского счета, подтверждающие оплату кредита только одним человеком.

Но также придется доказать, что второй супруг умышленно уклонялся от платежей и не давал вам наличные деньги для оплаты кредита. В данном случае это могут быть выписки из больницы, где фиксировали его алкогольное опьянение, справки о работе (ее отсутствии).

То же самое будет с игроманами, регулярно лишающими семью нужных денег в казино – их долю собственности в суде также могут уменьшить.

Но судебная практика показывает, что на увеличение доли ответственного супруга суд идет нечасто: мало кто в такой ситуации собирает все необходимые бумажки и может доказать, что супруг нарочно не платил по кредиту.

Ситуация 4. За 16 лет брака супруги купили две квартиры, имеют троих несовершеннолетних детей. При разводе оказалось, что в подписанном ими брачном договоре есть пункт о том, что вся совместно нажитая недвижимость должна перейти при разводе к мужу, а дети – к жене. Это вообще правомерно?

Да, это правомерно. В брачном договоре можно заранее предусмотреть любые условия, в том числе к кому переходят драгоценности, квартира, посуда и даже дети при разводе. Договор составляется и подписывается в присутствии нотариуса, который разъясняет все последствия подписания документа.

Однако в случае развода суд будет очень интересовать судьба детей, и, возможно, жене их не отдадут – ведь у нее нет жилья.

Ситуация 5. Суд постановил при разводе поделить квартиру поровну, супруги не возражали, так как планировали ее в дальнейшем продать. После развода оказалось, что муж не спешит съезжать, все варианты разъезда его не устраивают, а денег, чтобы выкупить его долю, у жены нет. Что делать?

Это очень распространенная ситуация, но ускорить процесс и поторопить супруга будет сложно. Возможен вариант продажи своей выделенной доли.

Для этого необходимо в письменном виде, с привлечением нотариуса, уведомить мужа о предстоящей продаже квартиры. Если он отказывается выкупить вашу долю, вы получаете право на продажу своей доли любому третьему лицу.

Скорее всего, вы получите меньшую сумму денег, чем от продажи квартиры не по долям, но многие все равно идут на такую меру от безысходности.

Ситуация 6. Разводится семья, двое маленьких детей остаются с матерью. Льготный кредит на квартиру супруги погасили полгода назад. Можно ли продать такую квартиру и делятся ли метры пополам?

По общему правилу льготную квартиру нельзя продавать пять лет после погашения льготного кредита. У этого правила есть несколько исключений. Одно из них – развод собственников.

Поэтому продать квартиру и поделить деньги можно. А вот сумма от продажи не обязательно достанется супругам поровну. Мать имеет право потребовать в суде увеличения ее доли на квартиру с учетом опеки над детьми. Иногда долю увеличивают на 10 – 15%.

Ситуация 7. Супруги решили развестись через 20 лет совместной жизни. Вдруг оказалось, что на часть двухкомнатной квартиры и машину при разводе претендует еще и любовница мужа с годовалым ребенком. Имеет ли она на это право?

При разводе – нет, а вот в случае смерти супруга встал бы вопрос о наследовании части машины и квартиры. Годовалый ребенок при доказанности отцовства становится одним из потенциальных наследников.

Ситуация 8. Супруги решили развестись через три года после свадьбы, но у них не погашен льготный кредит на квартиру. Как поделить кредит и квартиру?

Конечно, можно проживать вместе до погашения кредита, но редко бывшие супруги идут на это. Есть три варианта развития событий, но во всех случаях придется сначала погасить кредит.

Вариант 1. Самый распространенный выход из положения – погасить льготный кредит, получить разрешение на продажу недвижимости из-за развода, продать квартиру и пропорционально разделить деньги.

Вариант 2 подойдет для тех, кто брал кредит на квартиру, где более одной комнаты. Для этого нужно погасить льготный кредит, получить разрешение на продажу недвижимости из-за развода, обменять одну квартиру на две или больше, с учетом возможности доплаты.

Вариант 3. В судебном порядке поделить имущество, погасить кредит по своей части квартиры, затем получать разрешение администрации города на продажу. После этого продать свою долю бывшему супругу или другому человеку. У бывшего супруга есть первоочередное право выкупа доли, т. е сначала предложат ему, а если откажется – можно продавать кому угодно.

Для тех, у кого нет денег на выплату кредита сразу, есть только один вариант: жить вместе или раздельно, постепенно выплачивая кредит.

Ситуация 9. Муж сказал, что ему ничего не нужно, с женой и детьми он больше не живет. Квартиру супруги не делили, кредит выплачивает жена. Правда ли, что он все равно имеет право на жилье, если передумает?

Независимо от того, что супруг сказал, право собственности на ½ квартиры за ним сохраняется. В любой момент он может об этом вспомнить. Советуем вам до развода заключить брачный договор, который определит, что квартира теперь только ваша. Только в этом случае супруг после развода не сможет на нее претендовать.

Источник: https://www.kp.by/daily/26996/4057868/

Округ закона
Добавить комментарий