Принудительная госпитализация в психбольницу

Чем грозят новые правила психиатрической госпитализации

Принудительная госпитализация в психбольницу

Новая поправка к закону позволяет прокурорам отправлять людей в психиатрические больницы

В среду Государственная дума приняла в третьем чтении поправки к Кодексу об административном судопроизводстве (КАС РФ), которые дают право прокурорам подавать иск о недобровольной госпитализации гражданина в психиатрическую больницу. Раньше это могли делать только руководители медучреждений. О том, к чему это может привести, The Village поговорил с экспертами по психиатрической помощи, включая тех, кто сам проходил через такую госпитализацию.

Сейчас часть 1 статьи 275 КАС РФ гласит:  «Административное исковое заявление о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке гражданина, страдающего психическим расстройством (далее — административное исковое заявление о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке), подается представителем медицинской организации, в которую помещен гражданин». В конце этой фразы теперь появятся слова «либо прокурором».

Кроме того, новая редакция части 3 статьи 275 выглядит так: «Административное исковое заявление подписывается руководителем медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, его заместителями либо прокурором».

При этом в пояснительной записке к законопроекту авторы аргументируют необходимость изменений проблемой распространения туберкулеза в России (поправки в КАС затрагивают и туберкулезные диспансеры). Аналогичных обоснований для психиатрических заболеваний они не приводят.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Я была госпитализирована где-то полтора года назад, и у меня была недобровольная госпитализация. Она была очень неприятной, потому что у нас [в России] это происходит довольно жестко. Если человек действительно находится в психотическом состоянии, к нему могут применять разные запрещенные меры.

Например, на меня надевали наручники, хотя я не была в агрессивном состоянии и не бросалась на врачей. Я просто была в бредовом приступе: плакала, говорила какую-то глупость. Но суть в том, что наручники не имеют права надевать, их вообще не должно быть в арсенале.

Это мы узнали, когда готовили «Психгорфест» (фестиваль, посвященный проблемам душевного здоровья и болезней. — Прим. ред.) и расписывали законные и незаконные моменты недобровольной госпитализации: что можно делать и что нельзя, какие-то правовые нормы, которые необходимо знать пациенту.

Но со мной это было, и, более того, это было не только со мной.

Вообще есть определенные правила госпитализации, там указано, в каком случае санитары должны ограничивать движения человека и применять к нему какую-либо силу, каким образом ограничивать эти движения, то есть как правильно брать человека, чтобы не причинить ему никакого вреда.

Есть законный способ ограничения движения пациента — вязки. Но это не наказательная процедура, это процедура, которая применяется в самый последний момент, чтобы обезопасить пациента от себя и обезопасить окружающих.

Вязки должны накладываться не таким образом, чтобы сдавить человеку все или прекратить поток крови к ногам и рукам, а чтобы удержать его на какое-то время и можно было сделать ему успокаивающий или снотворный укол. Выглядит эта процедура жутко, но иногда она необходима.

Похожее было со мной, но никто не имеет права надевать наручники на человека, который плачет или не очень хочет идти в карету скорой помощи.

Видимо, дело в том, что в некоторых больницах нет юриста (а он нужен по закону для подачи заявления о недобровольной госпитализации), поэтому прокуроры по просьбе медработников подают заявление в суд. Суд зачастую отказывает, потому что это не прописано в законодательстве.

Речь идет о недобровольной, а не о принудительной госпитализации. Недобровольная госпитализация — это когда человек страдает психическим расстройством, он беспомощен или представляет риск для себя и окружающих, а принудительная — в том случае, когда человек совершил преступление.

В недобровольной госпитализации сейчас действует такая практика, что врач может оставить человека в больнице на двое суток, где не позднее этого срока его осматривает комиссия из трех врачей.

Затем они подают заявление в суд с просьбой разрешить госпитализировать пациента, и в течение пяти дней суд решает вопрос о госпитализации больного.

То есть в принципе на любом этапе какая-то из инстанций может отпустить человека.

Евгений Касьянов

администратор паблика «Психиатрия & нейронаука»

Виды недобровольной и принудительной госпитализации существовали ранее и регулировались Уголовным кодексом и законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», где четко прописаны все критерии таких госпитализаций. Прокуроры, кстати, и ранее направляли заявления о принудительном лечении в суды, большинство из которых были удовлетворены. Однако некоторые суды им отказывали в рассмотрении ввиду противоречий в законодательстве.

В любом случае без заключения психиатрической экспертизы никто положить в психиатрический стационар не сможет. И если мы говорим о принудительном лечении, то в таком случае человек, совершивший преступление, просто будет исполнять наказание согласно УК.

Татьяна Мальчикова

пресс-секретарь Гражданской комиссии по правам человека

Если вы прочитаете пояснительную записку к данному законопроекту, то увидите, что авторы очень подробно и тщательно обосновали необходимость наделить прокуроров полномочиями инициировать госпитализацию людей, больных туберкулезом в открытой форме.

А вот расширение этих полномочий на психиатрических пациентов не обосновывается практически никак. Говорится только, как бы довеском, что и в психиатрии нужно расширить.

Мне кажется, распространение на прокурора полномочий психиатра способно сыграть с правоприменением очень злую шутку.

Во-первых, на прокурора взваливают ответственность за решение о психическом статусе человека, то есть побуждают вторгаться в область, в которой объективных критериев оценки нет, а есть только субъективная оценка поведения.

Это отсутствие не может не создавать угрозу злоупотреблений. Ранее это было несчастьем исключительно для психиатров, теперь же его распространят и на прокуроров.

Вполне возможно, что кто-то воспользуется этими новыми полномочиями, чтобы избавляться от граждан, создающих проблемы.

Но представим противоположную ситуацию: прокурор, исходя из собственной оценки, воздержался от принудительной госпитализации человека, угрожавшего спрыгнуть с балкона из-за неспособности погасить долги перед кредиторами.

Если позднее, так и не расплатившись с долгами, этот человек что-то над собой учинит, полномочия, которыми наделили прокуроров, дадут основания обвинить прокурора в том, что он этими полномочиями не воспользовался.

В результате прокуроры будут склонны, опасаясь таких обвинений, недобровольно госпитализировать граждан, которых помещать в сумасшедший дом не следует. Это открывает возможность злоупотреблений психиатрической властью, хоть и совсем иного рода, чем было в советское время.

Здесь уместно процитировать книгу Александра Подрабинека о советской карательной психиатрии: «В конце концов все решают люди, а не система».

Маша Пушкина

создатель сайта Bipolar

Я не возьмусь судить о тонкостях законодательства, для этого нужна практика в этой области. Но, конечно, дополнительные возможности для принудительной госпитализации — это всегда риск злоупотреблений против пациентов.

С 80-х российская психиатрия меняется в сторону гуманизации и признания прав пациентов, так что очень нелогично делать сейчас шаги назад. Насколько я понимаю, речь идет о закреплении существующей практики.

Но, конечно, когда решение о госпитализации принимает не врач, который понимает особенности болезни, а чиновник со своими представлениями о порядке, это всегда опасно для общества.

Вообще в психиатрии госпитализация далеко не самая эффективная мера, в современном мире, наоборот, стараются свести к минимуму время в стационаре. Если есть цель улучшить состояние пациентов, а не подавлять их, нужно развивать систему профилактики и социальной адаптации и, главное, просвещения — чтобы люди сами вовремя обращались за помощью и не боялись вместо нее получить репрессии.

Если бы в законе имелось в виду, что прокурор может обращаться в суд без привлечения мнения врача, то это, конечно, неправильно. В таком случае закон можно будет использоваться в неблаговидных целях.

Но это маловероятно, потому что по логике законов, регулирующих этот вопрос, для подачи заявления о госпитализации человек уже должен быть в больнице, а там он не может оказаться без освидетельствования (осмотра) врачом.

Попытки применения психиатрии в целях контроля со стороны власти были, есть и будут, но для того, чтобы избежать этого, существует закон о психиатрической помощи. Задача общества — не позволять представителям власти злоупотреблять психиатрией в своих интересах.

Вообще, психиатрия должна как можно дальше дистанцироваться от вмешательства государства, за исключением случаев защиты интересов своих пациентов, и, разумеется, заниматься лечением, а не вопросами контроля инакомыслящих. Смущает закрытость этих возможных изменений и отсутствие разъяснений.

Саша Старость

активистка, организатор движения «Психоактивно»

Представьте себе ситуацию, когда человека задерживают за некий перформанс или акцию. Его сопровождают в отделение полиции, где его необходимо как-то изолировать.

И выясняется, что он состоит на так называемом учете (на самом деле это просто фигура речи, так как с 1975 года как такового учета нет), у него есть карточка в психиатрической больнице, и он является носителем расстройства.

Но поскольку у него не получается уголовка никак, а его нужно все-таки как-то наказать, прокурор обращается в психиатрическую больницу вне зависимости от того, находится ли человек в психозе или не находится.

Раньше в таком случае было бы так: сотрудники полиции отвозят вас в психиатрическую больницу и приводят на прием к главврачу. Он, так как не находится под влиянием полиции, не имеет права принять решение класть вас в клинику, если вы не находитесь в остром состоянии. Он просто проводит освидетельствование, разговаривает с вами и, если вы в порядке, отпускает вас домой.

Он может сказать, что он думает про ваше поведение: что оно асоциальное или какое-то еще. Но если вы не больны, то он вас не положит. Теперь получается, что решение о госпитализации принимает не врач, а прокурор.

Соответственно, психбольница возвращается в лоно наказательной системы и превращается не в место, где тебя лечат, а место, куда ты попадешь, если будешь плохо себя вести.

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/react/317649-psihiatricheskaya-prinuditelnaya-gospitalizatsiya

Недобровольная (принудительная) госпитализация граждан в психиатрический стационар

Принудительная госпитализация в психбольницу

Недобровольная (принудительная) госпитализация граждан в психиатрический стационар
М.Б. Алексеева
 

Рассмотрим основания и порядок недобровольной (принудительной) госпитализации  граждан в психиатрический стационар по состоянию здоровья, продления ее сроков, возникновения оснований  для недобровольной госпитализации и  порядок выписки из психиатрического стационара недобровольных пациентов, а также случаи получения добровольного согласия  в процессе лечения недобровольных пациентов  и последствия такового согласия.

Очерченный круг вопросов регламентируется Законом Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, другими нормативными актами.

Статья 29 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»  определяет основания  для помещения гражданина в психиатрический стационар. Структура этой статьи включает в себя три критерия, необходимые при недобровольной (принудительной) госпитализации в психиатрической стационар.

Первый – в момент осуществления  недобровольной (принудительной) госпитализации, лицо, подлежащее помещению в психиатрический стационар, должно страдать  тяжелым психическим расстройством.

Иными словами, только подозрения врача на наличие такого расстройства у данного лица явно недостаточно.

Закон  допускает недобровольную госпитализацию гражданина в психиатрический стационар лишь в случае, если он действительно страдает психическим расстройством, если это расстройство тяжелое,  и  если об этом имеется заключение врача соответствующей специализации.

Второй критерий – обследование или лечение гражданина, недобровольно (принудительно) госпитализируемого в психиатрический стационар, может проводиться только в условиях стационара.

Поэтому необходимо, чтобы заключения комиссий врачей-психиатров о принудительной госпитализации в психиатрическую больницу содержали аргументированное обоснование той позиции, что объективно  отсутствует возможность обследовать или лечить пациента амбулаторно.

Третий критерий – который, в свою очередь, состоит их трех составляющих:

· непосредственная опасность лица, недобровольно госпитализируемого в психиатрический стационар, для себя или окружающих, или

· его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

· существенный вред его здоровью вследствие ухудшения  психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Конкретный случай может содержать в себе одно или несколько из этих составляющих.

Следует заметить, что среди составляющих третьего критерия не обозначены  более и менее важные. Наличие любого из них в отдельности или  в сочетании с другими составляющими, названными  в статье 29, приводят к одинаковым юридическим последствиям –  помещению в психиатрический стационар недобровольно (принудительно).

Однако закон требует неукоснительного соблюдения определенной юридический формы, соблюдения процессуальных норм при недобровольной (принудительной) госпитализации пациента. Эта процедура регламентируется Главой 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Следует отметить, что до введения в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть до  1 февраля 2003 года, судебная процедура полностью регламентировалась Законом Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», поскольку Гражданский процессуальный кодекс РСФСР  не содержал в главы, регламентирующей  данную проблему.

Судебная процедура недобровольного (принудительного) помещения  в психиатрический стационар

Заявление о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар подается в суд по месту нахождения психиатрического стационара, в который помещен гражданин,  в течение 48 часов.

К заявлению обязательно должно быть приложено заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости пребывания гражданина в психиатрическом стационаре.

Возбуждая дело, судья одновременно продлевает пребывание гражданина в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения  дела. Дела данной категории должны быть рассмотрены судом в течение 5-и  дней со дня их возбуждения.

При рассмотрении дела обеспечивается право личного участия  в судебном заседании госпитализируемого гражданина, если же его психическое состояние не позволяет ему участвовать в судебном заседании, проводимом в помещении суда, то  дело рассматривается судьей в психиатрическом стационаре.

Кроме того, в деле обязательно участвуют прокурор, представитель психиатрического учреждения  и представитель  госпитализируемого лица. 

Здесь необходимо отметить, что в соответствии со статьей 7 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», иметь представителя   является правом, а не обязанностью  гражданина, которому оказывается психиатрическая помощь, поэтому такой гражданин вправе отказаться от участия своего представителя в судебном заседании.

Эта же статья закрепляет право пациента психиатрического учреждения и на помощь адвоката.

При этом важно заметить, что администрация лечебного учреждения, оказывающего психиатрическую помощь, обязана лишь обеспечить возможность его приглашения пациентом и  на нее законом не возлагается обязанность  поиска и подбора  адвоката для пациента, а также  оплаты адвокатских услуг 

Возвращаясь  к  судебной процедуре принудительной госпитализации,  отметим, что судья, рассмотрев дело по существу,  принимает решение, которым удовлетворяет или отклоняет заявление психиатрического стационара.

Это решение по общему правилу вступает в законную силу через 10 дней.

Однако решение суда об отклонении заявления психиатрического стационара о  принудительной (недобровольной) госпитализации гражданина влечет за собой немедленную выписку последнего.

По истечении 6 месяцев  принудительного пребывания гражданина в психиатрическом стационаре, срок его пребывания может быть продлен в том же порядке, в каком осуществлялась и сама госпитализация. В дальнейшем  срок пребывания гражданина в психиатрическом стационаре продляется в судебном порядке ежегодно. 

Порядок обжалования принудительной госпитализации в психиатрический стационар

Пациент, не  согласный с решением суда  о его принудительной госпитализации в психиатрический стационар, вправе подать на такое  судебное решений кассационную жалобу в порядке, определенном главой 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба подается через суд, принявший решение о принудительной госпитализации данного лица в психиатрический стационар. Срок подачи кассационной жалобы – 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Жалоба может быть подана кассатором лично, через представителя, допущенного судом до участия в таком качестве в данном деле, либо по доверенности,  по почте или через представителя лечебного  учреждения, где  пациент находится на излечении.

В последних двух случаях закон возлагает обязанность на администрацию лечебного учреждения обеспечить пациенту, обжалующему судебное решение, условия для направления  жалобы в суд (статья 39 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

Кассационная жалоба должна содержать:

· Наименование суда,  в который адресуется жалоба.

· Наименование лица, подающего жалобу, его место жительства  или место нахождения.

· Указание на решение суда, которое обжалуется.

· Требования лица, подающего жалобу, а также основания, по которым он считает  решение суда неправильным.

· Перечень прилагаемых к жалобе  доказательств.

 Необходимо заметить, что психиатрический стационар, не согласный с решением суда первой инстанции,  также вправе подать кассационную жалобу. 

Порядок пребывания в психиатрическом стационаре принудительно госпитализированного лица

Порядок пребывания  в психиатрическом стационаре принудительно госпитализированного лица регламентируется Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан пи ее оказании».

Закон диктует следующую периодичность коллегиальных освидетельствований пациентов, по решению суда находящихся в психиатрических стационарах недобровольно (принудительно):

· в течение первых 6 месяцев пребывания в стационаре такой пациент освидетельствуется комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в месяц;

· по истечении 6 месяцев – не реже одного раза в 6 месяцев. При этом закон не препятствует более частому освидетельствованию пациента комиссионно в зависимости от его состояния.

Законом очень жестко очерчены сроки пребывания недобровольного пациента в психиатрическом стационаре. Это тот промежуток времени, в течение которого сохраняются  основания, по которым была проведена госпитализация.

Выписка недобровольного пациента из психиатрического стационара осуществляется по решению комиссии врачей-психиатров, либо по решению суда об отказе в продлении срока госпитализации.

Если в процессе принудительного (недобровольного) лечения гражданина в психиатрическом стационаре его психическое состояние, а также отношение к госпитализации и лечению меняются настолько, что возникает понимание необходимости их продолжения, с пациента может быть взято добровольное информированное согласие на  дальнейшее лечение в психиатрическом стационаре; и выписка такого пациента проводится на общих основаниях, а именно по его личному заявлению, по заявлению его законного представителя или по решению врача (комиссионного решения в  данном случае закон не требует).

Однако не во всех случаях пациент, помещенный в психиатрический стационар добровольно, выписывается по его заявлению.

Исключение составляют случаи, когда комиссией врачей-психиатров  этого психиатрического учреждения  установлены основания для недобровольной (принудительной) госпитализации  этого пациента в психиатрический стационар (часть 5 статьи 40 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан»).  Дальнейшее обращение с таким пациентом требует такой же судебной процедуры, которая описана выше.

Завершая освещение правовых аспектов оказания психиатрической помощи, следует отметить, что в двух лекциях невозможно  осветить весь круг вопросов, которые могут возникать у лиц, получающих психиатрическую помощь или нуждающихся в ней и решающих для себя вопрос о необходимости обращения к психиатру. В настоящей книге были затронуты лишь основные из проблем, с которыми приходится  чаще всего  сталкиваться тем, кто  эту помощь получает.  

Использованная литература 

Источник: http://familymh.ru/lectio_f13

272 уголовных дела против психиатров открыто в Киеве

Принудительная госпитализация в психбольницу

По состоянию на 26 августа за семь месяцев 2019 года следственными органами и прокуратурой Киева против психиатров было открыто 143 уголовных дела.

Всего же, за период с начала 2018 года, юридический отдел общественной организации ГКПЧ инициировал 272 уголовных производства.

Следователями Центрального аппарата Государственного бюро расследований, Киевской прокуратурой, Генеральной прокуратурой Украины и Управлением Национальной полиции Украины…

24 февраля 2019 года мать Леры вместе с участковым полицейским заставили девушку пойти на приём к психиатру. Тот сразу выписал Лере направление на госпитализацию в психиатрическую больницу №5 (Строгановка) недалеко от Симферополя. Всё произошло в один день – в выходной, когда отца Леры не было в городе, а её жених уехал по делам в Москву.…

19.02.19 представители ГКПЧ прибыли в «ТМО ПСИХИАТРИЯ» по заявлению насильно удерживаемой там пострадавшей К. Руководство учреждения оказало противодействие законным требованиям правозащитников.

Горячая линия Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) ежедневно принимает звонки от пострадавших в психиатрии граждан. К сожалению, помочь людям, попавшим в психиатрическую ловушку, удаётся не всегда.

Яркий и печальный пример тому – история…

Принудительное лечение психических расстройств существует во всем мире. Но в Украине это стало способом «законного» избавления от неугодных лиц.

Причины, по которым человек может оказаться на принудительном лечении бывают очень разными.

Сведение счётов, раздел имущества в семье, спор, месть после конфликта, захват бизнеса, уничтожение конкурента, сокрытие уголовного преступления, манипуляции родственников, выселение неугодного собственника завидных квадратных…

Между Ассоциацией психиатров Украины и Советом ООН по правам человека возникло ключевое противоречие.

  При общем ходе реформ и положительных изменений в Украине психиатрия остаётся областью, которая большую часть времени усиленно гребёт в другую сторону.

Президент Ассоциации психиатров Семён Глузман, по сообщению Укринформ, заявил о необходимости узаконить принудительное лечение людей с алкогольной и наркотической зависимостью. В…

5 ноября 2018 на горячую линия ГКПЧ обратилась пострадавшая, которую отправили в «психушку» за религиозные взгляды. Месяц провела в психиатрической больнице Павлова пострадавшая М.О. после того, как дверь её квартиры 4 октября выбили сотрудники МЧС Киева. Полицию и психиатрическую бригаду к М.О. вызвали мать с братом из-за того, что та хотела принять ислам, как религию.…

11 октября 2018 года КСУ признал неконституционными положения закона «Об обращении граждан», согласно которым обращения недееспособных лиц в суд не рассматривались вообще, а обращения с жалобами рассматривались только от их законных представителей (опекунов). Это создавало ситуацию, при которой недееспособное лицо становилось в прямом смысле собственностью опекуна и утрачивало шансы восстановить свои права, если того не…

17 сентября 2018 года МОЗ официально сообщил о начале реорганизации Днепровской психиатрической больницы со строгим надзором. Процесс реорганизации вскрыл шокирующие факты.

В заведении содержится шестеро иностранцев, из которых лишь по одному было сделано сообщение консулу, как этого требует законодательство. Пятеро других содержатся в нарушение закона.

Там же находятся четверо пациентов, по которым суд ещё в…

11 августа 2018 сотруднику ГКПЧ Украины стало известно о смерти при странных обстоятельствах «пациентки» психиатрической больницы им. Павлова в Киеве.

Гражданская комиссия по правам человека Украины с начала 2018 инициировала открытие ряда судебных производств в отношении преступной группы психиатров, действующей в Павловской психиатрической больнице.

Но 6 августа, при невыясненных обстоятельствах, в Павловке скончалась одна из…

15 июня 2018 юридический отдел ГКПЧ подвёл предварительные итоги привлечения к ответственности организованной преступной группы психиатров в Киеве.

С начала 2018 года путём подачи более чем 600 жалоб и заявлений в разные инстанции Гражданская комиссия по правам человека Украины добивается привлечения к уголовной ответственности организованной преступной группы психиатров, действующих в ТМО «Психиатрия», г. Киев –…

Page 3

По состоянию на 30 мая 2018 в ГКПЧ еженедельно поступает пять-восемь новых обращений от пострадавших в психиатрии. Половина из обратившихся были помещены в психбольницы с применением насилия. Раз в два дня один новый человек насильно попадает в психиатрическое заведение. Люди обращаются в Гражданскую комиссию по правам человека в надежде получить помощь и защиту от психиатрического…

7 мая НАБУ открыло уголовное производство в отношении судьи Подольского района г. Киева Галины Супрун по делу о психиатрии. Месяц назад в Подольском районном суде г. Киева СБУ совместно с НАБУ и Специализированной антикоррупционной прокуратурой (САП) провели обыски по подозрению судей Галины Супрун и Татьяны Войтенко в получении крупной взятки. Обе персоны связаны с вынесением…

11 мая 2018 Пресненский суд Москвы признал невменяемым нападавшего с ножом на ведущую радиостанции «Эхо Москвы».

Борис Гриц, осень прошлого года совершивший нападение с ножом на ведущую радиостанции «Эхо Москвы» Татьяну Фельгенгауэр, 11 мая 2018 Пресненским райсудом г.

Москвы был признан невменяемым и освобожден от уголовной ответственности. Его направили на  принудительное лечение в психбольницу. Но…

До сих пор Украина оставалась одной из немногих стран, в которой лишённые дееспособности лица не имели доступа к правосудию.

Недавно принятый Верховной Радой законопроект об изменениях «Закона о Психиатрической помощи» внёс важные поправки в Уголовно-процессуальный кодекс и Гражданский процессуальный кодекс.

Это значительно улучшает ситуацию по процедуре лишения дееспособности. Віталія Лебідь: «За 2016 рік була розглянута 281 справа [о дееспособности] і…

У каждого человека есть право на получение медицинской помощи, что предполагает также право на отказ от получения медицинской помощи. Вы имеете право, почувствовав недомогание, обратиться к врачу, и не делать этого, если не хотите. Вы имеете право самостоятельно решать когда получать лечение и получать ли его вообще. А что если этого права у  вас не…

Page 4

1 июня 2016 Конституционный суд Украины признал неправомерной принудительную госпитализацию недееспособного лица по требованию опекуна или решению врача-психиатра без судебного контроля и решения.

Слушание состоялось по представлению омбудсмена (Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека), Валерии Лутковской – дело о судебном контроле над госпитализацией в психиатрические заведения недееспособных лиц.

Ранее недееспособного человека можно было принудительно…

При содействии Гражданской комиссии по правам человека (ГКПЧ) Марине П. удалось спасти супруга от принудительного лечения в психиатрической больницы, куда его упрятала собственная мать.

20 апреля в офис ГКПЧ Украины в Киеве поступило обращение от Марины. Она сообщала, что её супруга Николая (имена изменены) насильно забрали в психиатрическую больницу им.

Павлова и не позволяют с ним увидеться. Ранее,…

Источник: http://cchr.org.ua/tag/prinuditelnaya-gospitalizatsiya/

Госпитализирован по требованию прокурора. В России вновь заговорили о карательной психиатрии

Принудительная госпитализация в психбольницу

Президент России Владимир Путин 19 июля подписал закон, разрешающий прокурорам обращаться в суд с административным иском о принудительной госпитализации граждан в противотуберкулезные больницы и организации психиатрической помощи.

Ранее таким правом официально обладали только врачи.

В июле проект закона стал одной из главных тем для обсуждения в СМИ и соцсетях: многие решили, что новые правила дают прокуратуре полномочия самостоятельно помещать людей в психушку, и это означает возвращение карательной психиатрии.

Корреспондент Настоящего Времени узнала, как проводится принудительная госпитализация сейчас, какие изменения принесет новый закон и что о нем думают правозащитники, юристы, психиатры и сами пациенты.

Как забирают

О своем опыте госпитализации в психиатрическую больницу Настоящему Времени рассказали несколько человек. Оказалось, что даже те, кто подписывал бумагу о согласии на помещение в больницу, не всегда считают свою госпитализацию добровольной.

Елена Егорова (имя изменено по ее просьбе), у которой уже был диагноз, оказалась в больнице весной 2015 года. “У меня тогда заболел ребенок, и я очень переживала за его здоровье, сможет ли он ходить. На эту тревожность наслоился общий информационный фон.

Тогда как раз начинались события в Украине, было непонятно, как поведет себя Россия, все говорили о войне, – рассказывает Елена. – В какой-то момент мне начало казаться, что война уже началась, нам нужно бежать, прятаться в бункер.

Мой лечащий психиатр пытался скорректировать дозы лекарств, но я, скорее всего, пропустила прием препаратов”.

Когда женщина начала слышать голоса, и ее состояние сильно ухудшилось, муж вызвал психиатрическую “скорую”. Врачи приехали, расспросили Елену о ее состоянии и сказали, что забирают. “Для госпитализации нужно было снять с себя украшения.

Сережки снялись легко, а кольца с меня снимали с большим трудом – это было очень тяжело эмоционально, как будто меня задержали и везут в тюрьму, – рассказывает женщина. – Потом врачи взяли меня под руки и вывели из дома к машине.

При этом я активно сопротивлялась, но физической силы ко мне никто не применял”. В больнице она подписала согласие на госпитализацию.

У Егоровой нет претензий к полиции и медперсоналу.

С нарушением своих прав во время принудительной госпитализации столкнулась Саша Старость, создательница движения “Психоактивно”, выступающего за соблюдение прав людей с психическими расстройствами.

У Саши была диагностирована параноидная шизофрения (недавно диагноз изменили на шизоаффективное расстройство): “В детстве я просыпалась по ночам, мне становилось страшно, у меня появлялось чувство клаустрофобии, очень сильной, я рыдала, кричала, бегала, потому что, например, боялась, что не взойдет солнце. Потом эти состояния прошли и вернулись уже во взрослом возрасте, но в разы сильнее. Где-то два года назад у меня случился приступ: был бред, я пыталась выпрыгнуть из окна. Моя мама очень испугалась, она не знала, что делать, и вызвала “скорую”. Тогда у меня и была недобровольная госпитализация, и она была довольно стремной”.

Саша Старость

На вызов приехала женщина-врач и два медбрата. Они зашли, оценили обстановку, врач решила, что нужна госпитализация. После этого, по словам Саши, медбрат надел на нее наручники.

“Использование наручников в такой ситуации совершенно незаконно, – говорит Саша, – но, как показывает опыт моих знакомых, очень распространено”.

По ее словам, если медики приняли решение о госпитализации, ни сам больной, ни его родственники уже не смогут повлиять на то, что будет происходить дальше: “Моя мама бежала вслед за врачами и кричала: “Что вы делаете, прекратите!”.

В больнице Сашу отправили в “остряк” – отделение, куда попадают с острым расстройством: “Там нет свободы передвижений и все антигуманно. Это напоминает арест. С вами разговаривают так, как будто вы в чем-то провинились.

Забирают все личные вещи, дают другую одежду. Чужой человек моет тебя на глазах у санитарок. Более того, судом угрожают в случае неповиновения, грозят, что суд будет решать, сколько ты пробудешь в психушке”.

Саша в итоге подписала согласие на госпитализацию уже в больнице.

О том, что ее согласие на добровольную госпитализацию было подписано под давлением, рассказала Настоящему Времени и Саша Коган, пережившая попытку суицида год назад, за месяц до совершеннолетия.

“Сначала мои друзья вызвали “скорую”, и меня отвезли в травму. Мне нужна была помощь врачей – они зашивали порезы на руке. Оттуда меня уже направили в детское отделение психоневрологического диспансера, где отказ с моей стороны не принимался.

Меня заставили подписать бумаги о госпитализации и положили в больницу”.

Саша Коган

​Коган говорит, что врачи никогда не объясняли, что за лекарства ей дают: “Из-за таблеток не хотелось спать, есть, зрачки были расширенными, но я до сих пор не в курсе, что именно принимала”. Вместе с ней лежали другие дети с разными диагнозами.

Охрана могла привязать пациентов к койке, если считала их слишком буйными, или закрыть в изоляторе. “Были случаи передозировки препаратами, – говорит Коган. – Однажды ко мне подошла моя соседка по палате, и ее голова была поднята вверх, глаза закатились, а веки не закрывались.

Медсестер на месте не оказалось, и мне пришлось трясти санитарку, чтобы она вызвала хоть кого-нибудь. Пришел врач и, скорее всего, вколол транквилизаторы”.

В каких случаях забирают принудительно

Действующий закон о психиатрической помощи был принят в 1992 году и, по словам Владимира Менделевича, одного из ведущих специалистов в российской психиатрии, профессора-психиатра Казанского государственного медицинского университета, этот документ является одним из самых либеральных в Европе.

“Главным плюсом этого закона было то, что врачам не разрешается самостоятельно недобровольно госпитализировать. Врач только определяет психическое расстройство, а решение о том, есть ли у него признаки социальной опасности и нужно ли принудительное решение, принимает суд”, – поясняет Менделевич.

Основанием для принудительной госпитализации может стать заявление родственников или других людей, которых встревожило поведение человека. Решение о такой госпитализации принимают врачи – сотрудники психиатрической больницы. Человека отправляют в больницу, если он опасен или беспомощен и не может удовлетворить свои потребности или если без психиатрической помощи ему очевидно станет хуже.

По словам Менделевича, принудительно госпитализировать могут и того, кто уже имеет диагноз, и человека, ранее не наблюдавшегося в психиатрической больнице. “Важны признаки не только тяжелого расстройства, такие как бред или галлюцинации, но и признаки того, что человек представляет опасность: хочет покончить с собой или проявляет агрессию к другим людям”, – говорит психиатр.

При недобровольной госпитализации часто присутствуют сотрудники полиции: согласно закону, в таких случаях они обязаны помогать медицинским работникам и обеспечивать безопасность.

После того, как человек попадает в психиатрическую больницу, у медучреждения есть 48 часов, чтобы оформить его госпитализацию. Если пациент не подписывает добровольное согласие, медики должны обратиться в суд и получать его санкцию. Судья, в свою очередь, должен рассмотреть заявление врачей в течение пяти дней с момента возбуждения дела.

Закон дает право медикам использовать меры физического стеснения по отношению к больным, если это единственный способ обеспечить безопасность самого пациента и окружающих.

Речь идет о способах фиксации больного с помощью широких эластичных полос материи, ремней, на специальных кроватях с ремнями или с помощью специальных манжет и корсетов.

Еще один способ обезопасить пациента – изоляция в отдельной палате.

Что разрешает новый закон

Итак, до недавнего времени обратиться в суд с просьбой о госпитализации человека мог только врач – сотрудник психиатрического медицинского учреждения.

Но порядок не всегда соблюдался, по словам Павла Чикова, руководителя международной правозащитной организации “Агора”: “Прокуроры все чаще стали обращаться в суды с исками о принудительной госпитализации.

Теперь просто решено легализовать эту практику, поскольку в некоторых регионах суды отказываются принимать заявления, ссылаясь на то, что официально у прокуратуры не предусмотрены такие полномочия”, – говорит эксперт.

Закон, который 19 июля подписал Путин, такое право прокурорам дал: теперь и они могут подавать в суд административный иск о госпитализации человека в “недобровольном порядке” – в психиатрические стационары и противотуберкулезные диспансеры. Кроме того, они могут просить суд о продлении госпитализации.

В законопроекте было прописано и обоснование для такого решения, правда, только в отношении туберкулезных больных.

Депутаты ссылаются на то, что за год – с 15 сентября 2015 года по 1 сентября 2016 года – прокуроры по просьбе медиков и на основании их заключения отправили в суд 360 исков о недобровольной госпитализации “больных заразной формой туберкулеза, уклоняющихся от обследования или от лечения”.

93% этих исков суды удовлетворили. То есть логика авторов закона, согласно документу, была такая: значительное количество туберкулезных больных не лечатся, поэтому имеет смысл упростить процедуру их недобровольной госпитализации.

Но как в одном ряду с туберкулезниками оказались психиатрические больные – в документе ответа нет.

Профессор-психиатр Казанского государственного медицинского университета Владимир Менделевич считает, что такое уравнивание неправильно: “Когда у человека туберкулез, то диагноз уже стоит, а сам он, отказываясь от лечения, представляет собой эпидемиологическую опасность для населения, – говорит Менделевич. – В случае же с психиатрией диагноз часто еще нужно поставить, и для этого требуется специальная экспертиза”.

Руководитель правозащитной практики адвокатской группы “Онегин” Дмитрий Бартенев согласен с психиатром.

По его словам, туберкулезная проблема и вправду была, потому что противотуберкулезные больницы плохо занимались обращениями в суд, и эту функцию стали брать на себя прокуроры.

Но в области психиатрии, говорит юрист, система по недобровольной госпитализации была прекрасно отработана и не требовала участия прокуратуры.

В чем опасность нового закона

Тем не менее и Дмитрий Бартенев, и Павел Чиков, и Саша Старость из “Психоактивно”, изучив документ, заявили, что явных причин для паники нет, поскольку действующий закон о психиатрической помощи от 1992 года принципиально не меняется.

Они подчеркнули, что прокуроры не смогут обращаться в суд, минуя врачей, – для такого обращения им все равно нужно заключение медиков. “Какая в этом случае будет функция у прокурора? Получается, что новый закон – это мертворожденная норма”, – считает Бартенев.

Однако эксперт не исключает злоупотреблений “по недомыслию”: “Закон может быть прочитан так, что именно прокурор решает, кого нужно госпитализировать.

Прокурор, который неправильно понял закон, будет обращаться с заявлением о госпитализации человека и добиваться его помещения в больницу, исходя из собственных представлений, а не из оценки врача-психиатра”, – предполагает Бартенев.

Но он считает, что такие случаи маловероятны, и их можно будет оспорить в суде.

Павел Чиков полагает, что в законе все же есть скрытая опасность: в прокуратуре существует система отчетности – там будут считать, сколько за прошедший год прокурор направил заявлений о принудительной госпитализации в психиатрические и туберкулезные учреждения и сколько из них удовлетворено. Эта цифра тоже станет показателем для оценки работы прокурора, а значит у него появится дополнительный стимул чаще обращаться с такими заявлениями в суд.

Павел Чиков

По словам Чикова, прокуратура давно “накачивает мускулы” в сфере общего надзора: раньше эта область была ей неинтересна, но в 2007 году прокуроров лишили возможности возбуждать уголовные дела и многие важные функции передали Следственному комитету. С тех пор ведомство, как может, пытается компенсировать утрату влияния. Как подчеркивает глава “Агоры”, нынешний законопроект – один из десятков, которые за последние десять лет прокуратура пролоббировала для усиления своих полномочий.

Чиков говорит, что между прокуратурой и медицинским сообществом существует давнее противостояние: силовики заинтересованы в расширении применения психиатрии в уголовных и административных процессах, но психиатрическое сообщество сопротивляется. Поэтому, по мнению правозащитника, бояться нужно не нового закона, а того, что давление правоохранительных структур на психиатров даст свои плоды.

Согласно внутренней статистике психиатров, с которой ознакомился глава “Агоры”, число психолого-психиатрических экспертиз, которые суд назначает по просьбе прокуратуры, в отношении обвиняемых колоссально выросло за последние десять лет.

“При этом число лиц, признаваемых невменяемыми, не растет, – говорит Чиков. – Это в переводе на русский язык означает, что следователи стали в разы чаще просить провести обследование человека, если есть сомнения в его вменяемости.

Психиатры со своей стороны на эти просьбы не ведутся”.

По словам Чикова, в ближайшее время произойдет конфликт интересов: с одной стороны, прокуратура будет стараться мотивировать психиатров писать обоснование для помещения на принудительное психиатрическое лечение, с другой – психиатрическое сообщество будет сопротивляться.

“Потенциал сопротивления сообщества психиатров довольно высокий, но проблема в том, что кроме как на него, больше рассчитывать не на что”, – говорит правозащитник.

По его прогнозам, давление прокуратуры будет сказываться на росте числа госпитализаций, но резкого скачка не будет.

“Эта проблема не лежит на поверхности, но существует”, – отмечает правозащитник. По его словам, суды в вопросах психиатрии обычно не ставят под сомнение ни позицию врачей, ни позицию прокурора: “То есть ограничивающим фильтром во всей этой истории является только психиатрическое сообщество”.

Владимир Менделевич, профессор-психиатр Казанского государственного медицинского университета, тоже думает, что у закона будут последствия: “Если ничего не меняется, то зачем давать прокурору право обращаться в суд? Значит, изменения будут”, – предполагает врач.

Но, по его словам, психиатрическое сообщество отстаивает и будет отстаивать профессиональный подход: “У врачей есть внутренняя установка, которая не позволяет ставить заведомо ложных диагнозов.

И есть внешний фактор: никто не хочет идти на репутационные риски – поставить диагноз, который вызовет сомнения или критику коллег”, – говорит психиатр.

Кроме того, напоминает Менделевич, у врача всегда есть риск самому оказаться фигурантом уголовного дела – за незаконную госпитализацию.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/29385049.html

Округ закона
Добавить комментарий