Пристав окончил исполнительное производство, как быть?

Срок вынесения постановления об окончании исполнительного производства

Пристав окончил исполнительное производство, как быть?

Приветствую уважаемые подписчики и посетители нашего персонального юридического блога. Появился часок свободного времени, я решил подготовить для Вас материал, посвященный окончанию исполнительного производства.

Я давно хотел рассказать об этом, в интернете на форумах люди часто задают вопросы подобной тематики(особенно должники).

В общем приступим! Кто такие приставы и какую функцию выполняют думаю рассказывать не нужно, многие о них знают, думаю не по наслышке.

Финальной стадией взаимодействия пристава с должником принято считать окончание исполнительного производства. Очень важная стадия, она подводит итог всей проделанной работы. По закону с момента возбуждения и до окончания производства должностному лицу дается два месяца.

Достаточно сжатые сроки, они не являются пресекательными, в основном за нарушение этих сроков не наказывают, если конечно производство вообще не «голое». За два месяца должны быть выполнены основные мероприятия направленные возврат долга или выполнение неимущественного требования.

Причины для завершения описаны в статье 47 ФЗ «Об исполнительном производстве». Проанализировав содержание статьи делаю вывод, что вся процедура завершается полным взысканием долга или выполнение неимущественного требования. Вторая ситуация — долг не взыскан.

Более подробно о каждой.

Пристав окончил исполнительное производство фактическим исполнением

Полный перечень оснований содержится в статье 47 Закона. Ниже я сделал полную выписку из статьи, для Вашего удобства. Вот собственно сами основания:

  • Исполнительное производство может быть окончено фактическим исполнением. Это значит, что долг взыскан полностью или требования неимущественного характера должником исполнены. Это касается и солидарного взыскания (когда один долг взыскивается с нескольких человек). Фактически закон допускает расчеты напрямую между должником и взыскателем без необходимости уплаты через кассу приставов. Однако для окончания приставу понадобится письменные сведения об исполнении требований (доказательства получения денежных средств).
  • В некоторых случаях судебный орган самостоятельно отзывает исполнительный документ (например, в случае его отмены) исполнительное производство подлежит окончанию. В законодательстве закреплено право отменять судебные приказы и ответчики активно этим правом пользуются.
  • Если должник — юридическое лицо ликвидировано и существует запись в ЕГРЮЛ, такое событие влечет окончание исполнительного производства.

Далее полный перечень ниже. Комментировать все я не вижу смысла, поскольку самые распространённые основания это фактическое исполнение (статья 47 пункт 2 часть и статья 46 Закона)

Отличие окончания от прекращения

Не стоит путать эти два понятия. Окончание подразумевает под собой стадию исполнительного производства при которой процесс взыскания приходит к логическому концу. Основания прекращения исполнительного производства подробно описаны в статье 43 ФЗ «Об исполнительном производстве» Исполнительное производство может быть прекращено как судом так и судебным приставом.

Пристав окончил исполнительное производство невозможностью взыскания

Далее самая распространенной ситуации — приставы не взыскали задолженность возвратив исполнительный документ взыскателю с формулировкой невозможности взыскания.

Несомненно должнику это на руку, долг фактически некуда не денется, но господа в погонах на некоторое время отстанут. А вот заявителю фактически ничего не остается кроме как смериться или обжаловать постановление.

Не секрет, что система органов принудительного исполнения работает довольно слабо. Посмотрите официальную статистику, более половины всех вынесенных решений не исполняются.

Приставы не утруждая себя, оканчивают исполнительные производства невозможностью взыскания долга.

В моей практике встречался случай, когда пристав окончил производство с невозможностью исполнения, собственность отсутствовала, а счета были пустые, позже выяснилось — по счетам проходили деньги, около миллиона рублей.

Постановление об окончании было отменено и должностное лицо было наказано. Но не всегда удается доказать вину пристава. Пункт 2 и 3 статьи 46 пожалуй самое распространенное основание, которое применяют исполнители чтобы не взыскивать долг.

Давайте разберемся как работает закон. На практике приставы для взыскания долга направляют запросы в регистрационные органы для установления собственности (квартиры, автомобили, заработная плата, наличие счета, ценные бумаги).

В итоге, не найдя ни денег ни имущества все заканчивается. Следовательно, долг фактически не взыскивается, а взыскатель не получает присужденного. Совсем не означает, что лицо утрачивает возможность обращаться в ФССП повторно.

Источник: https://vtr24law.com/srok-vyneseniya-postanovleniya-ob-okonchanii-ispolnitelnogo-proizvodstva/

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 января 2014 г. по делу N 33-321 (ключевые темы: исполнительный лист

Пристав окончил исполнительное производство, как быть?

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 14 января 2014 г. по делу N 33-321

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Наумовой И.В.

судей Безуха А.Н., Аняновой О.П.

при секретаре Стригун М.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 января 2014 года

апелляционную жалобу Управления лесами Белгородской области на решение Валуйского районного суда Белгородской области от 30.10.2013 г. по делу по жалобе Управления лесами Белгородской области на постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю,

заслушав доклад судьи Безуха А.Н., объяснения представителя Управления лесами Белгородской области Семеновой Я.Ю., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Постановлением Управления лесами Белгородской области от ДД.ММ.ГГГГ Овчинников Е.Н. привлечен к административной ответственности по ч.1 ст. 8.28 КоАП РФ, за которое назначено наказание в виде штрафа в размере “данные изъяты” рублей.

В виду неисполнения назначенного наказания исполнительный документ был направлен для принудительного исполнения в Валуйский районный отдел судебных приставов, на основании которого было возбуждено исполнительное производство.

ДД.ММ.ГГГГ судебным приставом-исполнителем по названному исполнительному производству вынесено постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа. Основанием для принятия указанного распоряжения послужило отсутствие у Овчинникова Е.Н. имущества, на которое может быть обращено взыскание.

Дело инициировано заявлением Управления лесами Белгородской области, которое просило признать действия судебного пристава – исполнителя об окончании исполнительного производства не отвечающими требованиям закона.

В обоснование требований сослалось на то, что судебным приставом-исполнителем приняты не все меры к исполнению постановления о наложении штрафа.

Просило обязать судебного пристава – исполнителя надлежащим образом применить меры принудительного взыскания, установленные ст. 68 Федерального закона “Об исполнительном производстве” или применить меру, установленную ч.1 ст.

80 Федерального закона “Об исполнительном производстве”. Отменить постановление судебного пристава – исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю от ДД.ММ.ГГГГ года.

Решением суда в удовлетворении требований отказано.

В апелляционной жалобе Управление лесами Белгородской области просит решение отменить и принять новое об удовлетворении требований. В обоснование приводят доводы о нарушении судом норм материального права, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

От временно исполняющего обязанности начальник отдела – старшего судебного пристава поступили возражения, в которых просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения. Ходатайствуют о рассмотрении дела в отсутствии представителя.

Выслушав представителя заявителя, проверив материалы дела по доводам жалобы, судебная коллегия признает их убедительными.

Согласно ч. 1 ст.

441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) постановления главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, их действия (бездействие) могут быть оспорены взыскателем, должником или лицами, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействием).

В силу положений ч. 3 ст. 441 ГПК РФ заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) рассматривается в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 настоящего Кодекса, с изъятиями и дополнениями, предусмотренными настоящей статьёй.

Как следует из разъяснений, содержащимися в пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 2 “О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих” исходя из положений статьи 258 ГПК РФ суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту.

Исходя из положений ст.

2 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – Закон N 229-ФЗ) установлено, что задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Как установлено судом, судебный пристав – исполнитель в ходе исполнения исполнительного документа вынес постановление от ДД.ММ.ГГГГ о розыске счетов должника Овчинникова Е.Н. и наложении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, были сделаны запросы в банки.

По сообщению Центрально-Черноземного банка ОАО “Сбербанк России”, у Овчинникова Е.Н. открыто “данные изъяты” счета, но денежные средства на них отсутствуют. На данные счета наложен арест. В других банках и кредитных организациях счетов, открытых на имя Овчинникова Е.Н., не обнаружено.

Судебным приставом-исполнителем сделаны запросы в регистрирующие и контролирующие организации. По полученным имеющимся данным Овчинников Е.Н. не работает, на учете в Центре занятости населения не состоит. Согласно ответу МВД России, Гостехнадзора, автотранспорта и иной самоходной техники за Овчинниковым Е.Н. не зарегистрировано.

Согласно акту совершения исполнительных действий от ДД.ММ.ГГГГ года, пристав исполнитель произвел выход по адресу: “адрес”, в ходе которого установлено, что Овчинников Е.Н. проживает по данному адресу. Так же было проверено имущественное положение должника, в ходе которого установлено, что имущества, принадлежащее Овчинникову Е.Н.

, на которое по закону может быть обращено взыскание, отсутствует.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что принятые меры являются достаточными и судебный пристав-исполнитель, оканчивая исполнительное производство и возвращая исполнительный лист взыскателю, действовал в рамках законодательства об исполнительном производстве, а взыскатель не лишен возможности предъявить исполнительный документ повторно.

Судебная коллегия не может не согласиться с такими выводами суда.

Согласно ч. 1 ст.

12 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ “О судебных приставах” в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

В силу пункта 4 ч. 1 ст. 46 Федерального закона N 229-ФЗ, если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными, исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю.

Согласно ч. 2, 3 названной нормы в данном случае судебный пристав-исполнитель составляет акт о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю.

Акт судебного пристава-исполнителя утверждается старшим судебным приставом или его заместителем.

Судебный пристав-исполнитель выносит постановление об окончании исполнительного производства и о возвращении взыскателю исполнительного документа.

Из содержания вышеназванных норм следует, что возвращение взыскателю исполнительного документа по основанию отсутствия у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, возможно только в случае принятия судебным приставом-исполнителем всех предусмотренных законом мер для исполнения требований исполнительного документа, и их принятие должно быть подтверждено материалами исполнительного производства.

Судебная коллегия полагает, что всех необходимых и возможных мер по надлежащему исполнению исполнительного документа судебным приставом- исполнителем предпринято не было.

В силу положений ч. 1 ст.

64 Федерального закона N 229-ФЗ исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Судебный пристав исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, а также совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов.

Как усматривается из материалов дела, должник Овчинников Е.Н. 1963 года рождения, то есть в силу возраста относится к трудоспособной категории граждан, что одновременно не исключает получение какого-либо вида пенсии.

Из материалов исполнительного производства не усматривается, что судебным приставом-исполнителем были предприняты меры для установления места работы должника, не направлен запрос в органы Пенсионного фонда, в том числе для установления наличия либо отсутствия пенсионного обеспечения должника.

Не направлен запрос в органы Росреестра и БТИ для установления имущественного положения должника, определения принадлежности какого-либо недвижимого имущества, чтобы в дальнейшем определить наличие либо отсутствие движимого имущества, принадлежащего должнику, на которое может быть обращено взыскание в рамках исполнительного производства, а также проверить наличие доходов от сделок, которые заключены в отношении недвижимого имущества. Также судебным приставом-исполнителем не сделан запрос в органы ЗАГСа относительно семейного положения должника, в целях установления наличия имущества приобретенного в браке, которое в силу положений ст. 34 СК РФ является совместно нажитым, на которое может быть обращено взыскание.

https://www.youtube.com/watch?v=aE73ZlSAqjs

Также из материалов исполнительного производства не усматривается, что от должника были отобраны объяснения, относительно невозможности уплаты штрафа в размере “данные изъяты” рублей.

Изложенные обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи свидетельствует о том, что судебный пристав-исполнитель при отсутствии законных оснований окончил исполнительное производство, и принятое постановление не соответствует пункту 4 части 1 статьи 46 Федерального закона “Об исполнительном производстве”, нарушает права и законные интересы взыскателя.

Суждение суда о том, что заявитель не лишен возможности предъявить исполнительный лист в дальнейшем, не имеет значения в рамках рассмотрения настоящего дела, поскольку задачами исполнительного производства является своевременное исполнение решения суда.

В соответствии с частью 1 статьи 258 ГПК РФ суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению его прав и свобод.

При изложенных обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с принятием нового об удовлетворении требований, с возложением на судебного пристава исполнителя обязанности по устранению указанных нарушений.

Руководствуясь ст.ст. 327-329, п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Валуйского районного суда Белгородской области от 30.10.2013 г. по делу по жалобе Управления лесами Белгородской области на постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю – отменить.

Принять по существу новое решение.

Отменить постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю от 07 августа 2013 года.

Обязать судебного пристава исполнителя принять меры, предусмотренные ФЗ “Об исполнительном производстве” для исполнения постановления о привлечении к административной ответственности Овчинникова Е.Н.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

Судьи

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/122420343/

Смысл и назначение заявления взыскателя о возбуждении исполнительного производства

Пристав окончил исполнительное производство, как быть?

Взыскатель, подавая исполнительный лист в службу судебных приставов указал в заявлении сумму, подлежащую взысканию. Не так важны причины (ошибка или осознанное решение), но сумма в заявлении была на 2000 рублей меньше, чем в исполнительном листе.

Судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство на заявленную сумму, получил её с должника, передал взыскателю и окончил исполнительное производство по основаниям пп. 1 п. 1 ст. 47 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Недополучение 2000 рублей взыскатель обнаружил уже спустя значительное время после получения соответствующего постановления.

Не было бы проблемы с «довзысканием» упущенной суммы, если бы в соответствии с законом исполнительный лист не оставался у судебного пристава. Изучение судебной практики, а точнее выявление отсутствия позиции судов по аналогичным ситуациям, показало, что проблема настолько интересна, что цена вопроса уже не имеет значения.

Для правового анализа было сформулировано два вопроса:

1) обязан ли судебный пристав-исполнитель руководствоваться волеизъявлением взыскателя, изложенным в заявлении о возбуждении исполнительного производства, если такое волеизъявление предполагает частичное исполнение исполнительного документа (например, принудительное взыскание только части из присужденной суммы)?

2) существуют ли основания окончания исполнительного производства, если пристав-исполнитель обеспечил исполнение исполнительного документа в пределах заявления взыскателя, и каковы действия взыскателя по возобновлению исполнительного производства в этом случае?

3) каковы основания для возобновления исполнительного производства в рассматриваемой ситуации?

Ответ на первые два вопроса в законе не содержится. Не удалось мне выявить и судебную практику по сходным делам. Креативно подойдя к толкованию закона, я сформулировал следующую позицию.

Пп. 3 п. 1 статьи 47 ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено такое основание окончания исполнительного производства как возврат взыскателю исполнительного документа. В свою очередь одним из оснований такого возврата является заявление взыскателя (пп. 1 п. 1 ст.

46 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Если считать, что взыскатель в одном документе объединил сразу два заявления – о возбуждении исполнительного производства и о возврате исполнительного документа после взыскания определённой части долга, то можно «притянуть за уши» данные нормы к рассматриваемой ситуации.

Так из несколько надуманного толкования закона можно получить положительные ответы на вопросы 1 и 2: да, обязан, да существуют, а оканчивая исполнительное производство судебный пристав должен возвратить исполнительный документ взыскателю.

Но судя по всему, судебный пристав в данном конкретном случае руководствовался какой-то другой логикой. Исполнительного листа на руках у нас не было. Единственной нормой, которую можно было хоть как-то (опять же путем весьма «креативного» толкования) применить к ситуации оказался пункт 9 статьи 47 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Руководствуясь данной нормой, я начал с жалобы старшему судебному приставу об отмене постановления об окончании исполнительного производства. Последовало постановление об отказе, почти не мотивированное. Отказ был обжалован в Арбитражный суд Новгородской области, который признал его незаконным.

Позиция суда, изложенная в мотивировочной части, отличалась как от нашего подхода, так и от позиции судебных приставов. И взыскатель и приставы сходились в том, что заявление взыскателя является определяющим при определении объёма исполнения в пределах требований исполнительного документа.

Проще говоря, пристав должен взыскивать столько, сколько просит взыскатель, а не всё, что указано в исполнительном документе. Расходились же наши подходы только в основаниях и последствиях окончания исполнительного производства.

Приставы полагали, что исполнение воли взыскателя, выраженную в заявлении о возбуждении исполнительного производства, означает полное исполнение требования без возможности возобновления производства.

Суд высказался иначе (А44-2164/15). Судебный пристав-исполнитель обязан обеспечить исполнение требования в том виде и в том объёме, как это указано в исполнительном документе. Не больше и не меньше. Заявление взыскателя не должно определять объём исполнения.

В рассматриваемой же ситуации старший судебный пристав должен был руководствоваться тем самым пунктом 9 статьи 47 ФЗ «Об исполнительном производстве» на который мы ссылались, и отменить постановление об окончании производства в связи с необходимостью повторного совершения исполнительных действий.

После такого пространного описания проблемы, коллеги прошу вашего мнения по сформулированным вопросам.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/smysl_i_naznachenie_zayavleniya_vzyskatelya_o_vozbuzhdenii_ispolnitelnogo_proizvodstva/39342

Ликвидация организации не освобождает ее от исполнения обязательств

Пристав окончил исполнительное производство, как быть?

В связи с вступлением в законную силу решения суда о взыскании с охранной фирмы убытков в пользу общества «РТК Логистика» было возбуждено исполнительное производство. После вступления решения в силу руководство охранной фирмы приняло решение о ее добровольной ликвидации, о чем была внесена запись в ЕГРЮЛ. Далее суд принял к производству заявление фирмы о признании ее банкротом.

В рамках исполнительного производства с расчетного счета охранной фирмы была списана сумма в размере 1,26 млн рублей и зачислена на депозитный счет подразделения судебных приставов, а затем на счет общества «РТК Логистика».

Впоследствии судебное решение о взыскании денежных средств с охранной фирмы было отменено, а в удовлетворении предъявленных к этой организации требований отказано. В это же время в отношении ликвидируемой охранной фирмы было введено конкурсное производство.

Фирма, сославшись на то, что в связи с принятием решения о ее добровольной ликвидации исполнительное производство должно было быть окончено судебным приставом-исполнителем, обратилась в суд с требованием о возмещении списанной с ее счета суммы, квалифицировав ее в качестве убытков.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования охранной фирмы были удовлетворены. Суды опирались на вступившие в законную силу судебные акты, подтверждающие нарушение судебными приставами-исполнителями положений ст.

47 Закона об исполнительном производстве, которые исключают возможность продолжения исполнительного производства в отношении ликвидируемой организации и предписывают совершить действия по направлению исполнительного листа ликвидационной комиссии (ликвидатору) должника.

Окружной суд поддержал эти доводы, в связи с чем Управление ФССП обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила акты нижестоящих судов и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

ВС РФ указал, что само по себе создание должником ликвидационной комиссии не свидетельствует о недостаточности имущества для проведения расчетов с кредиторами. Образование такой комиссии не может рассматриваться в качестве легального способа неисполнения вступившего в законную силу судебного решения или приводить к неоправданной задержке его исполнения.

Судебная коллегия полагает, что выводы о наличии причинно-следственной связи между действиями по исполнению вступившего в законную силу решения суда и возникшим состоянием банкротства сделаны без установления всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

Так, судами установлено, что списание денежных средств произошло до введения в отношении охранной организации первой процедуры банкротства и что финансовое положение общества «РТК Логистика», получившего денежные средства, не позволяет осуществить возврат полученного в конкурсную массу для справедливого распределения между кредиторами.

При этом, как указала коллегия, суды нижестоящих инстанций не исследовали вопрос о том, действовала ли Служба судебных приставов намеренно в ущерб кредиторам должника, выделив одного из них.

Не проверив указанные обстоятельства, суды сделали преждевременный вывод о том, что именно действия судебных приставов стали необходимой причиной образования убытков.

Комментируя определение Верховного Суда, адвокат, старший юрист антимонопольной практики и практики разрешения споров АБ «КИАП» Дмитрий Калиниченко отметил, что в настоящий момент судебная практика в подобных спорах основана на том, что судебный пристав-исполнитель не обязан проверять статус должника: находится он в процедуре банкротства или нет.

«Статья 47 Закона об исполнительном производстве лишь указывает, что судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство в случае признания должника банкротом.

Таким образом, если судебный пристав-исполнитель располагал информацией о статусе должника, но производство не окончил, то в его действиях усматривается наличие причинно-следственной связи между образовавшимися убытками и противоправными действиями», – пояснил он.

В данном контексте Верховный Суд верно указал, что нижестоящие суды не выяснили все обстоятельства дела, необходимые для его разрешения, считает Дмитрий Калиниченко.

В частности, не был исследован вопрос о том, действовала ли Служба судебных приставов намеренно в ущерб кредиторам должника и располагала ли она в момент списания денежных средств информацией о фактической несостоятельности ликвидируемой охранной организации.

По его словам, в отсутствие представленных доказательств со стороны УФССП суды часто резюмируют намеренный характер действий судебных приставов-исполнителей. «Экономическая коллегия верно отметила, что в силу абз. 7 п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г.

№ 63 само по себе размещение на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом. На стадии возбуждения исполнительного производства в силу ст.

31 Закона об исполнительном производстве  судебный пристав-исполнитель не обязан проверять статус должника, но в процессе розыска имущества и направления запроса о сведениях и счетах в налоговые органы может получить эту информацию», – рассказал Дмитрий Калиниченко.

Эксперт добавил, что рассмотренное определение ВС РФ важно для судебной практики, так как будет способствовать выработке единого подхода к определению обстоятельств, необходимых для правильного разрешения указанных споров».

Глава Ассоциации профессиональных взыскателей Вадим Супрун отметил, что должники часто пытаются уйти от исполнения решения суда путем подачи заявления о ликвидации или инициирования процедуры банкротства.

«Формально после начала действия данных процедур пристав должен был приостановить ведение производства и направить исполнительные листы ликвидатору или конкурсному управляющему, после чего можно уже было и не говорить о выплате долга перед взыскателями», – рассказал Вадим Супрун.

По его мнению, решение ВС РФ существенно сужает возможности недобросовестных должников по уходу от ответственности.

При этом Вадим Супрун особо отметил то, что Суд не стал заострять внимание на всех нарушениях порядка списания задолженности, придя к выводу, что решение суда должно быть исполнено «вне зависимости от того, образована ликвидационная комиссия либо нет», и одновременно указав, что «суды не исследовали вопрос о том, действовала ли Служба судебных приставов намеренно в ущерб кредиторам должника, выделив одного из них».

Согласно мнению партнера BMS Law Firm Дениса Фролова, Верховный Суд последовательно отстаивает правовую позицию, согласно которой взыскать убытки с Российской Федерации, причиненные в результате действий или бездействия ФССП, практически невозможно: «Взыскатель в данном случае поставлен в заведомо проигрышное положение».

 «Суды в подавляющем большинстве случаев отказывают в исках к ФССП. А немногие успешные для истцов судебные споры с государством отменяются Верховным Судом.

Механизм возмещения убытков, причиненных взыскателю неправомерными действиями (бездействием) ФССП, становится все больше теоретическим: предусмотренная законом возможность есть, но реализовать ее в первую очередь в связи со складывающейся судебной практикой крайне затруднительно», – заключил Денис Фролов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/likvidatsiya-organizatsii-ne-osvobozhdaet-ee-ot-ispolneniya-obyazatelstv/

Округ закона
Добавить комментарий