Условия смягчения наказания по статье 111, при особом порядке судебного разбирательства

64% уголовных дел в России рассматриваются в особом порядке

Условия смягчения наказания по статье 111, при особом порядке судебного разбирательства

64% уголовных дел в 2014 году были рассмотрены российскими судами в особом порядке, следует из данных статистики, опубликованной Судебным департаментом при Верховном суде РФ.

Всего за прошлый год было рассмотрено 924 893 уголовных дела, из них в особом порядке — 595 350.

В 2013 году особым порядком рассматривалось тоже 64% дел (598 212 из 930 855), а в 2012 году — 61% (575 294 из 941 954).

Упрощенная форма судебного разбирательства, известная как «особый порядок» (глава 40 УПК), появилась в уголовном судопроизводстве в 2002 году.

Особый порядок предполагает, что подсудимый соглашается с предъявленным ему обвинением, после чего судебный процесс проходит без исследования доказательств и сводится к определению вида и размера наказания.

При этом назначенный судом срок не может превышать 2/3 от максимального наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК. Особый порядок применяется только для статей, где максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы.

Применение особого порядка существенно облегчает жизнь всем участникам судебного процесса, отмечается в исследовании «Порядок особый – приговор обычный», подготовленном в 2012 году научными сотрудниками Института проблем правоприменения (ИПП) Кириллом Титаевым и Михаилом Поздняковым.

«Если следователь заранее договорился с обвиняемым о том, что его дело будет рассматриваться в особом порядке, то он может существенно менее тщательно работать над сбором доказательств. По большому счету, уголовное дело никто читать не будет. Эта форма судебного разбирательства удобна и для судьи.

В нынешних реалиях нагрузка среднего судьи такова, что на одно дело у судьи есть чуть более часа рабочего времени. Поэтому судья вынужден всячески приветствовать любую возможность сократить временные затраты на рассмотрение каждого конкретного дела», — полагают исследователи.

Для подсудимого такой порядок в теории тоже выгоден: он позволяет сократить время содержания в СИЗО и смягчить наказание.

Однако результаты исследования ИПП показали, что на практике подсудимые получают одинаковые виды и размер наказания вне зависимости от того, пошли они на сделку, условием которой является признание вины, или нет.

Для изучения были выбраны три наиболее «массовые» статьи Уголовного кодекса — именно с ними связана треть всех судимостей в России (32,5% по данным за 2010 год).

Это — часть 1 статьи 111 (нанесение тяжких телесных повреждений), пункт «в» части 1 статьи 158 (кража с причинением потерпевшему значительного ущерба) и часть 1 статьи 228 (незаконный оборот наркотических средств без цели сбыта).

«Анализировалась простая случайная выборка размером 2650 случаев, репрезентирующая всю совокупность вынесенных российскими судами приговоров по этим составам с погрешностью не выше 1,2 %», — говорится в исследовании.

«Исследование показало, что для преступлений небольшой тяжести подсудимый, выбравший особый порядок судебного разбирательства, проигрывает.

Избрание особого порядка лишает его шансов на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям (например, в связи с примирением с потерпевшим); вместе с тем, ожидаемого смягчения наказания по сравнению с теми, чьи дела были рассмотрены в общем порядке, не наблюдается», — к такому выводу приходят специалисты Института проблем правоприменения.

«В общем и целом, следует признать, что влияние порядка рассмотрения дела на выбор вида наказания крайне слабо. Соответственно, известный тезис о том, что особый порядок – это кратчайший путь к условному сроку является, мягко говоря, ложным.

Конечно, остается вопрос о том, насколько выбранные три статьи репрезентируют всю совокупность. Однако нам кажется, что они отражают ситуацию в целом по судебной практике.

Не говоря уже о том, что эти три состава преступления составляют без малого треть отечественных приговоров», — говорится в исследовании.

Причину такого положения дел авторы доклада видят в том, что «судьи не считают нужным поощрять сотрудничество со следствием, а закон, сформулированный неудачно, этого от них не требует».

Между тем, в сложившейся судебной практике наказание и в общем порядке, как правило, не превышает двух третей от максимума, возможного по данной статье.

«Судьи просто дают обвиняемым, согласившимся на особый порядок, сроки, которые находятся ближе, чем для остальных, к максимально возможной для них пониженной “верхней планке”, поддерживая паритет между осужденными по особому и общему порядку по конечной тяжести наказаний», — резюмируют Титаев и Поздняков.

Для изменения сложившейся практики они предлагают несколько возможных решений: «изменить механизм назначения наказания при особом порядке судебного разбирательства так, чтобы судья сначала выносил приговор, который дальше автоматически сокращался бы на треть; изменить позицию Верховного суда, с четким обозначением позиции, что согласие на особый порядок должно влечь за собой на треть более мягкий приговор, чем данный судья посчитал бы нужным вынести в общем порядке за аналогичное преступление, или — что максимально сложно, но максимально эффективно — ввести в российское право механизм торга между обвинением и защитой».

Источник: «Порядок особый — приговор обычный» (Институт проблем правоприменения, 2012), статистика Судебного департамента при Верховном суде.

Источник: https://zona.media/number/2015/14/09/osobyi-poryadok

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Условия смягчения наказания по статье 111, при особом порядке судебного разбирательства

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
ВО ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ (других регионов)

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва удовлетворены доводы апелляционного представления государственного обвинителя на приговор Сут-Хольского районного суда Республики Тыва от 11.10.2016 в отношении Х., осужденной по п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года с ограничением свободы на срок 1 год.

Х. признана виновной в том, что 2 января 2016 года около 16 часов 15 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на почве личных неприязненных отношений к сожителю Э.

, возникших из-за того, что последний разбил окно в зимнее время, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, схватила пустую бутылку из-под водки, применяя ее в качестве оружия, умышленно нанесла ею три удара в голову Э.

, причинив последнему телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, которая повлекла тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Приговор постановлен судом в особом порядке при согласии Х. с предъявленным обвинением.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить ввиду неправильного применения уголовного закона, усилить назначенное наказание в виде лишения свободы с реальным отбыванием в колонии общего режима.

В обоснование указал, что судом при вынесении приговора не принято во внимание, что осужденная совершила преступление, направленное против жизни и здоровья человека, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы до десяти лет, отнесенное уголовным законом к категории тяжких преступлений, в результате которого потерпевшему причинен невосполнимый вред здоровью. Применяя нормы ст. 73 УК РФ и устанавливая лишь обязанность периодически отмечаться в специализированном органе, не менять постоянного места жительства, при условии законопослушного поведения в период испытательного срока, суд фактически освободил от наказания лицо, осужденное за совершение тяжкого преступления, что не соответствует целям и задачам наказания. При этом судом не учтено, что осужденная отрицательно характеризуется по месту жительства. В этой связи счел назначенное наказание чрезмерно мягким.

Из материалов дела и протокола судебного заседания видно, что требования, предусмотренные ст.ст. 314-316 УПК РФ, о порядке проведения судебного заседания и постановления приговора соблюдены, правовые последствия рассмотрения дела, предусмотренные ст. 317 УПК РФ, осужденной разъяснены.

Суд первой инстанции, правильно признав, что обвинение, с которым согласилась Х., обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, постановил обвинительный приговор.

Ее действия правильно квалифицированы судом первой инстанции по п. «з» ч.2 ст .111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Вместе с тем приговор нельзя признать справедливым.

В соответствии с ч.2 ст.389.

18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Как предусмотрено ч. 3 ст. 60 УК РФ, суд при назначении наказания обязан учесть характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в т.ч. обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

По смыслу ст. 73 УК РФ суд может признать назначенное наказание условным только в случае, если придет к выводу о возможности исправления виновного без реального отбывания наказания.

При этом суд должен учесть не только личность виновного и смягчающие обстоятельства, но и все обстоятельства дела.

Принимая решение о применении к Х. условного наказания, суд первой инстанции сослался на ее личность, наличие совокупности смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, степень участия потерпевшего и осужденной, полагая ее исправление возможно без реальной изоляции от общества.

Между тем, как правильно указано в апелляционном представлении, судом первой инстанции при назначении наказания осужденной Х.

недостаточна учтена степень общественной опасности совершенного ею тяжкого преступления против личности, а также отрицательные характеристики по месту жительства, согласно которым она характеризуется с отрицательной стороны, привлекалась к административной ответственности, доставлялась в дежурную часть полиции, данным обстоятельствам не дана надлежащая оценка, что ставит под сомнение выводы суда об исправлении осужденной без реальной изоляции от общества.

При таких обстоятельствах применение судом при назначении наказания положений ст. 73 УК РФ, по мнению судебной коллегии, признано несправедливым, несоразмерным содеянному и не отвечающим целям и задачам, которые определены уголовным законом.

В связи с чем приговор изменен, исключено применение ст. 73 УК РФ, назначенное судом первой инстанции наказание в виде 2 лет лишения свободы Х. постановлено отбывать реально в исправительной колонии общего режима.

Кроме того, исключено дополнительное наказание в виде ограничения свободы, поскольку оно не мотивировано в приговоре.

Источник: http://www.prokhmao.ru/jurisprudence/57812/

Округ закона
Добавить комментарий