Важно. Как включить в реестр кредитора требования по договору займа

Заем обычный или внутрикорпоративный? | Новости | Линия Права

Важно. Как включить в реестр кредитора требования по договору займа
26 марта 2018 г.ОбзорКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Финансирование деятельности компании ее участниками/акционерами посредством предоставления займов широко используется в рамках венчурных сделок. Впрочем, вопрос организации инвестиций зачастую возникает независимо от типа сделки.

Вместе с тем практика корпоративного и налогового правоприменения не всегда складывается в пользу сторонников заемного финансирования, и это, конечно же, необходимо учитывать при выборе соответствующей формы предоставления денежных средств.

Российское, как и зарубежное, законодательство разделяет понятия обычного и внутрикорпоративного займов. Так, внутрикорпоративный заем отличается от обычного тем, что основной его целью является финансирование деятельности зависимого лица, а не извлечение прибыли в виде процентов.

Несмотря на то что оба вида долговых отношений оформляются одинаково, суд может переквалифицировать обычный заем во внутрикорпоративный, исходя из сущностных свойств отношений кредитора и должника.

Как следствие, при банкротстве должника требования кредитора- участника не подлежат включению в реестр кредиторов. Во многом это схоже с подходом, который достаточно давно распространен за рубежом.

Доктрина Deep Rock[1] в США

В начале XX века в Соединенных Штатах Америки была сформирована доктрина Deep Rock, согласно которой предъявление требований основной корпорации, осуществляющей контроль над дочерней (инструментальной) компанией, при банкротстве последней тождественно предъявлению требований к самой себе. При этом требование кредитора-участника не аннулируется полностью, а лишь понижается в очереди в сравнении с другими.

До недавнего времени судебная практика устойчиво складывалась в пользу кредиторов-участников при банкротстве дочерних компаний, статус кредитора в расчет не принимался. Однако в июле 2017 года Верховный Суд сформулировал позицию[2], согласно которой судом может быть отказано во включении в реестр кредиторов требований кредиторов-участников.

Ниже мы рассмотрим последние, на наш взгляд, отрицательные для кредиторов-участников примеры судебной практики по спорам, основанием для которых послужил тот факт, что конкурсный управляющий должника не согласился с требованиями кредитора, ссылаясь на Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), согласно которому участники должника не могут выступать кредиторами при банкротстве последнего по обязательствам, вытекающим из факта участия, поскольку характер обязательств этих лиц непосредственно связан с их ответственностью за деятельность общества[3].

Спор № 1 – Нетфегазмаш-Технологии vs Юрков[4]

Существо спора

Юрков В.И. (далее – Участник) является участником ООО «Нефтегазмаш-Технологии» (далее –  Общество) с долей участия 50% в уставном капитале; кроме того, до открытия процедуры банкротства Участник также осуществлял функции руководителя Общества.

Между Участником и Обществом были заключены договоры займа. Обществом обязательство по возврату долга не было осуществлено в полном объеме.

Кроме того, между Участником и Обществом были заключены договоры поручительства, согласно которым Участник как поручитель должен был исполнить обязательства Общества перед третьим лицом.

На основании части 1 статьи 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Участник как поручитель полностью исполнил требования кредитора.

В рамках дела о банкротстве Общества Участник обратился в суд с заявлением о включении своих требований по договорам займа и по исполненным им как поручителем обязательств Общества в реестр требований кредиторов.

Решение судов первой, апелляционной и кассационной инстанций

Суды признали правомерным включение требований Участника в реестр требований кредиторов Общества в полном объеме.

В рассматриваемых судебных процессах конкурсный управляющий ссылался на то, что Участник является одним из учредителей должника, что свидетельствует о создании искусственной кредиторской задолженности, однако в обоснование таких доводов доказательств не предоставил. Поэтому суды указывали на то, что сам по себе факт взаимозависимости кредитора и должника не свидетельствует о создании искусственной кредиторской задолженности, а наличие и размер задолженности являются доказанными.

Решение Верховного Суда

Определением Верховного Суда по рассматриваемому вопросу акты нижестоящих судов были отменены и спор был направлен на новое рассмотрение[5].

При рассмотрении спора Верховный Суд принял во внимание довод конкурсного управляющего о том, что свидетельством злоупотребления Участником своими правами и создания искусственной кредиторской задолженности является тот факт, что единственным источником средств, за счет которых осуществлялось кредитование должника и погашение задолженности перед третьим кредитором, являлись денежные средства самого должника, распределенные в качестве прибыли от хозяйственной деятельности Общества.

В обоснование своей позиции Верховный Суд указывает на то, что обязательства, вытекающие из факта участия кредитора в должнике, прямо не перечислены в законодательстве.

Из смысла нормы, содержащейся в абзаце 8 статьи 2 Закона о банкротстве, Верховный Суд делает вывод о том, что независимо от наличия формальной гражданско-правовой природы обязательств в действительности такие обязательства могут быть признаны корпоративными в том числе по причине того, что их возникновение и существование было бы невозможным, если бы кредитор не участвовал в должнике.

«На такого участника подлежит распределению риск банкротства контролируемого им лица, вызванного косвенным влиянием на неэффективное управление последним, посредством запрета в деле о несостоятельности противопоставлять свои требования требованиям иных (независимых) кредиторов», – подчеркивается в Определении Верховного Суда.

Спор № 2 – Волга-Капитал vs Лилу Продакшн[6]

Существо спора

С февраля 2014 года по декабрь 2015 года между материнской компанией – ПАО «Волга Капитал» (далее – Кредитор) – и ее дочерней структурой, ООО «Лилу Продакшн» (далее – Должник), был заключен ряд договоров займа.

В феврале 2015 года общим собранием участников Должника было принято решение об увеличении уставного капитала за счет вклада, который обязался внести Кредитор. В этот же день между Кредитором и Должником было заключено соглашение о зачете взаимных требований. Сумма зачтенных сторонами требований частично покрывала сумму общего долга между Кредитором и Должником.

В январе 2016 года в отношении Должника была открыта процедура банкротства, в рамках которой позже Кредитор заявил о включении своих требований в реестр требований кредиторов. Среди таких требований Кредитора содержались в том числе и те, в отношении которых было заключено соглашение о зачете.

В октябре 2016 года решение общего собрания участников Должника об увеличении уставного капитала посредством зачета взаимных требований с Кредитором было признано недействительным в связи с существенными нарушениями законодательства при проведении собрания.

Решение судов первой, апелляционной и кассационной инстанций

Судами первой, апелляционной и кассационной инстанций требования Кредитора признаны обоснованными в полном объеме и включены в третью очередь в реестре кредиторов.

В обоснование своей позиции суды ссылались на то, что сам факт участия Кредитора в уставном капитале Должника не является достаточным обстоятельством для вывода об отсутствии реальных заемных отношений и о реализации внутрикорпоративных отношений. Также суды указали на реальность исполнения заимодавцем своих обязательств и действительность намерений сторон участвовать в заемных правоотношениях.

Решение Верховного Суда

В своем Определении от 15 февраля 2018 года об отмене актов нижестоящих судов и направлении спора на новое рассмотрение в суд первой инстанции[7] Верховный Суд делает вывод о наличии корпоративного характера обязательств между Кредитором и Должником, подчеркнув, что такой вывод относится исключительно к тем требованиям, которые одновременно включены и в заявление о включении в реестр требований кредиторов, и в соглашение о зачете взаимных требований.

В обоснование позиции Верховный Суд указал на то, что Кредитор не просто выразил свою волю увеличить уставный капитал Должника за счет выданного займа; воля Кредитора была формально реализована. Доля Кредитора в Должнике была увеличена, а значит, предоставляла ему больше прав как участнику Должника, которыми он пользовался.

Верховным Судом было установлено, что, несмотря на признание недействительным решения об увеличении уставного капитала Должника, требования Кредитора в зачтенной части носят корпоративный характер и не могут конкурировать с требованиями независимых кредиторов.

Верховный Суд разъясняет: «Обязательства должника перед своими учредителями (участниками), вытекающие из такого участия (далее – корпоративные обязательства), носят внутренний характер и не могут конкурировать с внешними обязательствами, то есть с обязательствами должника как участника имущественного оборота перед другими участниками оборота. Учредители (участники) должника – юридического лица несут риск отрицательных последствий, связанных с его деятельностью».

Выводы

Будучи одним из самых распространенных инструментов докапитализации, механизм привлечения денежных средств путем займа дочерними компаниями от материнских структур сталкивается с новым толкованием со стороны правоприменителей.

Рассмотренные выше судебные акты представляют собой новый и, вероятно, перспективный тренд судопроизводства, поскольку ранее суды не принимали во внимание сущностные признаки долговых отношений, опираясь исключительно на формальную сторону дела.

С распространением новой судебной практики стороны могут столкнуться с риском переквалификации заемных отношений во внутрикорпоративные. В то же время мы понимаем, что рынок и судебная практика использования рассматриваемого способа финансирования уже сформированы, и новым трендам может быть нелегко изменить существующую парадигму.

Тем не менее в целях минимизации риска невозврата долга от дочерней компании в рамках процедур банкротства мы бы рекомендовали обращать внимание на приведенные ниже аспекты займа, которые влияют на последующий статус кредитора общества:

условия сделки должны быть максимально рыночными, включая срок возврата долга и проценты, выплачиваемые по нему;

также очень важно, чтобы такие условия не остались формальной записью на бумаге и исполнялись сторонами, то есть необходимо иметь доказательства исполнения сторонами обязательств по договору займа (это касается как передачи средств от кредитора к должнику, так и возврата средств в случае, если срок возврата долга уже наступил);

чем выше степень независимости компании от своего кредитора-участника, тем лучше.

Это может выражаться как в непосредственном управлении: руководителями должника и кредитора являются разные лица либо участник – физическое лицо не является единоличным исполнительным органом; так и в степени участия заимодавца в уставном капитале должника:  предоставление займа миноритарием может свидетельствовать об отсутствии корпоративной природы займа (и как следствие – отсутствии факта так называемого «контролируемого» банкротства).

Очевидно, возникает вопрос с конвертируемыми займами, которые, мы надеемся, в ближайшее время будут введены в оборот в российском праве: является ли сам факт этого займа существенным обстоятельством для последующего отнесения таких отношений к корпоративным, нежели заемным? Ответы на этот вопрос нам еще предстоит узнать.

Линия Права будет держать Вас в курсе событий.
 

[1] По наименованию компании Deep Rock Oil Corp. в прецедентном деле Taylor vs Standard Gas and Electric Co. [2] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 6 июля 2017 года по делу № А32-19056/2014. [3] Абзац 2 статьи 8 Закона о банкротстве. [4] Дело № А32-19056/2014. [5] 14 декабря 2017 года суд первой инстанции отказал Участнику во включении его требований в реестр кредиторов должника. [6] Дело № А40-10067/2016. [7] В настоящий момент дата рассмотрения спора судом первой инстанции не назначена.

Источник: http://www.lp.ru/alert_deeprock

Корпоративный заем включили в реестр // ВС смягчил практику субординации требований участников

Важно. Как включить в реестр кредитора требования по договору займа

Вчера экономическая коллегия Верховного суда (ВС) разрешила включить корпоративный заем в реестр банкрота.

Это решение смягчает складывающуюся в последние годы практику ВС, который выводил займы участников за реестр, по сути, оценивая их как требования, вытекающие из участия в капитале компании.

В данном деле на решение ВС могли повлиять условия кредита, выданного Сбербанком должнику. Они были сформулированы так, что иного способа привлечения доступных средств, кроме получения займа от участника, у должника не было.

Сергей Плешков просил включить свои требования в реестр к обанкротившемуся ООО «Анкор-Девелопмент» (дело № А81-7027/2016).

Компания занималась строительством крупного торгового центра «Солнечныйв Новом Уренгое. Сергей Плешков — мажоритарный участник группы компаний «Анкор» (доля 70%), куда входит банкрот.

Общая сумма требований заявителя — почти 685 млн руб. Сумма возникла из договоров займа и новации.

Первая инстанция и кассация Сергею Плешкову отказали. Они обратили внимание на особенности заемных отношений. В частности, заявитель — контролирующее лицо банкрота. Заем был предоставлен под символический процент (0,1%). Договор займа бессрочный, и до начала банкротства Сергей Плешков вернуть деньги не требовал.

Это, по мнению судов, говорит о том, что за заемными отношениями скрывается докапитализация «Анкор-Девелопмент» в обход увеличения капитала. Поэтому права предъявлять требования к банкроту у Сергея Плешкова нет (ст.

2 Закона о банкротстве исключает участников по требованиям, вытекающим из участия, из конкурсных кредиторов).

Апелляция включила часть требований (604 млн руб.) в третью очередь. Суд сослался на кредитные договоры должника и Сбербанка. Условия фактически вынудили «Анкор-Девелопмент» получить заем от участника. Например, все займы, за исключением внутригрупповых, по условиям договора субординировались.

Требования к финансовой устойчивости компании банк установил высокие. Также апелляция учла довод, что увеличить уставный капитал у Сергея Плешкова не получилось из-за корпоративного конфликта с другим участником.

В результате средства, перечисленные на увеличение уставного капитала, пришлось новировать в заем.

В жалобе в ВС Сергей Плешков указывал, что до начала банкротства у него не было оснований требовать возврата денег, так как не было признаков несостоятельности.

Во время заседания в ВС представитель участника Елена Щербинина настаивала, что из-за условий кредитного договора должника с банком единственным способом финансировать строительство стал заем от участника.

Она полагала несправедливым, что банк тоже давал деньги на строительство, то есть участвовал на равных условиях, а теперь возражает против включения требования в реестр. А Сергей Плешков отметил, что у банка была возможность заранее оценить успешность проекта, так как он выдал деньги уже после закладки фундамента, профинансированного участником.

Представитель ООО «НефтеСервис» (правопреемник Сбербанка) Ирина Горбачева не соглашалась, что долг перед Сергеем Плешковым должен выплачиваться на равных с другими кредиторами. Поменять ситуацию не могут жесткие ограничения в кредитном договоре, говорила она. Договорный запрет на субординацию внутрикорпоративных займов не затрагивает субординации при банкротстве.

По ее мнению, о корпоративном характере финансирования говорит владение Сергеем Плешковым 70% доли и недостаточная капитализация общества. При этом под такой низкий процент заем не был бы выдан третьим лицам.

Неуместно говорить о равном положении банка и Сергея Плешкова, полагала Ирина Горбачева. Банк мог рассчитывать только на возврат кредита и на проценты, а участник общества — на выгоды после завершения строительства. Но такой подход удивил судей ВС, ведь и то и другое — формы получения прибыли.

Тройка судей ВС оставила в силе решение апелляции, включившую часть требований Сергея Плешкова в реестр.

Этот вывод важен с точки зрения развития практики по субординации займов контролирующих лиц при банкротстве подконтрольных им компаний.

Ранее ВС в нескольких делах выводил такие требования за реестр, рассматривая их,  по сути, как корпоративные.

То, что в этот раз ВС поддержал бенефициара, говорит о том, что, вероятно, суд склонился к мягкой модели субординации, позволяющей иногда контролирующим лицам оставаться в реестре.

Айнур Шайдуллин, анализируя это дело в своем блоге, склонялся к более жесткому варианту, в сущности, поддерживая позицию банка. Участник несет риск неудачи, поскольку взамен он получает все выигрыши в случае успеха.

А банк в данном случае все же получает фиксированную в договоре прибыль от проекта. Следовательно, надо понижать требования участника.

Нельзя, чтобы участник одновременно контролировал корпорацию и получал прибыль, не неся при этом рисков провала всеми вложенными средствами, независимо от выбора способа финансирования.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/01/29/korporativnyj_zaem_vklyuchili_v_reestr__vs_smyagchil_praktiku_subordinacii_trebovanij_uchastnikov

Что делать, если ваш застройщик банкрот. Инструкция

Важно. Как включить в реестр кредитора требования по договору займа

© Анастасия Кораблева

06 Авг 2019, 03:57

В России проблема обманутых дольщиков стоит весьма остро. По данным на 1 января 2019 года, в России насчитывается 68 субъектов, в которых расположено 898 проблемных новостроек. В реестр обманутых дольщиков включены 38,7 тыс. граждан, и эта цифра растет. Причем Новосибирская область входит в число лидеров по количеству обманутых дольщиков (1467 человек по состоянию на май 2019 г.).

К примеру, «ПТК-30». Для большинства людей это название ничего не значит. Но для тысячи семей новосибирцев оно ассоциируются с переживаниями, с бесконечными судебными заседаниями и давлением банков.

«ПТК-30» — группа компаний застройщиков, которые находятся в процедуре банкротства. Дольщики этих застройщиков остались в ожидании квартир без каких-либо гарантий их получения.

Что делать для того, чтобы не оказаться в такой ситуации?

Всегда нужно держать в голове несколько основных принципов:

— чем ниже цена за квадратный метр, тем выше вероятность попасть на тёмные схемы;

— в идеале вы должны заключить договор долевого участия в строительстве (далее — ДДУ), который обязательно должен быть зарегистрирован в Росреестре (без соответствующей регистрации ДДУ считается незаключенным).

— после ввода объекта в эксплуатацию необходимо потребовать передать квартиру по акту приема-передачи. Акт подписывается дольщиком и застройщиком.

Что делать, если вы все-таки решили пойти на риск (то есть цена за квадратный метр весьма привлекательная, а заключить вам предлагают ряд сделок: например, предварительный ДДУ, договор займа и соглашение об уступке прав требования по ДДУ).

В таком случае необходимо тщательно все взвесить и обратиться за консультацией к юристу. Главное не к юристу застройщика и не к риэлтору. Консультирующий юрист не должен быть заинтересован в заключении сделки и его мнение должно быть независимым.

С 1 июля 2019 года все зарегистрированные ДДУ должны сопровождаться заключением договора счета эскроу.

Это означает, что если вы заключаете ДДУ, то в обязательном порядке должны перечислить денежные средства за квартиру на специальный счет в банк. Застройщик получит их только после ввода объекта в эксплуатацию.

В случае расторжения ДДУ вы получаете деньги обратно (проценты выплаченные банку по ипотеке не возвращаются).

С такой схемой все выглядит надежнее, но как такое решение законодателя будет работать на практике, не совсем ясно ни застройщикам, ни дольщикам, ни даже банкам. В любом случае следует руководствоваться принципами, указанными выше.

Что делать если вы уже оказались в ситуации, когда застройщик находится в процедуре банкротства?

Вам необходимо срочно совершить следующие действия:

Обратиться в течение трёх месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства с заявлением о включении в реестр требований;

— в ДДУ необходимо указывать свои актуальные контактные данные в полном объеме: почтовый адрес, адрес электронной почты и телефонный номер. Поскольку публикации о банкротстве застройщика вы можете пропустить, законодатель обязал арбитражного управляющего уведомлять дольщиков о банкротстве застройщика. Соблюдение этих рекомендаций позволит избежать пропуска срока на обращение с требованиями;

— мы рекомендуем обращаться с требованиями как можно быстрее. Если юридическое лицо не имело официального статуса застройщика, то до признания его таковым применяется общий срок для подачи — 2 месяца;

— требования необходимо направлять назначенному на ведение процедуры банкротства застройщика арбитражному управляющему;

— мы рекомендуем применять комплексный подход: обращаться с требованиями о включении в реестр должника одновременно к арбитражному управляющему и в арбитражный суд.

Сразу просить суд признать должника застройщиком и применить параграф 7 «Банкротство застройщиков» 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Арбитражного управляющего просить ходатайствовать в суд о применении параграфа 7 к банкротству должника.

—  в случаях, когда денежные средства от дольщиков аккумулируют несколько юридических лиц (и они оба находятся в банкротстве) или одно аккумулирует денежные средства, а второе имеет официальный статус застройщика, мы рекомендуем обращаться с указанными выше требованиями к обоим юридическим лицам, с учетом правил, изложенных ниже.

Что делать, когда юридическое лицо формально не подпадает под понятия застройщика, но фактически им является:

— в таких случаях необходимо отдельно доказывать, что юридическое лицо собирало денежные средства граждан для целей строительства. Демонстрировать суду цепочку взаимосвязанных сделок и взаимосвязанность лиц участвующих в сделке. Порядок обращения в таком случае мы рекомендуем сохранять тот же, что и в случае, когда статус застройщика очевиден;

— до применения судом специальных норм процедуры банкротства застройщика, срок для обращения с требованиями о включении в реестр составляет два месяца (общее правило) с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Что делать, когда объект строительства находится в залоге у банка:

В таком случае необходимо собирать доказательную базу с целью подтверждения добросовестности дольщика и недобросовестности действий застройщика. Отстаивать позицию, что негативные последствия ненадлежащего исполнения обязательств должником не могут быть возложены на гражданина.

Если придерживаться правильной тактики доказывания (при наличии необходимых документов), возможно признать залог отсутствующим.

Об этом свидетельствуют положительные примеры из нашей практики — июньские и июльские определения Арбитражного суда Новосибирской области 2019 года по делу А45−2125/2018 о признании права собственности за дольщиками и признании обременения в виде залога отсутствующим, в частности Определение от 20.06.2019.

Особенности избрания требований подлежащих включению в реестр кредиторов/жилых помещений:

Важно определиться с природой требований, которые дольщик собирается просить включить в реестр требований: вернуть денежные средства или требовать передачи жилых помещений.

Мы рекомендуем до последнего сохранять требование о передаче жилых помещений, поскольку есть вероятность, что:

— квартиры будут переданы (если объект достроен);

— объект будет достроен за счет специализированного фонда или за счет средств целевого финансирования, полученного арбитражным управляющим или новым застройщиком, который приобретет права и обязанности застройщика.

В случае невозможности передать объект строительства или достроить объект незавершенного строительства требования автоматически будут изменены на денежные.

Преждевременный переход в денежные требования может повлечь ряд сложностей.

Некоторые суды ссылаются на то, что возможность изменения денежных требований участников строительства на требования о передаче жилых помещений прямо законом не предусмотрена.

Поскольку реестр требований о передаче жилых помещений является частью реестра требований кредиторов, то, включив свои требования в один из них, заявитель уже реализовал свою возможность потребовать от застройщика восстановления нарушенных прав

В случае если суд все-таки удовлетворит заявления об изменении требований из реестра в реестр, суд может сделать вывод, что поскольку срок на включение в реестр жилых помещений истек. В таком случае требования дольщика остаются за реестром и их требования будут удовлетворяться после удовлетворения реестровых требований.

Существует и другая позиция: заявления об исключении из одного реестра удовлетворяются и одновременно признаются обоснованными требования о включении в другой реестр.

Мы рекомендуем взвешенно принимать решение и обращаться за дополнительной консультацией. Однако каждый случай индивидуален и вполне возможно, что остаётся только один выход: пытаться взыскать денежные средства.

Будем рассчитывать, что изменение законодательства заложили основу позитивным изменениям в сфере строительства многоквартирных домов. Однако держим руку на пульсе и не расслабляемся. Поскольку для многих приобретение жилья играет весьма немаловажную роль в жизни и всё ещё остаются те, кто не прочь на этой потребности нажиться.

Юрист ООО «Юcконсалт» Геннадий Лепехин

Управляющий партнер Евгения Бондаренко

07 Янв, 16:54

Тувинское УФСИН отрицает, что его глава избил замначальника колонии из-за рыбы

07 Янв, 16:30

Томские ученые заявили о необходимости новых материалов для освоения Арктики

07 Янв, 14:27

Городской рынок Оби загорелся в Новосибирской области Экс-замглавы новосибирского УФСБ: войска из Афганистана нужно было вывести через год

07 Янв, 05:30

Как работает европейская демократия

Page 3

07 Янв, 16:54

Тувинское УФСИН отрицает, что его глава избил замначальника колонии из-за рыбы

07 Янв, 16:30

Томские ученые заявили о необходимости новых материалов для освоения Арктики

07 Янв, 14:27

Городской рынок Оби загорелся в Новосибирской области Экс-замглавы новосибирского УФСБ: войска из Афганистана нужно было вывести через год

07 Янв, 05:30

Как работает европейская демократия

Page 4

07 Янв, 16:54

Тувинское УФСИН отрицает, что его глава избил замначальника колонии из-за рыбы

07 Янв, 16:30

Томские ученые заявили о необходимости новых материалов для освоения Арктики

07 Янв, 14:27

Городской рынок Оби загорелся в Новосибирской области Экс-замглавы новосибирского УФСБ: войска из Афганистана нужно было вывести через год

07 Янв, 05:30

Как работает европейская демократия

Page 5

07 Янв, 16:54

Тувинское УФСИН отрицает, что его глава избил замначальника колонии из-за рыбы

07 Янв, 16:30

Томские ученые заявили о необходимости новых материалов для освоения Арктики

07 Янв, 14:27

Городской рынок Оби загорелся в Новосибирской области Экс-замглавы новосибирского УФСБ: войска из Афганистана нужно было вывести через год

07 Янв, 05:30

Как работает европейская демократия

Источник: https://tayga.info/148021

Вс рф рассмотрел возможность включения заемных обязательств должника перед его участником в реестр кредиторов

Важно. Как включить в реестр кредитора требования по договору займа

Вопрос о включении или невключении заемных обязательств должника перед собственным участником в реестр кредиторов до сих пор представляет собой определенную сложность.

В соответствии с законодательством о банкротстве участники должника, предъявляющие должнику требования, вытекающие из участия в его уставном капитале, не могут быть отнесены к числу конкурсных кредиторов должника (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 4 февраля 2019 г. № 304-ЭС18-14031).

На практике при необходимости финансирования компании ее собственники не всегда используют механизм увеличения уставного капитала, а вместо этого предоставляют займ, либо используют займ как механизм вывода компании из кризисной финансовой ситуации, не раскрывая этот факт. В случае же банкротства компании требования участников из договоров займа, являющиеся в такой ситуации формально гражданско-правовыми, оказываются конкурирующими с требованиями остальных кредиторов компании-должника.

ВС РФ в последние пару лет была сформирована судебная практика, согласно которой участнику либо иному аффилированному по отношению к должнику лицу при определенных обстоятельствах может быть отказано во включении его требования по договору займа в реестр, в частности, когда заем прикрывал (п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса) корпоративные отношения по увеличению уставного капитала либо когда финансирование предоставлялось в рамках реализации публично нераскрытого плана выхода фактически несостоятельного должника из кризиса при условии, что такой план не удалось реализовать.

Недавно ВС РФ было рассмотрено дело, которое продемонстрировало необходимость учета обстоятельств возникновения заемных отношений между должником и его участником (аффилированным лицом) для целей учета таких требований в реестре кредиторов.

В рамках дела о банкротстве организации физическое лицо обратилось в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требований, представляющих собой задолженность должника перед физическим лицом по договорам займа. Должник входил в группу компаний, мажоритарным участником которой являлся указанное физическое лицо.

Суд первой инстанции во включении требований в реестр отказал, признав эти требования корпоративными. Суд апелляционной инстанции определение суда первой инстанции отменил и включил требования в реестр, но кассация согласилась с судом первой инстанции, что и стало причиной обращения физического лица в ВС РФ.

ВС РФ указал, что при рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между участником (аффилированным лицом) и должником, цели и источники предоставления денежных средств, экономическую целесообразность и необходимость их привлечения путем выдачи займа, дальнейшее движение полученных заемщиком средств и т. п.

В данном случае должник был создан для реализации проекта по строительству и дальнейшей эксплуатации торгового центра. Для привлечения денежных средств на строительство были заключены кредитные договоры с банком, по условиям которых должник должен был согласовывать с банком любое заимствование денежных средств.

Также по условиям кредитных договоров банк обладал всей полнотой информации о финансовом состоянии и корпоративной структуре должника, привлеченных инвестициях, имел право прекратить финансирование либо потребовать досрочного возврата кредита в случае ухудшения экономических показателей.

Таким образом, механизм привлечения средств для строительства торгового центра (получение их от участника должника) не скрывался от независимых кредиторов должника.

Докапитализация должника путем увеличения уставного капитала была невозможна из-за корпоративного конфликта между физическим лицом и вторым участником.

Доказательств выдачи физическим лицом займов с целью компенсации негативных результатов его воздействия на хозяйственную деятельность должника либо сокрытия кризисной ситуации от кредиторов, транзитного характера перечислений с целью создания искусственной задолженности, представлено не было.

Также ВС РФ отметил, что из установленных по делу обстоятельств следует, что банк изначально имел намерение финансировать строительство объекта совместно с должником, являясь по сути соинвестором.

Более того, в дальнейшем между банком и участниками должника велись переговоры о приобретении банком долей в уставном капитале должника в счет задолженности по кредитным договорам.

Таким образом, фактически банк рассматривал участников должника как своих партнеров по строительству.

Кроме того, в кредитных договорах с банком содержалось условие о том, что требования участников должника перед банком не субординируются, то есть требования участников должника не понижаются в очередности перед требованиями банка.

С учетом указанных обстоятельств ВС РФ признал, что заявленные требования физического лица не могут быть признаны корпоративными и подлежат включению в реестр требований кредиторов.

Источник: https://www.garant.ru/news/1263460/

Округ закона
Добавить комментарий