Вымогают деньги по расписке, как поступить в этой ситуации?

Новый вид мошенничества грозит проблемами почти каждому россиянину

Вымогают деньги по расписке, как поступить в этой ситуации?

Москвичка Валентина Ивановна на днях дома зашла на сайт госуслуг, чтобы проверить, нет ли у нее неоплаченных штрафов ГИБДД. Штрафов не было, зато был долг по уплате госпошлины в 4075 рублей в пользу налоговой инспекции № 13 города Каменск-Шахтинского Ростовской области. Валентина Ивановна никогда не была в этом городе и долгов там у нее точно быть не могло. Пришлось разбираться.

“Оказалось, что некий гражданин Туниян В.Ю. написал заявление о вынесении судебного приказа о взыскании долга по расписке, якобы написанной мной. По информации из судебного участка, долг у меня перед незнакомцем составляет 465 000 рублей.

Вынесение судебного приказа подразумевает рассмотрение дела без вызова сторон и в упрощенном порядке. Мне удалось узнать в судебном участке № 3 Донецкого района Ростовской области, что в реквизитах должника по исполнительному листу в части взыскания госпошлины указаны именно мои паспортные данные.

Не соответствует действительности лишь адрес регистрации. Я живу и прописана в Москве на улице Немчинова, а в судебных документах значится, что я прописана в городе Донецке Ростовской области на проспекте Мира, дом 74, квартира 13.

Но я там никогда прописана не была, да и в городе Донецке никогда не бывала”, – написала в редакцию “Российской газеты” Валентина Ивановна и попросила нашей помощи.

Новая дерзкая афера в Донецке реально опасна для рядовых граждан. Объясним почему: мошенник каким-то образом получает данные паспорта незнакомого человека и приносит в суд заявление с просьбой вынести судебный приказ и поддельную расписку, что ему должны деньги.

Проверять, настоящая ли расписка, в суде не будут. Просьба о судебном приказе означает, что, собственно, никакого суда не будет. Стороны, соответственно, также не извещают.

Поэтому о том, что человек кому-то должен на другом конце страны, пострадавший даже не узнает, пока с его счетов не исчезнут деньги.

Готовый судебный приказ заявитель сам относит в банки, чтобы те посмотрели, нет ли у них счета этого липового должника и спокойно, не ставя хозяина счета в известность, списали деньги и отдали их мошеннику. Когда человек увидит пропажу средств или что деньги стали уходить с того же пенсионного счета, будет поздно.

Как защитить сделку с недвижимостью от мошенников

В нашем случае с Валентиной Ивановной, когда она на сайте донецкого мирового суда нашла сообщение о “своем” судебном приказе, оказалось, что все сроки для обжалования судебного приказа, естественно, вышли. Сейчас Валентина Ивановна с помощью редакции написала в судебный участок № 3 незнакомого для нее города заявление с просьбой восстановить сроки для обжалования такого решения.

Московская полиция приняла у Валентины Ивановны заявление о мошенничестве. Счетов с такой суммой, которую мошеннику “присудили” донецкие судьи, у женщины нет. Но в крупные банки заявление все же отправили. То есть в нашем случае мошенник банально не успел украсть деньги. Но это случайность и счастливое стечение обстоятельств. Скорее всего, москвичка не первая жертва такой аферы.

Редакция попросила о помощи коллег – журналистов городской газеты “Донецкий рабочий”. Мы хотели узнать, кто проживает по адресу, по которому мошенник “прописал” Валентину Ивановну: Донецк, проспект Мира, дом 74, квартира 13. А еще мы попросили коллег попробовать найти “кредитора” москвички гражданина Тунияна В.Ю.

Оказалось, что дом 74 на проспекте Мира в Донецке есть. Корреспондент “Донецкого рабочего” Наталья Ковалева даже живет по соседству и рассказывает, что дом снесли еще семь лет назад и там никто не может проживать или быть зарегистрированным. Интересно, в суде небольшого города об этом никто не знал, вынося решение по “должнику”?

Мошенникам для обмана граждан уже даже не нужен оригинал или копия паспорта. Марина Волосевич

Этот случай – яркая иллюстрация, что, имея на руках просто данные паспорта законопослушного гражданина, мошенник может получить его деньги тихо, быстро и в любом конце страны. Валентина Ивановна живет в Москве, и она не теряла паспорт и не передавала его никому. Но это по большому счету и не нужно.

Ведь сейчас паспортные данные у граждан требуют и получают все, кто может, – сотрудники банков, поликлиник, вокзалов и аэропортов, коммунальщики, социальные работники, продавцы, оформляя карты на скидки… список тех, кто имеет и может поделиться нашими паспортными данными, можно продолжать до бесконечности.

Конкретно

1. Мошенник добывает или получает даже не копию, а просто данные паспорта гражданина.

2. На другом конце страны идет в мировой суд с липовой распиской о долге ему, с паспортными данными должника. Вопросов ему о должнике и его прописке, судя по нашему случаю, не зададут.

3. Мошенник просит не суда с обязательными повестками и уведомлением сторон, а только судебного приказа. Этот документ изготавливается на месте мировым судьей, и “должник” об этом не узнает.

В Москве аферисты вымогают деньги, представляясь сотрудниками суда

4. Получив на руки законное решение суда, обманщик идет в банки, к приставам и просит забрать деньги у “должника”. Если должник – клиент банка (а отделения крупных банков есть по всей стране), то со счета просто списывается сумма “долга”. Если счетов нет, приставы по той же бумаге заберут деньги с пенсии, пособий, счета мобильного телефона, в общем, везде, где смогут найти.

5. Как пропали деньги, банк может сообщить клиенту, если у него подключена соответствующая функция на телефоне. А если нет – деньги просто исчезнут. Ответственности банка, которому клиент доверил деньги, нет. Банк поверил решению суда. Тем более что оно – настоящее.

6. Полиция узнает об обмане поздно, когда ни деньги вернуть, ни мошенника найти, скорее всего, не получится.

Источник: https://rg.ru/2019/06/20/novyj-vid-moshennichestva-grozit-problemami-pochti-kazhdomu-rossiianinu.html

Меня шантажируют после ДТП

Вымогают деньги по расписке, как поступить в этой ситуации?

Водитель зацепил бампером пешехода на зебре. От небольшого удара человек упал. Участники происшествия стали разбираться. Водитель автомобиля начал вызывать скорую и ДПС. Однако потерпевший встал, сказал, что нога не сильно повреждена, и предложил решить все полюбовно без ДПС. Машина повреждена не была.

Мы поехали в травмпункт. Потерпевший сказал врачу, что подвернул ногу. Сделали осмотр, рентген. Диагноз — вывих сустава и небольшая трещина. Поставили гипс. Врач сказал, что ничего страшного — через 10 дней уже будете бегать. Дали ему больничный.

После этого потерпевший и водитель написали расписку в двух экземплярах. В ней написано: пострадавший претензий не имеет и просит моральную компенсацию в размере 50 000 рублей. В расписке не указано, что произошло. Он получил деньги, в чем и расписался. Все мирно разошлись, все довольны.

Через несколько дней звонит родственник потерпевшего и просит от его лица еще 210 000 рублей. Угрожает судом. Говорит, что денег мало, дали подачку и так далее. Утверждает, что потерпевший не работает из-за травмы, ему за квартиру съемную платить надо. Он — рабочий-нелегал из Челябинска.

Что стоит предпринять? Какого специалиста подключать? Какие есть риски?

Анонимно

Если коротко — с учетом того, как все оформлено по документам, нарушений с вашей стороны формально нет, оснований для взыскания дополнительных денег тоже будет не так просто найти. Но риски все же есть и их нужно иметь в виду.

Сложно рассуждать о виновности или невиновности людей в ДТП, не глядя в документы — например, в те же самые европротоколы или расписку, как в вашем случае.

Разберемся, как нужно было бы поступить по закону, что получилось у вас и какие могут быть последствия.

Это не универсальная инструкция для всех случаев с неоформленными ДТП, отказом от медицинской помощи и решением вопросов с возмещением ущерба на месте. В других ситуациях события могут развиваться и по другому сценарию.

В принципе закон не запрещает участникам ДТП решать вопросы возмещения ущерба без участия ГИБДД и страховой компании. Правила дорожного движения разрешают водителям не сообщать о ДТП в полицию и оставить место ДТП, если оформят его по европротоколу.

Если не выполнить эти требования — ситуацию признают оставлением места ДТП. За такое могут лишить водительских прав на срок от года до полутора лет или поместить под административный арест на срок до 15 суток. Также за оставление места ДТП при наличии пострадавших могут привлечь к уголовной ответственности.

При этом в законе нет оговорок, что при отказе пострадавшего от медицинской помощи можно не вызывать ГИБДД и не оформлять документы.

Даже если упавший человек говорит, что с ним все в порядке, но водитель знает, что было столкновение с его автомобилем, — положено вызывать ГИБДД.

Оставление места ДТП до вызова сотрудников полиции или оформления европротокола — это нарушение, за которое накажут по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Вот несколько дел из судебной практики, когда отказ пешехода от медицинской помощи и вызова ГИБДД не помог водителю избежать ответственности за оставление места ДТП:

  1. Водитель наехал на пешехода, но тот отказался от врачей и вызова ГИБДД. Водитель убедился, что к нему никто не имеет претензий, и уехал, а потом его лишили прав на год.
  2. Девушка на велосипеде упала рядом с машиной. От помощи отказалась, доказательств, что она получила травму именно из-за столкновения с машиной, не было. Велосипедистка и водитель разъехались. Пострадавшая пошла домой, а потом оказалось, что она была в шоке и не заметила травму руки. Водителя лишили прав за оставление места ДТП и не приняли во внимание тот факт, что к нему никто не имел претензий, а связь травмы и столкновения не доказана. Для квалификации нарушения по ч. 2 ст. 12.27 КоАП достаточно того, что водитель уехал.
  3. Произошло ДТП с участием водителя и пешехода. При этом пешеход сказал, что чувствует себя хорошо, помощь ему не нужна, ГИБДД вызывать тоже не стоит. И даже написал расписку, что не имеет к водителю претензий. А потом сам пошел в больницу фиксировать повреждения. Водитель узнал об этом и сразу приехал в ГИБДД, то есть он не прятался. Но все равно остался без прав на год, потому что с места ДТП уезжать нельзя.

Во всех этих историях пострадавшие хоть и позже, но на каком-то этапе заявили о факте ДТП. То есть суд посчитал, что само происшествие было, это доказано.

В истории с наездом на зебре и распиской факт ДТП не зафиксирован, а при осмотре в больнице пострадавший не упомянул о причине травмы.

Но другим водителям стоит иметь в виду чужой опыт, чтобы как минимум не остаться без прав на долгий срок.

Как правило, сотрудники ГИБДД изучают место ДТП, под протокол опрашивают всех участников, свидетелей, изучают показания видеорегистраторов и камер видеонаблюдения, если они есть. И уже после этого делают выводы о наличии вины водителя.

Закон в этом случае защищает интересы всех участников дорожного движения. Если человек сам бросается под колеса проезжающих авто с целью получить компенсацию, и это удастся доказать — потерпевшим его не признают, и на выплаты он может не рассчитывать.

Также потерпевшим не признают человека, который получил травму не в результате ДТП, а в другом месте. Нет причинно-следственной связи между столкновением с автомобилем и травмой — нет права требовать компенсацию.

Как экономить, меньше тратить и больше зарабатыватьРассказываем в нашей бесплатной рассылке. Подпишитесь, чтобы получать на почту лучшие статьи дважды в неделю

На пешеходном переходе случилось некое происшествие, в результате которого пешеход упал. При этом событие необязательно являлось ДТП: машина могла стоять, у пешехода могла закружиться голова, он мог подвернуть ногу на зебре. И так случилось, что рядом оказался автомобиль с неравнодушным водителем. Автовладелец решил вызвать полицию и скорую помощь, но пешеход отказался.

Причины отказа неизвестны. По закону они не должны волновать водителя, его обязанность в случае ДТП — вызвать ГИБДД, даже если пешеход говорит, что с ним все в порядке. Но в этой истории пешеход согласился на помощь, но как будто не из-за автомобиля, а из-за дискомфорта в ноге.

Он ничего не говорил про ДТП, не обвинял водителя в травме и не сообщил врачам, что произошел контакт с транспортным средством.

Водитель отвез пострадавшего в травмпункт, поскольку полагал, что может требоваться врачебное вмешательство. В травмпункте пострадавший сказал врачу, что подвернул ногу, ничего не упомянув про ДТП и его связь с травмой. Водитель точно не знает, было ли это так на самом деле, но оснований не доверять пешеходу у него не было.

При этом водитель вроде бы не мешал пешеходу сообщать врачам о дополнительных обстоятельствах получения травмы — например, о том, что он столкнулся с бампером автомобиля.

Медработники при поступлении человека с травмой всегда заполняют сигнальный листок, где со слов пострадавшего записывают обстоятельства получения телесных повреждений.

Сам водитель, вероятно, ни медиком, ни автоэкспертом не является. Оценить, в результате чего была получена травма, он не может. Если пострадавший сам утверждает, что подвернул ногу — возможно, так и было. В конце концов, ему виднее.

А если пострадавший водителя виновником своей травмы не считает, на вызове полиции не настаивает, а говорит, что ногу подвернул сам — формально это событие не считается ДТП, потому что автомобиль в нем не участвовал. А если нет ДТП, то нет и оснований для выполнения требований, предусмотренных пунктами 2.6 и 2.6.1 ПДД.

Пострадавший попросил моральную компенсацию, которую на месте и получил. Но о том, что это компенсация за травму, полученную в ДТП, он нигде не упоминает.

Все это не означает, что водителю вообще ничего не грозит. При оставлении места ДТП суд должен установить вину и умысел водителя. Для доказательства могут принять любые обстоятельства и факты, в том числе показания свидетелей.

Теоретически человек, который подвернул ногу на пешеходном переходе, может получить дополнительную компенсацию. Если кто-то причинил вред, он должен его возместить. Но потребовать их и получить выплату — это не одно и то же.

Возмещать материальный и моральный вред нужно в том случае, если есть вина. Иногда моральный вред возмещают даже при отсутствии вины, но все равно нужна причинно-следственная связь между управлением автомобилем и вредом пешеходу.

Если бы документы были оформлены правильно, как при ДТП, пешеход мог бы получить компенсацию от страховой компании. А для водителя повысился бы коэффициент при оплате полиса ОСАГО. Моральный вред, утраченный заработок и наем жилья страховая возмещать не будет. Эти суммы водитель должен платить из своего кармана.

Если пешеход решит пойти в суд, придется сослаться на расписку, по которой он уже получил 50 тысяч рублей в счет компенсации.

При таких травмах компенсация через суд может оказаться даже меньше и водителю больше ничего не придется платить.

Но такой гарантии нет, поэтому на всякий случай стоит учитывать даже самый неблагоприятный сценарий: что пешеход докажет факт ДТП и наличие связи со своими травмами, суд установит вину водителя и насчитает большую сумму компенсации.

Мы уже рассказывали о таких случаях в статьях «Продала подержанную машину, а теперь покупатель требует деньги на ремонт» и «Купили квартиру, а продавец передумал и требует доплаты».

С точки зрения закона такие действия можно квалифицировать как вымогательство. Определения шантажа в уголовном кодексе нет. Это не отдельное преступление, а способ совершить какое-то нарушение.

В тех статьях, где он упоминается, имеется в виду вид принуждения к каким-то действиям, но именно под угрозой — например, распространения каких-то сведений или разглашения тайны.

Когда речь идет о возмещении вреда при ДТП, это не совсем такой случай: если потерпевший требует что-то для защиты своих прав и угрожает судом, это не шантаж и даже не вымогательство.

Вот что можно посоветовать в этой ситуации.

Общаться только письменно. Предложите пострадавшему и его представителям составить письменную претензию, а в ответ на угрозы судом стоит ответить, что это будет самое правильное решение.

Пусть пешеход отправит претензию и водителю, и в страховую компанию. На самом деле никакого смысла обращаться по полису ОСАГО уже нет, но отказ страхователя в выплате поможет пешеходу убедиться в том, что у него почти нет шансов на компенсацию, потому что случай не оформлен как ДТП.

В письменных ответах стоит ссылаться на законы. Возможно, для этого лучше подключить юриста или адвоката. Уверенность в своей правоте и юридическая грамотность отпугнут мошенников, которые рассчитывают на легкую наживу.

Выбрать тактику защиты и подготовиться к суду. Не видя обоснований доводов пострадавшего, говорить о судебных перспективах сложно. Но обычно до судов такие истории доходят редко.

Если дело все же дойдет до судебного разбирательства — нужно будет смотреть, какие требования будут в иске, какие доводы будут приводиться и как будут обосновываться заявленные требования. Это станет понятно из письменных претензий пешехода.

На всякий случай стоит проконсультироваться с автоюристом с опытом в таких делах. Это поможет сориентироваться и учесть судебную практику в вашем регионе.

Подключать каких-либо специалистов для конкретных действий на этапе звонков и угроз преждевременно. Не всегда такие слова перерастают в реальные иски и требования.

Запомните:

  1. Для пострадавшего в ДТП самый надежный способ получения компенсации — оформить все по закону. То есть ждать ГИБДД, сообщить врачу о причинах травмы, требовать компенсацию от страховой компании и собирать доказательства ущерба для суда. Договоренность с водителем на месте может привести к тому, что даже сам факт ДТП будет сложно доказать. Хотя многое зависит от формулировок в расписке, но в этой истории они не в пользу пешехода.
  2. Для водителя оформление всех дорожно-транспортных происшествий без участия ГИБДД не всегда выгодно. Если задеть пешехода на зебре и причинить ему легкий вред, скорее всего это будет грозить штрафом. Чтобы уменьшить риски, нужно сделать все по правилам и найти максимум смягчающих обстоятельств. Еще повысится коэффициент при покупке полиса ОСАГО. Но если отдать деньги без вызова ГИБДД и уехать, вероятность потерять права будет гораздо выше, а потом придется решать вопросы с вымогательством и угрозами.
  3. Не торопитесь платить сразу в подобных случаях. Конкретно в этой ситуации уже поздно привлекать страховую компанию, но вообще вред здоровью могла бы оплатить она. Если дело дошло до требований дополнительных выплат и есть риск, что водителю все же придется отвечать, предложите пострадавшему взыскать предполагаемый ущерб через суд. Скорее всего административной ответственности здесь уже не будет, а размер компенсации может оказаться меньше, чем требует пешеход. Если он вообще сможет ее получить.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/kompensatsia-dtp/

Верховный суд объяснил важность расписки в личных долгах

Вымогают деньги по расписке, как поступить в этой ситуации?

Верховный суд РФ пересмотрел итоги судебного разбирательства двух человек о возврате денег. Тема, когда один гражданин дает взаймы другому определенную денежную сумму, а потом возникают проблемы с ее возвратом, стара, как мир. Об этом даже была придумана поговорка про то, что берешь чужие деньги на время, а отдаешь – свои и навсегда.

Несмотря на видимую простоту ситуации, далеко не все знают, какие законы действуют при невозврате долга и какие нормы регулируют законный способ решения проблемы.

Пересмотр этого дела показал, что в таком, внешне простом, вопросе могут путаться даже суды.

Дело, которое дошло до Верховного суда РФ, на первый взгляд, действительно было самым банальным. Один гражданин дал другому, точнее – другой – взаймы.

Условия займа были оговорены в расписке, как и проценты. Поначалу возврат сумм по договору шел регулярно, потом застопорился. В итоге заимодавец обратился в суд с просьбой взыскать в принудительном порядке долг по договору займа и проценты за пользование чужими деньгами.

В Госдуме предложили облегчить должникам правила выезда из России

Но заявителю районный, а вслед за ним и суд апелляционной инстанции – отказали. Расстроенный истец дошел до Верховного суда. Тот встал на сторону обиженного гражданина.

Вот что в этом деле увидели местные суды.

Единственным подтверждением денежных взаимоотношений истца и ответчика оказались две расписки. Их в подтверждение своих слов о наличии займа и его условий гражданин и принес в суд.

Расписки были похожи. Судя по тексту, гражданин ссудил знакомой 200 тысяч рублей под 4 процента в месяц на неопределенное время.

Отдавать проценты гражданка обязалась двадцатого числа каждого месяца наличными, а остальную сумму пообещала вернуть по первому же требованию.

Первая расписка была датирована весной, а спустя полгода женщина дала еще одну расписку на сто тысяч рублей под те же условия.

Когда районный суд отказал заимодавцу, он заявил, что никакого договора займа между сторонами заключено не было.

А расписки, которые есть в деле, не подтверждают факт получения денег именно у истца, так как его фамилии в расписке нет. Как нет и никаких данных, что гражданка должна вернуть деньги именно заявителю.

Верховный суд РФ, перечитав дело с отказами местных судов, с ними не согласился и признал уже принятые решения ошибочными. И дал разъяснения по таким спорным случаям, которые нередко доходят до суда.

Со счетов должников банки изъяли средства и перевели их приставам

Вот как рассудил этот спор Верховный суд РФ. Сначала он напомнил, что в соответствии с 807 статьей Гражданского кодекса по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи. А заемщик со своей стороны обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму или равное количество вещей такого же рода и качества.

Договор займа между гражданами считается заключенным с момента передачи денег или вещей.

По статьям 161 и 808 Гражданского кодекса РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

А если заимодавцем окажется юридическое лицо, то письменный договор заключается в любом случае и независимо от суммы.

В законе сказано дословно следующее – подтверждением договора займа и его условий может быть расписка заемщика или “иной документ, удостоверяющий передачу заимодавцем определенной суммы”.

Таким образом, делает вывод из всего вышесказанного Верховный суд, для квалификации отношений между гражданами как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижения между сторонами соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги.

Статья 160 Гражданского кодекса РФ говорит, что сделка в письменной форме может быть совершена “путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку”.

Спецкор “РГ” поучаствовала в рейде по отключению света у должников

В следующей статье того же Гражданского кодекса, в 162-й, уточняется, что нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны в случае возникновения спора права сослаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из всего сказанного Верховный суд РФ делает вывод – передача денег конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

А еще Верховный суд напомнил, что при рассмотрении нашего спора ответчица вообще-то хотела заключить мировое соглашение. И, судя по материалам дела, фактически не соглашалась только с начисленными ей процентами.

Обязанность доказывать, что факта заключения договора займа не было, лежит на том, кому деньги дали

По мнению Верховного суда, это важное обстоятельство.

И оно имело существенное значение для разбора правоотношений сторон. Но местные суды в нарушение закона (198-я статья Гражданского кодекса) никакой оценки этих обстоятельств в своих решениях вообще не дали.

Но это было не единственное важное упущение. А еще, подчеркнул Верховный суд РФ, местные суды не учли, что есть 408-я статья Гражданского кодекса. Там сказано следующее: нахождение у заимодавца расписки подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если он не сможет суду доказать обратное.

По мнению Верховного суда, ссылка местных судов на то, что истец пришел к ним фактически с пустыми руками и не принес им в суд никаких доказательств займа кроме расписок, несостоятельна.

Высший суд напомнил и своим коллегам, и гражданам очень существенную вещь.

А именно – обязанность доказывать, что факта заключения договора займа с конкретным гражданином не было, в подобных спорах между гражданами лежит на том, кому деньги дали, а не на том, кто их ссуживал.

Верховный суд разъяснил тем, кто дает взаймы, и тем, кто берет деньги, что расписка – самое важное доказательство. Depositphotos.com

Источник: https://rg.ru/2016/12/13/verhovnyj-sud-obiasnil-vazhnost-raspiski-v-lichnyh-dolgah.html

Друг попросил меня обналичить 500 000 рублей

Вымогают деньги по расписке, как поступить в этой ситуации?

Не знаю, как лучше поступить в сложившейся ситуации. Хороший друг попросил помочь своему знакомому.

Сказал: «Люди не могут получить зарплату, оформи карту, мы на нее переведем зарплату, и потом ты ее снимешь наличными». Заверил, что ничего противозаконного нет.

Мне на счет поступила сумма около 500 тысяч рублей. Меня заверили, что все под контролем, но банк потребовал от меня документы по ФЗ № 115-ФЗ.

Потом мы сделали документ, по которому друг мне якобы давал эти 500 тысяч в долг на машину, но в банк его так и не отнесли. Тут я поняла, что что-то не так. Затем знакомый друга исчез, а я осталась одна с банком, его вопросами и распиской, по которой якобы была должна огромную сумму.

После этого ко мне приезжали неизвестные, угрожали, вымогали деньги. Есть доказательства в виде ых сообщений, что вины моей нет: документ хоть и заверен нотариусом, но денег я не видела. Есть запись разговора с вымогателями, которые потом тоже исчезли. Друг уверял, что все законно. Его, видимо, тоже подставили.

Вопросы у меня такие:

  1. Денег я не видела, меня ввели в заблуждение. Как можно признать документ о выдаче средств недействительным?
  2. Стоит ли нести в банк расписку о долге, чтобы с меня сняли ограничения?
  3. Может, вы знаете, во сколько мне обойдется судебное разбирательство? Хотела бы с этого знакомого, который кинул и друга, и меня, получить возмещение ущерба за угрозы, обман, шантаж и моральный ущерб: мне нельзя нервничать по диагнозу врача.

Надеюсь на вашу помощь. Живу совсем одна, подписана на вас, больше обратиться не к кому. Спасибо.

С уважением,
А.

Вас пытаются сделать соучастником преступления по статье 174 УК РФ об отмывании денежных средств. Люди, которые перечислили на ваш счет деньги, скорее всего, занимаются обналичиванием денег, добытых незаконным путем. Подробно про обнальщиков и эту схему я уже рассказывал в статье «Мне предложили обналичивать деньги».

Если вы попали в ситуацию, когда деньги уже у вас на счету и банк их заблокировал, лучше всего поступить следующим образом:

  1. Обратитесь к адвокату, расскажите ему обо всей ситуации, ознакомьте с документами — если они у вас на руках. Подробнее про адвоката мы писали в статье «Только в присутствии адвоката».
  2. Обратитесь в правоохранительные органы с заявлением о том, что вас ввели в заблуждение и использовали ваш банковский счет для проведения операций с деньгами, о происхождении которых вы ничего не знаете.

Проблема в том, что вы и сами не знаете, откуда эти деньги.

Налог на доходы физических лиц в РФ — 13% от суммы дохода. Расписку, что деньги получены в долг, вы банку не представили. Поэтому, с точки зрения налоговой службы, поступившие деньги — это ваш доход, подлежащий налогообложению. Сумма налога к уплате — 13% от 500 тысяч, то есть 65 тысяч рублей. Не думаю, что такую сумму вы готовы внести в бюджет за счет собственных средств.

Но речь сейчас идет даже не об уплате вами налогов, а о том, как вам самой не стать обвиняемой по уголовному делу.

Вы уже обращались в банк с просьбой о выдаче денежных средств наличными. Этот документ уже существует. Можно, конечно, обратиться с запросом о его аннулировании. Но попытка снятия денег уже была. Отмена заявки на обналичивание денег со счета в вашей ситуации ничего не изменит.

Нести в банк расписку о долге я не советую: такие действия могут быть истолкованы как соучастие.

Разбираемся, с каких переводов на карту нужно платить налог, чем грозит поручительство по чужому кредиту и в каких случаях надо подавать налоговую декларацию

Сушить сухари пока не нужно. Ситуация серьезная, но не безнадежная.

Да, действительно, на ваш счет поступили деньги, происхождение которых вы не можете объяснить. Но вы, судя по письму, не представляли подложных расписок в банк, не пытались ввести его в заблуждение.

Какого-либо дохода в результате совершения этой финансовой операции вы не получили.

Угрозы в ваш адрес и имеющиеся у вас видеозаписи — тоже в вашу пользу: они подтверждают, что вы не соучастник.

Но тем не менее все детали лучше обсудить с адвокатом. Тут важна каждая мелочь.

Можно и не обращаться. Есть вероятность, что никого, кроме банка, эти деньги не заинтересуют. Но может быть и по-другому: преступление, в результате которого были получены эти деньги, раскроют, отследят всю цепочку получателей и придут к вам.

И самый первый вопрос, который вам зададут, будет такой: если вы понимали, что все это незаконно, почему не сообщили куда следует?

Тут нужно смотреть сам текст расписки: не видя его, сложно говорить о возможных последствиях.

Посмотрите, упоминается ли там перечисление денег на ваш банковский счет, дата перечисления, ваши реквизиты, реквизиты отправителя. Хорошо, если такие упоминания есть: деньги «кредитора» вы не потратили, они на счету в банке и с вашей стороны нет никаких препятствий для их возврата.

Если есть препятствия со стороны банка, пусть «кредитор» решает вопросы с банком самостоятельно. О необоснованном обогащении и взыскании с вас каких-либо неустоек речи идти не должно: деньги заблокированы банком, не по вашей инициативе, использовать их в личных целях вы не можете.

Говорить о взыскании со знакомого вашего друга за моральный ущерб пока еще рано, но в перспективе это возможно. По фактам угроз и шантажа вы можете написать заявление в правоохранительные органы, приложив к ним имеющиеся у вас записи.

Мои выводы такие:

  1. Никогда не подписывайте никаких долговых расписок, если фактически не берете деньги. Велика вероятность того, что с вас эти деньги взыщут в суде.
  2. Нет ничего более личного, чем банковский счет. И пускать туда посторонних, даже очень хороших знакомых, не стоит.
  3. По закону владелец счета отвечает за все, что с ним происходит.
  4. Если к вам поступили деньги, происхождение которых вам неизвестно, — обращайтесь в правоохранительные органы.
  5. Перед обращением в правоохранительные органы проконсультируйтесь с адвокатом.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, вкладах, счетах или семейном бюджете, пишите: ask@tinkoff.ru. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/drug-poprosil/

В долговой тюрьме

Вымогают деньги по расписке, как поступить в этой ситуации?

Записал
Юрий ГРИГОРЬЕВ.

должен сидеть человек, не собирающийся возвращать своему кредитору деньги. Только в наше время именно последний все чаще оказывается на… скамье подсудимых. Почему?

Присяжный поверенный адвокат Леонид Алексеевич ОЛОВЯНИШНИКОВ – человек редкий, а профессионал и вовсе штучный. Слушать его речь в ходе судебного процесса – истинное удовольствие: убедителен, в меру эмоционален и раскрепощен. Как хороший актер на сцене… Последний раз мы провели в беседе с ним несколько часов.

Перечитав все записанное, я подумал: “Пусть-ка Оловянишников сам и говорит”. Потом предложил ему открыть на страницах газеты новую рубрику под названием “Записки адвоката”. Единственное, что сделал корреспондент, – это поделил монолог на кусочки и придумал очевидные подзаголовки.

Чтобы глаз “зацепился”, и ты, уважаемый читатель, не прошел мимо этих строчек. Крайне редко, замечу, соглашаются столичные адвокаты такого уровня на откровенный разговор.

Оловянишников согласился и предложил для начала поговорить, ссылаясь на конкретные примеры из судебной практики, о проблеме, связанной с долговыми обязательствами. Представляем слово адвокату.

– Объясню простую ситуацию: в последние годы в судах очень часто рассматриваются дела о вымогательстве. Зачастую на скамье подсудимых оказываются люди, которые либо сами являлись кредиторами, либо истребовали долги по просьбе своих знакомых, друзей, родственников. Цель у подобного рода подсудимых была одна – вернуть долг. Почему же они попали в зал заседаний суда да еще в качестве ответчика?

На мой взгляд, проблема этих людей кроется не в сегодняшнем дне и связана не только с уголовным производством. Она гораздо шире, затрагивает интересы даже тех граждан, которые, возможно, не знают, что такое Уголовный кодекс или уголовный процесс.

Клиенты задают мне вопрос: могу ли я как адвокат, естественно, законным путем и при наличии у кредитора долговой расписки, получить деньги у должника? В этой связи частенько привожу им один старый адвокатский анекдот, когда на прием к юристу пришел посетитель. Вот их диалог:

Клиент: – Господин адвокат, имею ли я право?..

Адвокат: – Имеете.

Клиент: – Подождите, вы меня еще не выслушали! Так, имею ли я право?..

Адвокат: – Я же сказал вам, что имеете…

Клиент: – Точно?

Адвокат: – Точно!

Клиент: – Ну, а могу ли я тогда?..

Адвокат: – Нет, не можете!

Итак, вернемся к вопросу. На него я отвечаю следующим образом: если вам, уважаемый, при наличии долговой расписки необходимо получить благоприятное для себя решение суда, то вы его получите.

А вот сами деньги – навряд ли. Естественно, в том случае, если ваш должник не обладает каким-то зарезервированным имуществом: квартирой, машиной, дачей, записанными на его имя.

То есть тем имуществом, которое, как мы говорим, можно описать.

А должник сегодня пошел весьма хваткий, просчитывает каждый свой шаг. У него даже стиральная машина значится за любимой тещей. В доме ничего, кроме галстука и пиджака. В подобной ситуации судебные исполнители поднимают руки вверх, говорят: “Будем следить, когда у должника появится хоть какое-либо имущество”. Сами понимаете, такая “слежка”, как правило, заканчивается ничем.

Если раньше считалось делом чести вернуть долг, то теперь преобладает противоположная тенденция.

Более того, стоит только кредитору намекнуть своему должнику в устной форме, что у него “могут возникнуть проблемы”, как злодей тут же бежит в полицию с заявлением: у меня вымогают деньги! Спустя некоторое время возбуждается уголовное дело по статье несчастный кредитор Уголовного кодекса о вымогательстве и в лучшем случае от отделывается нервотрепкой и солидными денежными затратами, связанными с судебным делопроизводством, а в худшем – тюрьмой.

Таким образом, люди становятся беззащитными не только от должника, но и от самой Системы, своего же государства.

Уверен, если бы сейчас мы неожиданно вернулись к прежней форме собственности, когда невозможен ее передел, исчезла бы и необходимость существования статьи в Уголовном кодексе о вымогательстве.

Разумеется, я не призываю к изменению нынешней формы собственности, говорю только, на чем она базируется. Если считается, что существующая более перспективна, то давайте эту форму собственности обеспечивать во всех ее проявлениях.

Не только привлекая людей, ставших по той или иной причине кредиторами негодяев, к ответственности за вымогательство… своих же денег, но и вводить в стране институт реальной защиты самого кредитора. Подобная защита на сегодняшний день в Эстонии отсутствует. Попробую на конкретных примерах из судебной практики доказать это.

Сто тысяч долларов – на ветер

Речь пойдет об уголовном деле столичного бизнесмена Николая Стрижевского (фамилия мной изменена), имевшего неосторожность под расписку одолжить сто тысяч долларов одному из своих знакомых.

Когда же он в очередной раз попробовал востребовать долг, намекнув должнику о “возможных для него неприятностях” в случае невозвращения денег, тот без тени смущения обратился в полицию.

На допросе Стрижевский не отрицал, что в сердцах высказал мысль о “неприятностях”, объяснил следователю всю ситуацию. Однако уголовное дело дошло до суда, по решению которого…

кредитор был осужден по двум статьям Уголовного кодекса – 142 (вымогательство) и 188 (самоуправство) и наказан лишением свободы сроком на полтора года. К счастью, суд второй инстанции, а затем и Государственный суд, оправдали моего подзащитного, несмотря на протест прокурора.

Не буду вдаваться в подробности этого уголовного дела, отмечу лишь его последствия: господин Стрижевский так своих денег и не вернул, и по моим данным, был даже весьма обрадован, что в результате не угодил за решетку.

Дело Бориса Малиновского

Процесс получился громким. Многие средства массовой информации назвали его судом над отечественной мафией.

А суть дела оказалась весьма проста, хотя бы в отношении эпизода, касающегося так называемого потерпевшего Николая Матвеева, который одолжил у Эстонского социального банка крупную сумму денег, а погашение долга отложил до лучших времен. Разумеется, для самого себя.

В свою очередь банк, испытывавший финансовые трудности, передал полномочия востребовать деньги с должника фирме “Ноттон”, руководителем которой как раз и являлся Борис Малиновский. На то был составлен соответствующий договор между Эстсоциалбанком и “Ноттоном”.

Казалось бы, чего проще: одолжил деньги – верни их в срок, но Николай Матвеев решил поступить иначе. Он попытался использовать ситуацию с банкротством банка в собственных интересах. С этой целью “бизнесмен” написал заявление в полицию, в котором указал, будто бы у него вымогают деньги люди из фирмы Малиновского. Таким образом и возникла пресловутая 142-я статья.

Три с лишним года длился этот процесс, и почти все это время подсудимые находились в следственном изоляторе. До тех пор, пока суд не признал, что “требования, выдвинутые Матвееву, объективны и могли быть рассчитаны на сумму, указанную в материалах дела”.

Как и в предыдущей истории, должник так и не вернул кредитору долг, тем более сам банк, о котором шла речь, успешно обанкротился. И нет теперь никому дела ни до его обнищавших вкладчиков, ни до разбогатевших по волею случая должников. Правда, последние, как показывает время, в проигрыше не остаются.

Вынужденный угон

Дело моего подзащитного – гражданина Грузии Анзора Сулаквелидзе (имя и фамилия изменены) – рассматривалось в Таллиннском городском суде три года тому назад. Суть его в кратком изложении такова: Сулаквелидзе приобрел на столичном автомобильном рынке машину. Впоследствии транспортное средство оказалось ворованным.

Приехав к его бывшему владельцу, мой клиент предложил: “Забирай машину, а деньги возвращай!” На мой взгляд, было выдвинуто вполне логичное требование. Однако владелец не спешил расставаться с деньгами.

Тогда темпераментный кавказец “экспроприировал” личную машину рыночного торговца и со словами: “Вернешь деньги – получишь свою тачку”, – уехал в неизвестном направлении.

Как это ни странно, уголовное дело Анзора Сулаквелидзе прошло три судебные инстанции.

Таллиннский горсуд на основании статьи 141 (разбой) Уголовного кодекса республики приговорил вынужденного злоумышленника к шести годам лишения свободы. И только суд второй инстанции отменил столь необоснованно строгий приговор, сославшись на то, что Сулаквелидзе действовал “с целью обеспечения возврата долга”.

Высший судебный орган оставил данное решение без изменений, признав, правда, в действиях подсудимого наличие состава преступления по статье 188 Уголовного кодекса, речь в которой идет о самоуправстве.

Таким образом, Государственный суд в очередной раз признал кредитора, а Сулаквелидзе в данной истории являлся именно таковым, необоснованно осужденным. Тем не менее, воз и ныне там…

В долгах и… в безопасности

Последнее дело, о котором сегодня пойдет речь, находится в стадии поступления в суд. Наталья П. обвиняется в мошенничестве, возникшем на базе квартирных сделок. Подозреваемая брала у потерпевших огромные суммы денег в долг, обещая предоставить им соответствующую жилплощадь. Когда же факт мошенничества стал очевидным для всех, Наталья П.

обратилась в правоохранительные органы с заявлением на… кредиторов, якобы вымогавших у нее деньги. Данным документом она по существу обеспечила свою собственную безопасность. Парадокс опять-таки заключается в следующем: на скамье подсудимых могут оказаться законопослушные граждане, а не отпетые мошенники.

Какой же выход из данного правового тупика на сегодняшний день реален? Утверждаю и уверен, что со мной согласится подавляющее большинство коллег-юристов: пока в стране отсутствует институт долговой тюрьмы, до тех пор будут возникать проблемы, о которых я сегодня достаточно много говорил. Без наложения дополнительных обязательств на должника со стороны государства сейчас не обойтись.

В противном случае мы будем продолжать плодить бессмысленную преступность, а не претворять в жизнь законы, защищающие прежде всего кредитора.

Может же государство наказывать человека, отказывающегося выплачивать алименты своему ребенку. Так почему таким образом оно не может поступить и с должником? В новом законе только следует записать: “В случае злостного уклонения лица от выплаты долга, оно подлежит такой-то ответственности”. Что же еще проще?

Рискну предположить, что с принятием закона и “вымогателей” у нас станет гораздо меньше, а должники, если таковые еще останутся, будут подметать улицы в городе. Выходя на “прогулку” из долговой тюрьмы…

Фото Александра ПРИСТАЛОВА.

Источник: http://www.moles.ee/99/Oct/22/4-1.html

Округ закона
Добавить комментарий